1 декабря 2017 года нашей эры, III тысячелетие: Пополнения в Триумфальном Зале : Указы. Поздравляем госпожу Тису Поднебесную и госпожу Пожирательницу печенек с присвоением звания Воин Ордена!      Обратите внимание! β-Цитадель вместе с Каминным Залом перехала на ordenknights.ru. Просьба ко всем рыцарям и гостям Ордена: смените Короткие Переходы на Цитадель в своих Замках!
 
Главная Башня   
Триумфальный Зал   
Геральдический Зал   
Тронный Зал   
Библиотека   
Хранилище Преданий   •   
Созвездие Баллад   •   
Хранилище Манускриптов   •   
Хранилище Свитков   •   
Книга Заговоров   •   
Игры творцов   •   
Легенда   •   
Магия Пера   •   
 
Турнирный Зал   
Гобелены   
Трапезный Зал   
Артефактная   
Зал Мелодий   
Мастерские   
Кельи   
Кулуары   
Каминный Зал   
Гостевой Зал   
Альфа-Цитадель   
Личный Замок Магистра ISNik-а
Личный Замок Тайного Советника, Хозяйки Цитадели, Smoky - Прибрежные Валуны
Волшебная Частица Цитадели Ордена рыцарей ВнеЗемелья. Хранится в Тронном Зале. Дается в руки всем желающим. Обращаться бережно!
 
Гид Цитадели


 
Дипломатия Ордена

Лунная Радуга
Интернет-магазин ВнеЗемелья "Оберон"
Музей раритетных сайтов

 
Партнеры ВнеЗемелья

Купить отечественную и зарубежную фантастику: книги и аудиокниги, DVD и видео, игры и софт, музыку... Приобретая товары на Ozon.ru, Вы тем самым оказываете содействие проекту "ВнеЗемелье" как Участнику Партнерской программы этого интернет-магазина.
 
Библиотека   Хранилище Преданий   Лотадан (Бутон), Академик Творчества, Поэт-Лирик

Миражи.
на основе миниатюр Дуэли Пера N 24

Сказ про врата райские да голову умную.

Помню, была в нашей губернии деревенька одна. Хорошая деревня была, зажиточная. Мужики, все как один богатыри были, а бабы – красавицы, таких еще поискать надо. Хорошо жили, дружно, правильно. Называлась та деревенька, "Убогово". И неспроста.

Была у тамошних жителей тайна одна. Каждый год среди весны, сразу после Пасхи, выходили они всей деревней на луг, да в небо смотрели. И вот, как солнце к закату клонится, открывались им прямо в небе Врата Райские, как будто сам Господь Бог владения свои показывал. Показывал леса чудесные с плодами диковинными, дворцы свои белокаменные. И было это так прекрасно, что глаз не отвести. Говорят, люди в той деревни потому так хорошо и жили, что хватало им благодати Божией на весь год, да еще и другим передавали.

Кто знает, может, они так бы и поживали до сих пор в "Убогово", да прослышал про это чудо ученый один из самого града стольного. Приехал в деревню да начал народ упрашивать. Хотелось ему хотя бы одним глазком на диво тамошнее взглянуть. Долго отпирались люди, не хотели гостю секрет показывать. Да, видно, настойчивый ученый попался.

И вот, как всегда весной пошли люди на луг заветный, ну и гостя с собой взяли.
Не подвел Господь, открыл Врата свои. Посмотрел на это ученый муж, подумал немного, да и говорит людям:
– Это у вас, – говорит, – редкое явление – мираж называется. Реки воздушные таким образом стекаются, что отражение парка царского вам и кажут.

Посмеялись люди сначала, еще бы не посмеяться, да потом поверили. Ученый все-таки, из столицы приехал. А тот записи сделал да и укатил восвояси. Все бы хорошо, да жизнь в деревне с тех пор разладилась. Мужики выпивать стали – а чего еще делать? Благодати-то никакой нет, мираж один. Бабы по печам разбежались. Так постепенно от деревеньки той почти ничего не осталось, название одно – "Убогово".

Скажете, ученый виноват?
Служба у него такая, миражи изучать.

© Лотадан (Бутон). Apr 30 2010


Миражи.

Глубокий вздох, я закрываю глаза, давая полную свободу пальцам. Тяжелая темнота душного зала вдруг исчезает. Надо мною простирается бесконечная глубина южного ночного неба. Один за другим вспыхивают крошечные огоньки звезд. Торжественно, как и подобает ночной царице, далеко из-за океана, восходит луна. Где же это я сейчас? Юг Франции, Бразилия, один из тропических островов, по большому счету это не имеет значения.

А вот и ты. Кто ты? Я даже не знаю твоего имени. Имена, зачем нам имена? Как и многое другое здесь, они бессильны. У тебя голубое платье, босые ноги легко ступают по горящему в лунном свете мягкому песку. Вот ты подходишь ко мне, ставишь недопитый бокал мартини на стойку бара. Наверное, ты что-то говоришь мне, но я не разбираю слов, ибо выражение твоих глаз сказало мне гораздо больше, чем любая, самая прекрасная поэма, написанная одним из великих мастеров прошлого.

Что они могут знать о нас эти мастера? Вот мы танцуем, нежно, едва касаясь друг друга, прислушиваемся к вечному дыханию прибрежных волн. Наш танец прост, как сами эти волны, прост, как ветер, овевающий наши волосы, как свет луны, указывающий путь куда-то ужасно далеко, к самому горизонту. Мы танцуем, постепенно растворяясь в шепоте звезд, во времени.

Картина меняется. И вот я уже вижу себя стоящим на небольшой, залитой солнечными лучами полянке. Вокруг дышит прозрачной свежестью березовая роща. Подобно яркому ковру вся поляна покрыта цветами. Красные, голубые, желтые, они будто тоже сияют, отвечая своими улыбками породившему их светилу. Я опускаюсь на колени, желая поближе рассмотреть каждый из этих маленьких солнц.

Тут же мои глаза замечают движение. Это сотни хрупких, как летний сон, фей, весело играющих, перепрыгивая с лепестка на лепесток. Мне кажется, я даже слышу их песенку – легкий, беззаботный мотивчик. Он знаком мне, как и все здесь, знаком с детства, с той поры, когда во всем мире было так много цветов и фей.
Детство, как и тот безымянный вечер, подошел к концу. Мне пора просыпаться, тем более, что я уже слышу у себя за спиной тяжелые шаги хозяина бара.

– Ты прекрасно играешь, парень, – говорит он мне, как всегда кладя на мое плечо тяжелую руку. От него несет выпивкой и еще бог знает чем, – но всем нам иногда надо заниматься делом, второй столик просит "Мурку".
Кивнув, я извлекаю из памяти незамысловатый мотивчик. Он прав, этот толстяк – ведь у каждого свои миражи.

© Лотадан (Бутон). May 22 2010


Борис и Гора.

Стояла в давние времена на земле гора не слишком высокая, но и не слишком низкая. Волшебная гора была. Обладала она способностью – судьбы человеческие предсказывать. Тот, кому удавалось добраться до ее вершины, мог в утренний час миражи видеть. В миражах как раз будущее его и отражалось. Если предначертано, к примеру, страной править – видел человек владения свои будущие. Воину гора показывала сражения, фермеру – поля, мудрецу – книги. Многие пытались на гору забраться, но труден был путь к вершине. В основном это были молодые, еще не нашедшие свою дорогу, отпрыски семей живущих в округе, но даже у них, сильных и ловких, не всегда получалось достичь вершины.

Вот как-то раз проезжал в тех краях царевич один. Славный такой царевич, богатый, красивый, Борисом звали. Говорили люди – отец его знатный правитель был и свои земли, как водится, сыну передать обещал. Услышал Борис про гору волшебную, и захотелось ему судьбу свою увидеть. Будет ли при нем царство процветать или же к войне готовиться надо. Оставил Борис свой отряд и на гору полез. Долго карабкался он по острым скалам, долго по узким тропам пробирался пока, наконец, не достиг вершины горной.

Стоит Борис на горе, да вдаль смотрит. Вот уж солнце совсем поднялось, день начинается, а никакого миража еще не видно. Стоял, стоял – нет ничего. Решил тогда на следующее утро еще подняться. Спустился Борис с горы, поспал немного, да и опять ввысь полез. И снова ничего не увидел. Обидно царевичу стало.
"Как же так", – думает, – "всем гора судьбу показывает, и только мне миража не достается".

Решил тогда Борис карабкаться на гору до тех пор, пока судьбу свою не увидит. Так и пошло – каждый день влезал он на вершину, каждое утро на восход смотрел, но ни башен замковых, ни полей ратных не видел Борис. Так прошел месяц, затем и год. Вот уже и отряд разбежался, сколько же можно ждать, пока барин по горам лазает. Да и сам царевич так увлекся своим ежедневным занятием, что позабыл даже про наследство отцовское, а вскоре и вообще все забыли, что он царевичем был.

Сколько лет прошло, то мне не ведомо. Ходил Борис на гору, пока ноги его носили, а когда не смог уже подниматься – смастерил хижину прямо возле вершины, да и жил там.
Сидит он как-то утром, рассветом любуется. Подходит к нему сзади мальчик – сын пастуха, и спрашивает:
– Скажи-ка, дедушка, правда ли гора судьбу показывает или вранье это все?
Посмотрел Борис на пастушка, перевел взгляд на горизонт, улыбнулся:
– Правда, показывает.

© Лотадан (Бутон). May 28 2010


Дождь и игра.

Пять часов вечера. Начавшийся еще утром дождь не думает прекращаться. Множество маленьких капель каждую секунду разбивается о крышу. Если представить, что каждая из них живое существо со своими дождливыми и не очень мыслями, а, может быть, даже мечтами (почему бы капле не мечтать), тогда шум, сопровождающий меня в моем сегодняшнем безделье, это не что иное, как крики продолжающегося вот уже несколько часов массового самоубийства капель.

Ну, да, такое вот у меня сегодня настроение. Горящий на столе монитор ноутбука привычно отображает неяркую страницу браузерной игры. Вот уже не первый год я пытаюсь убить время, попутно уничтожая очередного моба. Кто-то скажет: "зачем тратить себя на такое бессмысленное занятие? Зачем бросать столько сил и драгоценных часов на прохождение очередного уровня и прокачку персонажа? Это ведь все картинки, игра, мираж. Почему не жить реальной жизнью?"

Миражи, но что мы знаем о миражах? Слышал не так давно, ученые выяснили, что видимая глазом картинка на 80% формируется не от отражения света, а от работы мозга. Получается, что большая часть того, что мы привыкли называть реальностью, на самом деле создана внутри нас. Как мир выглядит на самом деле, и есть ли она вообще, эта реальность – большой вопрос.

Движением курсора вывожу на экран список контактов. Их так много – больше пяти десятков. Ники сопровождаются яркими аватарами. Некоторые картинки пустые, не у всех есть лицо даже в этом мире. Одни сейчас в сети, других не было уже несколько лет. Их так много, но неужели все они – мои друзья? Неужели кого-то из них я любил, по кому-то скучал, кем-то восхищался? В действительности я не знаю никого из этих людей. И они не знают меня. Дружба, так же как любовь и ненависть, есть лишь миражи, придуманные нами, потому что так надо и без них нельзя.

Мы все живем среди этих миражей. Включая TV утром, открывая газету, мы с жадностью пожираем очередной придуманный кем-то мираж. Так, раз за разом, они складываются, образуя тот самый мир, игру со своими правилами, законами, тот самый один на всех и в то же время разный для каждого, великий мираж жизни.
Капли продолжают умирать, я выключаю комп, не забыв проверить безопасность своего персонажа.
Двенадцатый час, пора поиграть в реал.

© Лотадан (Бутон). May 16 2010


Маленький полет.

Стояло ясное весеннее утро. Солнце, не так давно проснувшееся после зимней дремы, легко пробивалось сквозь нежную дымку перистых облачков, окрашивая дом на холме яркими, почти летними красками.
– Ну что, полетишь со мной миражи ловить? – спросил хозяин дома, маленький худой человечек в смешном колпаке и тяжелых роговых очках, когда мы, позавтракав, вышли во двор.

Я согласно кивнул. Будучи уже наслышан о его ремесле, я все же с трудом понимал, что это за миражи и как их можно ловить.
Обрадовавшись моему согласию, человечек извлек из своего кармана тяжелый, покрытый ржавчиной ключ и, открыв им примыкающий к дому сарай, скрылся в его темных недрах. Появившись через какое-то время, он с гордостью выкатил на растущую перед домом зеленую лужайку на вид совсем новенький – как будто только что с фабрики – самый настоящий тандемный велокрыл. На первый взгляд велокрыл напоминал привычный всем велосипед, но были и отличия, главным из которых, конечно, являлись крылья – дорогие, изготовленные из орлиных перьев.

– Наконец-то, будет, кому помочь, – готовя велокрыл к вылету, проговорил карлик, – после отъезда женушки тяжело стало. Раньше мы вдвоем летали, она машину держала, а я миражи ловил.
После того как крылья были расправлены, и я занял место на втором сидении, на свет из прикрепленного к рулю велокрыла сундучка показались главные инструменты ловца миражей. Белый, сияющий в солнечных лучах сачок и такого же цвета почти непрозрачная клетка.

Полет показался мне сказкой. Легко вращая педали и глядя сквозь линзы специальных очков, я с изумлением наблюдал за множеством разноцветных бабочек, весело порхающих вокруг нас. Мой напарник терпеливо объяснял, что эти бабочки представляют собой не воплотившиеся мечты людей, ждущие здесь своей минуты. Но эти яркие образы не интересовали ловца, он искал миражи.
Дело в том, что если мечта пребывает в этом месте слишком долго, она начинает тускнеть, превращаясь в мираж. Находя среди буйства красок такую посеревшую от долгого ожидания бабочку, он отлавливал ее одним движением сачка прямо в полете, после чего мираж сам собой перемещался в клетку.

Охота продолжалась несколько часов, а вечером, сидя на лавочке возле дома, мы с трепетом следили за тем, как обновленные, промытые свежей росой мечты покидают свое временное убежище, устремляясь в тихое вечернее небо.
– Как думаешь? Они воплотятся? – спросил я его, когда последняя бабочка скрылась за горизонтом.
– Не знаю – почему-то очень грустно ответил карлик.
А затем мы пошли пить чай.

© Лотадан (Бутон). Apr 14 2010


Тетрадь.
I место в Битве за Гобелен N 3

19.07.2221 года
Начинаю новую тетрадь хорошей новостью. Спустя почти год после аварии корабль, наконец, почти отремонтирован. На это ушло много сил и слишком много времени, но? кажется, теперь я снова смогу летать.

21.07.2221 года
Вчера ушла Юля. Пишу это без всякого сожаления. В ее записке все точно и понятно. Ей нужен друг, мужчина, любовник, а не провонявший ракетным топливом уставший пилот нелетающего звездолета. Возможно, я мог бы возразить, успокоить ее, сказать, что с починкой двигателя все изменится, все пойдет на лад, появятся заказы и ее единственный друг, мужчина и любовник, набрав третью световую скорость, унесется на дальний край галактики. Да, наверное, это ее бы успокоило.

22.07.2221 года
Тишина в доме, тишина в душе, тишина на сердце. Да я прямо поэт! Никогда не замечал за собой этой склонности. Должно быть, вести делают свое дело. Корабль почти готов. Осталось проверить некоторые детали и можно лететь, уходя от суеты этого мира в бесконечные глубины космоса. Нет, определенно пора начинать писать стихи, но сначала уладить проблемы и взять заказ.
Юля не звонила...

25.07.2221 года
Душно. Три дня прошли в бесконечном хождении по конторам в поисках хоть какой-то работы. "Ты хороший парень, но не летал целый год, все места заняты". Куда катится эта Планета? Если опытный пилот со своим, пусть не новым, но вполне летающим кораблем, не может найти ни одного заказа. Душно. Я почти не сплю, прекрасно понимая, что синяки под глазами не добавляют мне шансов.

26.07.2221 года
Работы все еще нет. Эту запись можно было бы и не делать, но я привык записывать сны. Да, сон вернулся. Должно быть, это была просто нервная перегрузка: вся эта беготня, жара, Юля. Как бы то ни было, я спал. Я видел остров, пальмы. Кажется, пальмы, и море – не до конца уверен. Это было странное море, совсем не такое, как здесь, на Земле. Серебристая прозрачная вода, отсутствие прибоя. Я бывал на планетах, орбиты вокруг которых не заняты крупными спутниками. На пляжи заглядывать не доводилось, но, думаю, такую картину там встретить можно. Помнится, остров во сне был небольшой, вполне приятный островок, округлый, зеленый. Был ли я там один? Скорее нет, чем да, но людей не помню. Юля часто упрекала меня за слишком серьезное отношение к подобным снам, но я привык их записывать.

01.08.2221 года
Кажется, есть заказ. Не знаю, правда, хорошая ли это новость. Впервые в моей практике потенциальный клиент связался со мной не через контору. Молодой женский голос без изображения назвал мое имя и предложил встретиться в соседней закусочной. Прекрасно понимаю, что это значит. В лучшем случае контрабанда, в худшем... Много хороших парней пропало без вести после таких вот звонков. Скорей всего, полет будет вслепую. Лететь по известным лишь бортовому компьютеру координатам занятие не из приятных. А что будет в конце – никому не известно. Даже пиратам иногда надо пополнять свой флот – захват кораблей в таких случаях дело обычное. Но я, наверно, приду на встречу, что-то мне подсказывает – другого пути уже нет.

02.08.2221 года
Итак, встреча состоялась, все прошло, как я и ожидал. Людное кафе, столик в углу. Высокая женщина в длинных, почти полностью скрывающих фигуру темно-синих одеждах, роскошные русые волосы, непроницаемые темные очки, лицо и цвет кожи вроде человеческие, хотя здесь могу ошибаться: света в кафе не хватало. Она представилась как Лана, но могла назваться любым другим именем. Разговор получился коротким: полет вслепую, примерная продолжительность сорок суток, оплата обычная. Единственный раз я заставил ее улыбнуться, когда спросил о грузе. "Грузом буду я", – как ни в чем не бывало, ответила Лана. Придется почистить пассажирскую каюту. Понятное дело – я согласился, иначе, зачем было встречаться?! Вылет назначили через три дня.
Симпатичные бывают сирены.

03.08.2221 года
Сегодня звонил Дену, ответила его жена. Официальная версия – болен, не официальная – как всегда. Ну, что же, обойдемся без механика. Может, оно и к лучшему, я даже рад. Зачем тащить на возможную гибель кого-то еще. С кораблем я вполне справлюсь и в одиночку. Вот я опять рассуждаю о гибели, прежде такого не было. Последний предполетный осмотр закончен, с диспетчером проблем не возникло. Точную сумму писать не буду, она не так велика, как кажется некоторым чиновникам. Выпустят.

04.08.2221 года
Мой последний день на Земле. С самого утра бродил по городу. Чувствовал себя, как единственная песчинка на дне большого бассейна. Говорят, такое бывает, когда летаешь слишком долго. Возвращается пилот, и оказывается, что связь с миром разорвана. У других это проходит, иногда быстро, иногда чуть дольше. А я так и остался той самой песчинкой, попавшей в другую Вселенную. Пока Юля не ушла, было легче, а, может, это только казалось, что было легче.
Я шел по городу, наблюдая за тем, как меняющие свой цвет в зависимости от времени суток стены домов становились все ярче. Город готовился к вечеру. В одном из дворов я вдруг остановился – не знаю, случайно или нет, я оказался у Юлиного дома. Решив зайти, поднялся на тридцатый этаж, более того, даже позвонил в дверь. А что было бы, окажись она дома? Нет, мне пора перестать задавать себе этот вопрос. Дома ее не было, а, значит, путь только один.

05.08.2221 года
Наконец-то, как в старые времена, сидя в удобном кресле капитанской каюты, капитан корабля № 33796Z делает очередную запись в своем дневнике. Старт прошел успешно, после чего экипаж в единственном лице, как подобает, приветствовал своего единственного пассажира. Лана выглядела точно так же, как и при нашей первой встрече, и, не проронив на этот раз ни единого слова, удалилась в свою каюту. Интересно, увидимся ли мы еще, ведь устройство корабля данного типа допускает почти полностью автономное проживание в пассажирской каюте. Было бы обидно упустить шанс послушать свою сирену.

07.08.2221 года
Третий день полета. Плавный, чуть слышный гул двигателя, на обзорном мониторе нежная, почти небесная голубизна гиперпространства. Я люблю смотреть в это "небо". Оно ласкает, манит, шепчет что-то на своем языке. Известно, что мало кто, кроме пилотов, знает истинный цвет сверхсветового измерения. Смешно сказать: в больших круизных лайнерах на мониторах почти всех пассажирских кают крутят виды звездного неба, якобы это привычней для восприятия. А мне кажется, если бы дать людям увидеть реальную картину: все эти волшебные переливы световых волн; тоны эфира, служащего, как считают многие, основанием самой вселенной. Возможно, тогда людям удалось бы глубже понять окружающий их мир. Но кто меня будет слушать?

Ах, да, хочу написать про свою пассажирку. Мои опасения не оправдались. Из своей каюты она все-таки вышла. Вообще-то, я не давал ей разрешения подниматься на мостик, но вот она сейчас рядом, в штурманском кресле. На ней какое-то абсолютно не подходящее к окружению легкое белое платье. Волосы, как и прежде, распущены, очков нет. Я все же ошибся тогда, в кафе. Несмотря на внешнюю схожесть с нашей расой, она, очевидно – не человек. Ее выдают глаза. Черные, однотонные, они напоминают глаза грейманов – странной человекоподобной расы, представители которой, как считается, первыми вышли на контакт с землянами. Нет, она не грейман – большеголовый карлик с огромными, пялющимися во все стороны глазами. Я, конечно, не биолог, но, на мой взгляд, подобные твари не могут состоять даже в очень дальнем родстве с сидящим за моей спиной совершенством. Она смотрит на монитор, а я смотрю на нее и пишу эти строки. Плавно, еле слышно гудит двигатель, заканчивается третий день полета.

10.08.2221 года
Вечер шестого дня. Время в космосе течет по-другому, если бы не запрограммированная по земным суткам смена освещения, сейчас вполне могло бы быть и утро. Слышал, некоторые мои коллеги – такие же, как я, любители одиночных полетов – иногда специально отключают эту систему, считая, что тем самым они обретают свободу, отрезая себя от обычного течения времени. Может, они и правы. Вспоминается книга Томаса Манна "Волшебная гора", надо будет найти ее в корабельной библиотеке. Сейчас на Земле мало тех, кто интересуется древней литературой, однако мне удалось собрать неплохую коллекцию. К сожалению, нынешние люди слишком часто смотрят вперед. Новые горизонты, миры, цивилизации – того и гляди, мы совсем утратим свою культуру. В упомянутом мной романе главный герой – обычный человек с обычными взглядами вдруг оказывается в неком замкнутом мире, где все, включая время, течет по своим законам. Постепенно этот мир меняет и его. Конечно, это не космический полет, но аналогия имеется.

За предыдущие три дня на корабле не произошло почти ничего, о чем можно было бы написать. Я все также провожу большую часть времени на мостике. Наблюдение за приборами не имеет особого смысла, но чем еще заниматься капитану, если движение его звездолета давно и полностью определено параметрами, неизвестными никому, кроме компьютера и, может быть, пассажирке маршрута. Иногда ко мне присоединяется Лана, вот только смотрит она не на приборы. Возможно, мне это кажется, но ее взгляд таких же черных, как межзвездное пространство далекого космоса, глаз со странным постоянством направлен в мою сторону. Иногда он пугает меня. Этот взгляд... есть в нем что-то тяжелое, отчасти даже враждебное, но, вспыхивая на короткий миг, страх быстро отступает, освобождая место чувству необычной близости. Я все чаще думаю о ней. Нет, думаю ни как о женщине. Это трудно объяснить... она становится как бы частью меня самого.
Хватит, пора спать.

15.08.2221 года
Тринадцатый день полета.
Вопросы, вопросы, вопросы. Это становится все не выносимее. Еще недавно я был счастлив. Впервые (если не считать нашей встречи на Земле) Лана заговорила со мной три дня назад и, с тех пор, начались вопросы. Со стороны это, наверное, напоминает допрос. Она спрашивает обо всех событиях моей жизни. Детство, учеба в космофлоте, наши отношения с Юлей... Ее интересует каждый день, каждое мгновение моей жизни, только это не самое страшное. Каждый раз, отвечая на очередной вопрос, я каким-то необъяснимым образом вновь, минута за минутой, переживаю описываемый мною момент. Это похоже на беспорядочную нарезку какого-то фильма со мной в главной роли. Мне кажется, проходит не один год, прежде чем "допрос" заканчивается, хотя на самом деле все занимает не больше часа.
Когда закончить и начать новый "допрос" решает она. Сопротивляться этим потокам образов выше моих сил. Я пытаюсь расслабиться, подчиняясь звучащему, как кажется, из глубины моей собственной памяти, голосу Ланы. Это опустошает, сводит с ума. Когда все заканчивается, она просто уходит, заставляя меня ждать ее возвращения. Неужели все это правда?
Вопросы, вопросы, вопросы.

22.08.2221 года
Не видел Лану четыре дня. "Допрос", как я называл происходящее со мной неделю назад, закончился также резко, как и начинался. Читая свою предыдущую запись, с трудом могу поверить, что все это действительно было. Как объяснить подобное и надо ли пытаться – не знаю. Единственное, что я сейчас чувствую – пустоту. Даже эти строки даются с трудом. Заставляя меня переживать вновь прошлое, Лана, как мне сейчас кажется, давала что-то взамен. А, может, все намного проще, наверное, нет у моей пассажирки никаких сверх способностей. Возможно, она обычная женщина с черными глазами, роскошным телом и вполне нормальным для подобных особ любопытством. Что если она здесь ни причем, если это мой разум играет со мной такую шутку? Злая шутка разума?

27.08.2221 года
Наконец, я знаю все. Она сама рассказала мне. Я должен написать это здесь. Но начну я по порядку. Вчера Лана опять появилась на мостике. На этот раз никаких вопросов. Даже не садясь в кресло, она подошла сзади и положила руку мне на плечо, чего прежде никогда не случалось. Я впервые так близко ощутил тепло ее тела. Сколько это длилось – не помню, не могу сказать. Затем она ушла, а вечером появилась опять в моей каюте. Я мог бы написать, что мы провели ночь вместе, как это делают в подобных случаях некоторые авторы. Вот только случай был не подобный. То, что я испытал этой ночью, не имеет совсем ничего общего с обычными телесными ощущениями. Сейчас мне трудно сформулировать, что это было. Возможно, здесь подошло бы слово "счастье" в его первоначальном понимании. Когда я проснулся, ее, как и положено, не было рядом. Мы встретились позже, на мостике, и вот тогда она рассказала мне все.

Она назвала себя представителем расы, название которой трудно произнести на языке Земли, но перевести его можно как – Первые. Это древняя, неизвестная большинству цивилизаций раса, сумела ближе всех постичь основные законы Вселенной. И вот недавно их ученые выяснили, что вскоре, как она выразилась, "в нескольких оборотах времени" Вселенную ждет очередная перезагрузка, в результате которой многим существующим на данный момент цивилизациям угрожает опасность полного уничтожения. Зная, что предотвратить это невозможно, Первые решили создать некий "Ноев ковчег", собрать вместе представителей всех самых развитых культур. Как я попал в этот список, она не объяснила, зато предложила выбор: либо я последую за ней, то есть, мы продолжим свой путь, после чего мне придется провести остаток жизни в специально подготовленном Первыми "убежище"; либо меня отпустят. В этом случае я могу хоть сейчас развернуть корабль.

Моя память о произошедшем будет стерта. Вместо этого я получу стандартные воспоминания об обычном полете. Ну, и награду, конечно. Насчет того, сколько времени мне придется прожить в "убежище", она выразилась весьма неопределенно, сказав лишь, что жизнь будет продлена. Я еще поинтересовался, почему они не могли ограничиться образцами ДНК, чтобы потом просто воссоздать все интересующие их виды? На что последовал вполне четкий ответ: "Можно воссоздать тело и разум, но есть еще и Душа – с нею все сложнее". По поводу прошлой ночи Лана не сказала ничего. Когда я попытался узнать, что же это было, она попросила не спрашивать ее больше.
Итак, у меня есть выбор. А есть ли он у меня?

09.09.2221 года
Тридцать восьмой день полета.
Время ставить точку. Да, действительно, сегодня случилось то, о чем я думал последние тринадцать дней. Сегодня я дал согласие. Почему я не сделал этого раньше? В глубине души все было ясно сразу. Еще до старта, я знал, что данный полет – последний. И все же я сказал только сегодня. Мое согласие она приняла спокойно, наверное, тоже знала, что так и будет. Последние дни мы ведем себя, как вполне обычные люди. Она приходит, садится рядом, мы болтаем о самых разных вещах. На этот раз это диалог. Никакого особого влечения я к ней больше не испытываю. Мне просто нравится ее присутствие рядом. Она обещала, что иногда будет навещать меня в "убежище" по старой дружбе или, как она сказала, "чтобы не застаивался". Хорошенькое сравнение. Завтра выходим из гиперпространства, последний день пути пройдем на обычных двигателях.

11.09.2221 года
Путь завершен. "Убежище" оказалось большой серебристой планетой. Как я понял вскоре, серебристый цвет ей дала вода. Покрытая маленькими островками, расположенными в шахматном порядке, планета из космоса выглядела весьма не обычно. Лана велела посадить корабль на воду, после чего странным образом исчезла, даже не открывая внешней двери. Но перед этим попросила меня подождать ее здесь немного. Как раз есть время закончить тетрадь.
Передо мной на обзорном мониторе похожая на рай картина моего будущего. Под синим, таким же, как на Земле, утренним небом, играя на легком ветру, колышется зеленая листва одного из островов. Отражение больших вытянутых листьев легко разглядеть в серебряном зеркале океана. Еще при посадке я различил, что каждый остров сверху накрыт чем-то вроде прозрачного купола – наверняка, силовое поле или что-то вроде. Потом, надеюсь, выяснить. Вода здесь почти неподвижна, если не считать вызванных ветерком бликов. Совсем, как в старом сне.

Я запрограммировал автопилот к возврату на Землю. Пусть летит. Координаты этого места будут стерты. Это правильно. Дорога в Рай должна быть закрыта. Тетрадь я решил оставить на корабле. В "убежище" она мне не понадобится, а уничтожение рукописи, дело неблагодарное. До сих пор пытаюсь шутить, и не написал самого главного.
Юленька, если ты прочтешь это когда-нибудь, я хочу, чтобы ты знала: я люблю тебя и сейчас люблю. Прости меня за все!

***

– Где ты это взял? – закончив читать, спросил Павел.
– Ребята из пограничной охраны передали, – отозвался Андрей. – Они корабль задержали, он к Земле направлялся, на запросы не реагировал.
– И почему не объявили поиски? Тут речь о новой цивилизации идет, да и перезагрузка какая то, неужели научному отделу не интересно?
– А что искать? – грустно пожал плечами Андрей. – Они нашли его тело, он повесился в своей каюте. Больше на корабле никого не было, никаких следов. Психиатры говорят – похоже на звездную лихорадку, типичный бред.
В комнате повисло молчание.
– И бывает же такое... – пробормотал Павел, осторожно откладывая тетрадку в сторону.
До перезагрузки оставалось 1095680 земных суток.

© Лотадан (Бутон). Mar 01 2010


Рецензии к "Тетради"

Тень Цитадели : Описания гобелена отдается на додумывание. Не "шмогла я" выделить... Все работы как будто с натугой написаны. Не полная кондиция. Огорчительно.
Strannik : Немного затянуто, но весьма хорошо написано, хотя финал несколько разочаровал (сам не знаю, почему).
Лотадан : Не плохая попытка, но чего-то не хватает, возможно, более глубокого описания главного героя.
Dalahan : По идейной глубине и эмоциональному накалу данная работа мне представляется наиболее интересной из трех. Но мне она показалась несколько затянутой. Неоправданно. Идея прорисовывается лишь в конце. Большая же часть работы, хоть и красиво и интересно написана, но как-то "в отрыве" от концовки. Возможно, мне это лишь показалось.
Smoky (автор Гобелена) : Мнение судьи :


Миссия.

"Ночь, как процесс обновления сущего", – эта мысль зажглась в мозгу ровно секунду назад. Зажглась и тут же потухла. Еще одна строчка ненаписанной поэмы исчезла в небытие.
Холодный, прилетевший из далеких восточных гор ветер приносил запах дыма. Город уже догорал. Последний и величайший из городов империи отжил свой великолепный век и теперь превращался в гору серого пепла. Странно, но стоя сейчас возле массивной каменной арки прохода, я не чувствовал ни тени жалости к погибающему на моих глазах миру.

"Миру?" – который уже раз вспомнились слова Первого, – "Мир один, состоящее из множества частиц-молекул единое тело". Таким образом, передо мной умирала, растворяясь одна из клеток бессмертного существа.
Ветер стих. На короткое время наступающая и находящаяся сейчас за горами граница пустоты остановилась, давая бросить последний взгляд на уходящую в глубины мировой памяти красоту этого места. Так бывало всегда. Перед смертью частица, как бы замкнув круг, вновь возвращается, заново переживая миг своего рождения.

Привычно подняв глаза к небу, я в который уже раз восхитился хрупкой, дающей надежду свежестью первого звездного света. Разумеется, свет не был первым. Великие звезды, согревающие своим дыханием множество мельчайших частиц Единого, не рождались и не умирали в этот вечер. Просто, вспоминая первый миг жизни, каждая из молекул вновь видит тот самый благословивший ее свет. Видит она, а значит, вижу и я.
Я достаю ключ и, повернувшись к карте, открываю проход. Такие арки есть во всех частицах. Они связывают их между собой, давая нам возможность приходить и уходить. Как правило, происходит это, всего на всего, один раз. Мы появляемся, запускаем механизм разрушения и уходим, примерно за несколько часов до полного растворения частицы.

Зачем это надо? И почему частица не может раствориться автоматически? Я спрашивал, но ответа, похоже, нет. Говорят, если не произвести процедуру во время, молекула перерождается, тем самым, нанося вред единому телу. Но тело бессмертно... Вопрос повисает в воздухе. Наверное, нам говорят не все.
Проход открылся. Я, оборачиваясь, бросаю взгляд на исчезающие в наступающей пустоте далекие силуэты гор. Настает время песни. Слова, как всегда, хаотичны и не разборчивы. Еще никому не удалось понять, о чем же поют частицы в завершающие минуты своего существования. Скорей всего, песня – это всего лишь поток передачи данных, уходящий прямиком в память Единого, рассказ обо всем том, что пережила, впитала в себя умирающая частица.

Возможно. Но мне эта песня всегда напоминала молитву. Мне казалось, что душа (если, конечно, у частицы может быть душа) просит Единого жить дальше. Напоминает ему о том, как все-таки прекрасна жизнь. Где-то в этот момент из небытия рождается новая частица, новый мир. И в какой-то мере рождается не без моей помощи. Нескромно, но мне нравится так думать. "Ночь, как процесс обновления сущего".
Мне пора. Я ухожу, не дослушав песню. Из уважения? Может быть...

© Лотадан (Бутон). Jan 24 2010


Сотворение.
Миниатюра

И была Тьма, когда пришел он, и разжег он огонь первый – и Ничто осветило пламя. И сказал он Слово – и родился мир из огня его, ибо был он истинный. Пуст был мир тот, ибо истина чиста. Протянул он руки к небу – и стало небо, опустил взор свой к земле – и родилась она. Потекли реки первые из глаз его – стали слезы водой, а вода – океаном. Разжег он костер от огня своего и захотелось ему хлеб испечь. Взял он тогда волосок с головы своей – стал волос седой зерном. И нарек он его мудрым семенем. Бросил он семя мудрое в истинный огонь и испек хлеб. Да так красив был хлеб, что пожалел он лепешку белую, в небо бросил ее – и стала луна. Рассыпались крошки по небу – и стали звезды.

Долго любовался он такой красотой, но наскучила ему луна, надоели звезды. Так и заснул он на земле. Да не спокоен был сон его. И покрылась земля складками глубокими – так появились горы. Когда очнулся он от сна долгого, грусть охватила сердце его, ибо увидел он, что от костра лишь угли остались. Взял он самый большой из углей, раздул в нем огонь пуще прежнего, размахнулся и кинул его в небо. И родилось солнце. Посмотрел вокруг и понял, что ночь кончилась. Так появился день.

Долго бродил он по земле, под небом, и был он один. Наскучило ему одиночество. Поднял он камень на ладонь свою, поднес его к губам, и поцеловал он камень. Так из любви родилась жизнь. Появились звери и птицы, рыбы и твари морские. Смотрел он на жизнь, и ликовало сердце его, ибо был этот мир наполнен любовью.

Как-то стоял он на берегу озера, и взошло солнце за спиной его, и склонил он взгляд свой на гладь водяную. И понял, что истин много теперь. Так из отражения родился первый человек.

© Лотадан (Бутон). Oct 17 2009


Распутица.
По мотивам Хоровода N 4

Мир еще не был реальным. Утро, едва вступив в свои права, лишь начинало обрисовывать контуры будущей картины. Мне оставалось жить еще два дня.
– Проклятые дороги! – в карету заглянула выбритая на лысо говорящая голова. Голова принадлежала кучеру Его Королевского Величества. За всю дорогу я так и не удосужился узнать его имя, – боюсь, придется крюк делать, мост через Медлянку совсем размыло. Ну, да ничего, к вечеру успеем, – выдав эту обнадеживающую во всех смыслах информацию, голова исчезла также быстро, как и появилась.

Я улыбнулся. Размытый мост, нехватка лошадей, внезапно появившаяся неизвестно откуда банда лесных разбойников – все это напоминало чьи-то жалкие попытки предотвратить неизбежное. Нет, вечером мы прибудем в Замок, день на приготовление, ночь в камере, затем, возможно, короткий суд (пустая формальность, без которой наш благородный правитель с радостью может и обойтись), а потом... Я уже давно махнул рукой на все эти детские мысли и страхи. В конце концов, нет большой разницы – погибнуть под ударом палача или умереть в одной из бессмысленных войн, на которые я собирался отправиться по собственному желанию.

Карета тронулась. Сидящая передо мной красивая молодая девушка впервые за несколько часов отвела от меня свой взгляд. Она молчала всю дорогу, иногда мне хотелось прекратить все это. Разнести к черту изящную деревянную дверь княжеской кареты и устроить себе веселую досрочную казнь под пулями королевских всадников.

Ну, почему я не сделал этого до сих пор? Пытка, придуманная его Величеством или кем-то из его придворных, была намного страшнее любой из множества известных мне смертей. Хотя, конечно, я допускал мысль, что ни король, ни его люди не имеют к ней никакого отношения. Скорее всего, дело было гораздо проще. Предположив, что тюремная карета не сможет из-за нынешней погоды проделать столь долгий путь, один из многочисленных чиновников решил сэкономить. Действительно, глупо отправлять два своих экипажа, когда можно обойтись одним чужим. Вот и пришлось любезному князю Ролану усаживать свою дочь в одну карету с ее бывшим любовником.

Была во всей этой истории еще одна загадка. Князь весьма состоятельный и даже богатый человек. Маловероятно, что в его хозяйстве при желании не нашлось бы второго экипажа. Размышляя об этом, я все больше склонялся к мысли, что таково было решение самой Глории.

Девушка смотрела в окно. Отражаясь в ее глазах, передо мной пролетали едва пробуждавшиеся после зимней спячки холодные стволы деревьев.
Но я так и не ответил на свой вопрос, что держит меня? Почему я до сих пор не покончил со всем этим. Может, все же страх? Возможно, я, как и любой разумный, мыслящий человек, готов признать свой страх перед смертью, но является ли это истинной причиной моей столь длительной задержки в этом мире?

Она опять повернулась ко мне. Странно, но ее юное, как само весеннее утро, девичье личико совсем не изменилось. Оно такое же, каким было год назад, в день нашей первой встречи. Это невероятно. Ведь только Богу известно, сколько боли пришлось пережить ей за последние несколько недель. Желание короля – закон. Вечный и главный принцип большинства правителей.

Все это напоминало бы детскую сказку, если бы не было моей жизнью. Мы с Глорией познакомились, как это полагается, на званом балу в честь весеннего праздника. Она – дочь знатного князя, особенно ни на что не претендующего добряка, живущего со своей семьей в своем замке. Я – молодой офицер, присланный туда из столицы в помощь гарнизону. Все было правильно, так как бывает в таких случаях.

Но сказка и есть сказка. В Замок приехал король, ему, разумеется, полюбилась дочка хозяина. Мы хотели убежать, спрятаться, переехать в другую страну, но все это были лишь мечты. Уйти пришлось мне. Я бы ушел, если бы королю не захотелось перед свадьбой потешить себя еще и казнью офицера. Меня схватили, обвинив... даже не знаю, в чем именно.

И вот я сижу в карете на размытой паводками весенней дороге и пытаюсь шутить над своими мыслями только для того, чтобы не смотреть в ее глаза.
Утро уже прошло. Синее небо, украшенное цепочкой нежных белых облачков. Вдруг она улыбнулась, просто так. Я так и не спросил, почему?

Один старик на мой вопрос: для чего мы живем? Просто щелкнул пальцами...

© Лотадан (Бутон). May 09 2009


Решающий матч или несколько часов из жизни Академика.

За закрытыми дверями и занавесками своей кельи, лежа на кровати лицом к потолку, Академик Творчества, Поэт-Лирик Лотадан дремал, одновременно умирая со скуки.

В Цитадели было тихо. Все рыцари либо разбрелись по ближним и дальним мирам, либо так же, как и он, запершись в свои кельи, занимались каждый своим делом. Вот только дела как такового у Лотадана не было. Войны или даже маломальской катастрофы вселенского масштаба, которая могла бы как-то развлечь скучающего мага, не предвещалось. Муза, казалось, тоже забыла о его существовании. Или же просто потеряла адрес. Размышляя обо всем этом, Поэт-Лирик, сонным взглядом окинул комнату. Книжные шкафы, стены с висящими на ней картами, письменный стол, покрывшийся пылью от длительного простоя, лишь стоящая на нем в специальной вазе волшебная роза все также переливалась всеми цветами радуги.

В конце концов, взгляд Лотадана упал на светящиеся прямо над его кроватью цифры. Цифры эти принадлежали изготовленному им самолично магическому календарю, по которому путем не сложных математических вычислений можно было узнать дату в любом из миров упорядоченного. Все произошло как-то само собой. Цифры в голове Лотадана сложились. Память, мгновенно отреагировав на результат, дала сигнал остальному мозгу, который, в свою очередь, управляя телом мага, скинул его с постели.
– Сегодня же игра! – чуть ли не выкрикнул он, довольный своим открытием. Теперь у него было, чем заняться.

Игры, подобные этой, проходили примерно один раз в сто лет, разумеется, по исчислению тамошнего мира. Частота их зависела от готовности сторон. Спорт, если, конечно, это можно назвать спортом, не имел определенного названия, по крайней мере, на всеобщем языке, именовался просто "Битва магов". По сути это был вариант регби или даже футбола, популярных в немагических мирах. Хотя, что появилось раньше, еще большой вопрос.
Две команды по одиннадцать человек в каждой занимали два расположенных на разных полюсах планеты, специально построенных игровых замка. Находящийся в особой зоне на равном удалении от сторон судья в определенное время активирует магический кристалл – небольшую и не слишком сложную сферу, тем не менее, обладающую некоторыми весьма неожиданными для игроков способностями. Например, она может по своему желанию в любой момент исчезнуть прямо из рук обладающего ею существа и оказаться где-нибудь совсем в другом месте. Задача команд проста, как мир: они должны доставить сферу в главную башню вражеского замка. Игроки, разумеется, разделены по специализациям, каждая из которых играет в основном свою определенную правилами и тактикой роль. Все это так же напоминает футбол, хотя со своей спецификой. Играют-то маги.

Если не вдаваться в подробности, команду можно разделить на четыре части. Первая – легкие атакующие, или разведчики, в их задачу входит, прежде всего, обнаружение кристалла. В начале игры именно от их скорости зависит то, какая команда первая завладеет кристаллом. Как правило, на эту роль берутся маги, преуспевшие в искусстве телепортации, либо открытии порталов. Разведчиков чаще всего бывает двое, хотя иногда в этой роли может выступить и один особо одаренный маг.

Вторая группа игроков – собственно атака, именно от их усилий зависит то, попадет ли кристалл в башню соперника. Это опытные, владеющие множественными приемами боевые маги. Их количество также может варьироваться от трех до пяти существ.

Игроки третьей группы – так называемые стражи, от трех и больше, они должны любой ценой защитить замок. Задача, мягко говоря, не из простых, и, как правило, на эту роль выбираются либо самые крепкие, либо самые опытные участники команды. Бывали случаи, когда на позицию стражей выпускали даже горных троллей, не обладая магическими способностями, тролли заслоняли своими телами ворота замка. Разумеется, совсем без магии удержать замок невозможно, чего нельзя сказать о последней и самой интересной группе персонажей.

Как уже было сказано, задача каждой из играющих сторон является проникновение в главную башню замка соперника. И тут надо уточнить, во-первых, победа засчитывается только в том случае, когда игрок атакующей команды вставляет кристалл в специальное отверстие, находящееся на самой вершине башни. Во-вторых, согласно введенному несколько тысяч лет назад правилу, непосредственно в башне может находиться только один из атакующих. Даже если замок полностью захвачен, команда должна выбрать того единственного, кто готов принять самый опасный и не предсказуемый бой в игре и встретиться с Хранителем. Задача Хранителя, как Вы уже догадались, состоит в том, чтобы не допустить игрока к вершине. Делать он может это любыми средствами, причем, не всегда магическими. Телепортация в башне не работает. Таким образом, атакующий игрок не может переместиться прямо на вершину и должен пройти по обширным коридорам и этажам башни.

За долгие тысячелетия проведения игры в роли Хранителя выступали самые разные существа – от гигантских пауков, стремящихся запутать несчастного в своих липких сетях, до юных дев, властительниц страсти, один взгляд которых погружал любого в сладкие сновидения. Были даже случаи, когда игроку просто-напросто предлагали некоторую сумму денег и даже целые миры только за то, чтобы он вернулся. Здесь так же следует добавить, что остальные члены команды в отличие от многочисленных зрителей не знают ничего, что происходит в башне. И даже по окончании игры никто, включая "идущего", чуть ли не под страхом смерти не должен рассказывать им об этом.

Не смотря на свою внешнюю жестокость, "битва магов", тем не менее, весьма мирное и даже благородное времяпрепровождение. Смертельные случаи бывают крайне редко. В основном, побежденные маги просто теряют силы и сдаются победителю в плен.
"Это не война, это испытание" – звучал лозунг одной из любимых забав магического сообщества.

Настройка зрительного портала заняла у Лотадана чуть больше времени, чем он ожидал. Из-за окружавшего Цитадель защитного поля картинка была нестабильна. Портал постоянно гас, либо переключался, показывая ему совсем другой мир. Пришлось повозиться, прежде чем на противоположной стене, наконец, развернулась полномасштабная трансляция боя.

Устроившись на все той же кровати, Академик Творчества, щелкнув пальцами, материализовал у себя в руке кружку горячего шоколада. Антиалкогольная компания со стороны Руководства Ордена возымела, наконец, свое действие.
Когда он проснулся, было уже темно. Портал автоматически закрылся уже несколько часов назад.
"Вот так века и пролетают. Надо хоть узнать, кто выиграл", – грустно подумал Лотадан, возвращаясь к своему прежнему ничегонеделанию. Войны на горизонте не было, а Муза окончательно потеряла адрес.

© Лотадан (Бутон). Feb 23 2009


Великим Начинаниям – Удача и Великие Свершения!
Долгим Походам и Странствиям – Счастливый Исход!
Уставшим Путникам – Яркий Свет и Добрый Огонь!

Библиотека   Хранилище Преданий   Лотадан (Бутон), Академик Творчества, Поэт-Лирик
 

© Орден рыцарей ВнеЗемелья. 2000-2015. Все права защищены. Любое коммерческое использование информации, представленной на этом сайте, без согласия правообладателей запрещено и преследуется в соответствии с законами об авторских правах и международными соглашениями.

Мир ВнеЗемелья ВнеЗемелье это – вне Земли...
  Original Idea © 2000-2019. ISNik
  Design & Support © 2000-2019. Smoky


MWB - Баннерная сеть по непознанному

Баннерная сеть сайтов по непознанному

Kаталог сайтов Arahus.com Анализ сайта Яндекс цитирования