24 ноября 2017 года нашей эры, III тысячелетие: Поздравляем с Днем Рождения Незабвенного Академика Природных Сил, Мага Дракона Рассвета (Вилая)! Пополнения в Гобеленах : Живые Гобелены (Smoky).      11 октября 2019 года нашей эры, III тысячелетие: Магистрат поздравляет Орден с 19-ой годовщиной построения Цитадели! Ура, Дамы и Господа! Виват смелым, терпеливым и плодотворным Рыцарям Ордена!      Обратите внимание! β-Цитадель вместе с Каминным Залом перехала на ordenknights.ru. Просьба ко всем рыцарям и гостям Ордена: смените Короткие Переходы на Цитадель в своих Замках!
 
Главная Башня   
Триумфальный Зал   
Геральдический Зал   
Тронный Зал   
Библиотека   
Хранилище Преданий   •   
Созвездие Баллад   •   
Хранилище Манускриптов   •   
Хранилище Свитков   •   
Книга Заговоров   •   
Игры творцов   •   
Легенда   •   
Магия Пера   •   
 
Турнирный Зал   
Гобелены   
Трапезный Зал   
Артефактная   
Зал Мелодий   
Мастерские   
Кельи   
Кулуары   
Каминный Зал   
Гостевой Зал   
Альфа-Цитадель   
Личный Замок Магистра ISNik-а, 2000-2017
Личный Замок Тайного Советника, Хозяйки Цитадели, Smoky - Прибрежные Валуны, с 2000 г
Волшебная Частица Цитадели Ордена рыцарей ВнеЗемелья. Хранится в Тронном Зале. Дается в руки всем желающим. Обращаться бережно!
 
Дипломатия Ордена

Лунная Радуга, Проект Магистра Ордена ISNik-а, 2006-2017
Музей раритетных сайтов
 
Гид Цитадели


 
Библиотека   Хранилище Преданий   Драконесса Эллери, Первый Страж

О справедливости.
Из серии "По мотивам старых сказок" в продолжение цикла "Разногласия между смертью и сном"

Последний рывок оказался результативным: наконец-то извлеченная из земли репка взмыла в воздух, а тянувшая ее компания образовала кучу-малу.
– Вы решили сделать кошачий сок? – ехидно поинтересовалась откуда-то снизу Кошка.
– Нет, кисуленька, мы нечаянно! Потерпи маленько, – простонала Внучка, выползая из-под объемистого бабкиного зада.
Внучка и Жучка, поднявшись первыми, усадили неподъемную Бабку, подняли и отряхнули жалобно кряхтящего Деда. Кошка тем временем делала искусственное дыхание не подававшей признаков жизни Мышке. Лишь четверть часа спустя все участники сельскохозяйственной драмы сумели принять обозначенное им природой положение.

Бабка вспомнила, ради чего все затевалось, и спросила:
– Запарим аль кашу сделаем?
– Запарим! Кашку! Рагу с курятиной! Салатик! – вразнобой загалдели домочадцы.
После долгих споров сошлись на том, что репки хватит на все, и приготовились распиливать урожай.
– Хороша репка, верно? – довольно спросил Дед и повернулся к выдающемуся корнеплоду.
Однако репки не было. В наступившей тишине звонко прозвучало испуганное "Ах!" внучки.

– Это... Куда ж она делась? Ась? – недоуменно повторял Дед. Бабка только всхлипывала, утирая краем платка слезы.
И тут Жучка вспомнила о своей прабабушке-ищейке. Собака уткнулась носом в яму, оставшуюся от репки, потом подняла нос и стала крутить им по ветру. Наконец до нее донесся слабый отголосок специфического запаха, и шел он со стороны соседнего огорода.
– Хозяин! Загляни-ка на попов участок! – гавкнула Жучка.
Через миг Дед, Бабка и Внучка заглядывали через забор, Кошка сидела на заборе, а мышка смотрела в щелочку. Картина их не обрадовала: работник Балда лихо орудовал топором, разрубая ту самую репку.

Онемевший было Дед заголосил:
– Ты чего творишь, ирод? Ты, что ль, ее растил?
– Чего хозяин сказал, то и творю. Сами разбирайтесь, – недружелюбно ответил Балда, не прерывая своего занятия.
Дед рысцой понесся в обход участка к калитке, Бабка и Внучка за ним. Животные благоразумно остались по эту сторону забора.
– Эй, Поп! – Дед бешено затарабанил в дверь. – Наша репка! Не по-божески это...
Дверь открылась, на крыльцо величаво выплыл Поп. На его круглом лице сияла улыбка.

– По-божески, сосед, еще как по-божески. Как вы репку выдернули, так она взлетела и божьей волей на моем участке приземлилась. Знак свыше, можно сказать, награда за праведность мою! Неужто ты супротив божьего промысла выступишь?
Спорить с божьим промыслом не хотелось – Поп мог с его помощью обосновать что угодно. Дед вздохнул, Бабка и Внучка вновь зашмыгали носами. Все трое понурились и поплелись было домой, но их остановил елейный голос Попа:
– Однако Господь велел делиться с ближними и награждать смиренных. Сейчас Балда разрубит ее – и забирайте свою половину. Да помните, как велик Он в милости своей!

© Драконесса Эллери. May 14 2011


Эксперимент.
Из серии "По мотивам старых сказок" в продолжение цикла "Разногласия между смертью и сном"

– Ах, песенка хороша, да слышу я плохо. Колобок, Колобок, сядь ко мне на язычок да спой еще разок, погромче.
Не заметивший лукавого прищура собеседницы Колобок соскочил на язык Лисы и завел свою песенку:
"Я Колобок, Колобок,
Я по коробу скребен,
По сусеку метен,
На сметане мешон
Да в масле пряжон,
На окошке стужон..."
Приступить к рассказу о дедушке, бабушке и прочих он не успел: Лиса захлопнула пасть и сделала глотательное движение. Лес вздрогнул и притих от такого коварства...

И тут же, перекривившись, выплюнула свою добычу.
– Фууу! Вот мерзость-то! Колобок, ты уверен, что тебя на сметане замесили?
Обслюнявленный и помятый Колобок на всякий случай откатился подальше и проворчал, обтираясь травой:
– Вот ведь привередливый народ пошел! Что тебе не нравится? Бабушка опробовала рецепт из телевизора, уж чего она еще там в тесто клала – мне не рассказывала. Хотя по смутным воспоминаниям были шафран, кориандр, перец, еще какие-то пряности...
Колобок почесался в раздумье.
– А! Вспомнил! Масло-то было особое, кунжутное!
Покрасневшая сильнее обычного Лиса тем временем отпивалась из ближайшей лужи. На минуту прервав это занятие, она задушевно сказала:
– Катись-ка ты домой, Колобок, да сиди дома, пока не отравил кого-нибудь. А бабке передай, что у нас не Вьетнам, а Россия все-таки! Пусть лучше деду каши да щи варит, чтоб по лесу с ружьем не шастал.

© Драконесса Эллери. May 14 2011


Поручение.
Из серии "По мотивам старых сказок" в продолжение цикла "Разногласия между смертью и сном"

– Аленушка!
В ответ прозвенел серебряным колокольчиком смех.
– Тебя опять ведьма поймает! Ууу!
– Не поймает! Кони у тебя горячие, разметали ее по косточке, по суставчику! Могу хоть всю ночь гулять да лунным светом любоваться. Не могу надышаться вольным воздухом.
– Ну Аленушка! Целый день гуляли – и хватит, ужинать пора.
– Эх... Что же ты такой неромантичный?
Аленушка вышла из березовой рощи с венком из одуванчиков на голове. Другой – из васильков – она надела на голову Царевича.

– Ты такой смешной, Вася-Василек!
– А ты такая красивая... Рукодельница моя, умница-умелица.
Девушка залилась румянцем от смущения и побежала к царским хоромам. Царевич усмехнулся и неторопливо двинулся следом, любуясь привольными полями справа и сочными лугами слева от дороги. По пути он поговорил с деревенским старостой, перекинулся шуткой с веселой молодухой, проверил, как кузнец наточил меч-кладенец, и потолковал со стариками о видах на урожай. Когда он добрался до своего двора, небо успело выцвести, а аппетит – стать волчьим.
– Аленушка, накрывай на стол, голубушка!
И тут он заметил, что дым из трубы не идет, а обещанными пирогом и гусем не пахнет.

На крыльцо вышла расстроенная хозяйка.
– Не сердись, родненький... Это все братец Иванушка! Я утром ему наказала за дровами съездить, а он с деревенскими ребятами взялся змея воздушного мастерить. Прихожу – они по двору бегают со змеем, а в поленнице ни чурочки, ни щепочки! Отругала я его крепко, да только дрова-то пока привезет... Будешь творожок со сметанкой, Васенька?
И то, и другое Царевич не любил с детства, поэтому просто махнул рукой.
– Найдется кусок хлебушка? Хотя бы черствого?
Аленушка кивнула.
– С медом съем – авось не помру. А братец твой как был козлом, так им и остался!

© Драконесса Эллери. Apr 10 2011


В жизни всегда есть место подвигу.
Из серии "По мотивам старых сказок" в продолжение цикла "Разногласия между смертью и сном"

Солдат глядел на свое отражение в зеркале, и это зрелище ему определенно нравилось: в новеньком мундире его выправка была особенно молодцеватой, блестящие сапоги подчеркивали чеканность шага. Через два дня он таким вот красавцем возьмет Принцессу за руку, наденет на ее изящный пальчик колечко...
Мечты были грубо прерваны стуком в дверь.
– Господин Солдат, пакет от Его Величества!
Солдат открыл и получил от лакея конверт с королевской печатью.
– На словах велели передать, что ничего не понимают, – с этими словами посыльный развернулся и исчез.
В конверте оказалась коротенькая записка: "У нас проблемы, Принцесса снова капризничает, ничего сделать не могу. Срочно приходи! Король".

Получасом позже Солдат зашел к будущему тестю. Король сидел в кресле без короны и мантии и всем своим видом напоминал полурастаявшее мороженое. Увидев Солдата, он вяло кивнул.
– Папа, Вы здоровы? – озабоченно спросил гость.
– Здоров, здоров... Да ты садись, наши новости кого хочешь уронят.
Солдат устроился в кресле и вопросительно посмотрел на Короля.
– За завтраком она сказала, что отменяет свадьбу.
– Что отменяет? – Солдат явно недопонял сказанное.
– Она сказала, что не пойдет за тебя замуж. Ничего себе новость, а? И главное, вовремя: гости из соседних королевств уже в пути, к банкету все готово. Три платья пошили! У ювелира диадему жемчужную выкупили! Что делать?
– Но почему? Мы не ссорились...
– Не знаю! Ничего не объяснила, убежала к себе и заперлась. Может, сам с ней поговоришь?

Солдат робко поскребся в дверь невесты.
– Я же сказала, чтоб меня не трогали! – судя по голосу, Принцесса отнюдь не веселилась.
– Ты не можешь так просто отменить свадьбу. Хотя бы объясни.
Ручка двери повернулась, и на пороге появилась заплаканная Принцесса с огромным платком в руках.
– Почему ты передумала?
Красавица звучно высморкалась.
– Нет, объясни! Что не так? Чем я тебя обидел?
– Ничем... Ты такой хороший, что я не могу на тебя обижаться.
– Ты... полюбила другого? – голос жениха дрогнул.
Принцесса вспыхнула.

– Солдатик, миленький, как ты мог такое подумать? Я тебя очень-очень люблю! Только... – она снова воспользовалась платком, – ты же просто солдат...
– Ты это знала с самого начала.
– Да, знала. Но понимаешь: принцессы не должны выходить замуж за простых солдат. Меня подружки-принцессы засмеют. Вот если бы ты был героем!
Солдат озадаченно почесал голову.
– Тебе мало того, что я истребил злую ведьму и укротил ее собак?
– Она была старая, а собак ты укрощал волшебным огнивом. А мне нужен настоящий герой! Который разбил вражеское войско или дракона победил. Ну или хотя бы людоеда!

– Ты предлагаешь начать войну? Но ведь все соседние короли – друзья твоего отца, он на это не согласится.
Принцесса покачала головой.
– Нет, войну так просто не начать, я понимаю. А вот дракон... – она подбежала к столу, схватила газету и показала короткую заметку в разделе новостей.
"Из Юпьляндии передают: в горном районе завелся дракон. Немногочисленные оставшиеся в живых очевидцы описывают его как огромное кровожадное чудовище, своим аппетитом поставившее под угрозу овцеводство этого региона", – прочитал Солдат. – Ты хочешь, чтобы я сразился с ним?
– Милый, если бы ты его победил, это был бы такой ПОДВИГ! И мои подружки ...

– На твоих подружек я чихать хотел, а вот крестьян жалко. Хорошо, заборю я этого дракона.
Принцесса восторженно пискнула и наградила будущего героя долгим поцелуем – "на удачу".
С помощью огнива Солдат должен был обернуться за день, но к концу подходил уже второй, а его все не было. Мысль о том, что победить мог дракон, невеста гнала как несовместимую с образом бравого вояки, но та упорно возвращалась.
Наконец послышались знакомые шаги, и в покои вошел Солдат. Мундир порван, сапоги вымазаны грязью, на лице написана глубокая усталость.
– Любимый! Ты вернулся! Живой!
Принцесса бросилась обнять жениха, но остановилась.
– А где голова дракона?

– Голова у дракона на шее. А моя болит ужасно...
Губы красавицы задрожали, из глаз полились слезы.
– Ты... ты не убил его? Он слишком большой, и ты испугался? Я не смогу выйти замуж за тебя...
Солдат недовольно поморщился.
– Вот ведь – подавай ей героя. Ты поменьше газетам верь, наврали там все. Дракон – отличный мужик, сидит в своей пещере, никого зря не трогает, за овец платит наличными. Ну, накостылял паре-тройке драконоборцев, так ведь они первые начали. Я к нему пришел по-хорошему, сели, поговорили. А убивать ради удовольствия – это не по мне.
– Откуда это, если все так мирно? – Принцесса указала на прорехи.

– Ну... – Солдат явно смутился. – Мы ж за знакомство, как водится, выпили, а настойка у него крепенькая. Сам делает на лесных ягодах. В общем, упал я, когда из пещеры выбирался, и скатился с горы.
Принцесса с удвоенной силой залилась слезами. Солдат взял ее за руки и сказал, глядя в глаза:
– Не вышло из меня героя, так что теперь решай, идешь за простого солдата или нет. Второго дракона не предлагай, все равно не соглашусь.
– Я так за тебя переживала, что больше и не отпущу, – она прижалась к жениху покрепче.
– И подружек не убоишься? – подмигнул он.
– Пусть смеются, я же знаю, что ты для меня на подвиг готов.
– Добрая моя девочка... А рассольчику у тебя не найдется?

© Драконесса Эллери. Apr 10 2011


Награда за верность.
Из серии "По мотивам старых сказок" в продолжение цикла "Разногласия между смертью и сном"

Иван-царевич увидел вдали мрачные стены замка Кощея и остановился на краю леса. Он шел сюда три долгих года, и сейчас надо было отдохнуть, чтобы достойно встретить противника лицом к лицу. Богатырь аккуратно положил котомку, набрал сушняка и разжег костер. Глядя на пляшущие язычки пламени, он вспоминал милую свою Василису, гуляния в саду и поцелуи под старой яблоней. Сейчас она, наверное, снова цветет, как в тот день, когда тьма сгустилась вокруг них, зловещий голос прогрохотал "Нет, Иван-царевич, не быть тебе с Василисой, забираю ее!" – и любимая пропала, словно ее и не было.

Да, долгим был путь к этому безжизненному месту, где трава не росла, птицы не пели, звери не рыскали. Сначала пришлось идти на поклон к Бабе-Яге, чтобы узнать кощеевы тайны. Жила старуха в такой глухомани, что без волшебного клубочка век не нашел бы, а дороги не было вовсе, так что попутно царевич в совершенстве освоил мастерство лесоруба. Упрямая ведьма долго не хотела ничего рассказывать, ссылаясь на старую дружбу, пришлось пить вместе с ней, пока Яга не выболтала все секреты, а у избушки не подкосились курьи ножки. "На море, на окияне, на острове Буяне стоит дуб неохватный..." Где тот остров, дремучая старуха не знала, зато знал Водяной, оказавшийся большим любителем интеллектуальных игр.

Карту Иван-царевич выиграл в шахматы (ох, и длинная же была партия!), но строить корабль и нанимать команду пришлось самому. Море... Никогда больше не доверится он этим коварным волнам, ибо морская болезнь оказалась похуже похмелья. Остров оказался немалым и сплошь зарос здоровенными дубами, и за проведенный там месяц царевич познал истинный смысл поговорки "искать иголку в стоге сена". Тем не менее, заветный сундук он нашел, а дальше пошло как по писаному: заяц в сундуке, утка в зайце... Яйцо только оказалось каким-то странно большим. Можно было разбить его уже тогда, но царевич хотел прежде посмотреть в глаза своему обидчику, чтобы тот перед концом понял, что чужих невест воровать не стоит.

Он снова пересек море, проехал сто лесов и сто болот, и вот до заветной цели рукой подать. Одна лишь мысль глодала его: не поддалась ли Василиса на уговоры Кощея? Не то чтобы он сомневался в ее верности, но... С этими мыслями он и уснул.
Заря встретила его в пути, а солнышко дошло до середины неба, когда царевич постучал в ворота пристанища нечисти. Те распахнулись, богатырь ступил на пустой двор.
– Выходи, Кощей, смерть твоя пришла! – выкликнул он.
Со скрипом открылась незаметная дверь, и на свет, старчески шаркая и гремя костями, вышел Кощей.
– Неужто правда, Иван-царевич? – прошамкал он.

– Не лгут богатыри русские, супостат проклятый! Был я на острове Буяне, добыл яйцо заветное. Отдавай мою Василисушку, а не то разобью его! – для большей убедительности Иван-царевич вытащил яйцо из котомки.
– Погоди, богатырь, не бей. Это ты завсегда успеешь, давай лучше поговорим.
– Не о чем мне с тобой разговаривать! Где невеста моя нареченная?
– Что ж вы, молодые, такие нетерпеливые? – Кощей укоризненно покачал головой, повернулся к одной из башен и позвал: – Василиса! – подождав в напряженной тишине с минуту, Кощей откашлялся и громовым голосом повторил: – Василиса!

Одно из окон открылось.
– Что? – недовольно спросил голос, от которого у богатыря сладко сжалось сердце.
– Выходи, Васенька, царевич твой приехал. С яйцом!
– Сейчас, дедушка! Я скоренько!
Иван-царевич удивленно воззрился на Кощея, не в силах сказать хоть что-то.
– Ну да, внучка. Сбежала из дому, не сказавшись, меня чуть кондратий не хватил. С тех пор, хоть и бессмертный, сердцем маюсь. Потом птицы перелетные рассказали, что она замуж засобиралась, да ведь не дело это без сватовства и благословения. Ее надо было проучить, тебя испытать, вот и шепнул я пару слов Яге и Водяному. А ты что подумал?

Что подумал царевич, ясно читалось на его лице, но сказать это он не успел: из башни выбежала растрепанная Василиса и бросилась ему на шею.
– Любимый мой! Я так ждала, так ждала! А ты, дедушка, не верил, что он справится. Мой Иванушка самый-самый, не мог от меня отказаться.
Кощей ловко подхватил яйцо, выпавшее из рук Ивана-царевича, когда тот обнял любимую, и строго сказал:
– Успеете еще. Надевай, Вася, фартук и иди готовить яишенку, пока мы тут приданое обсудим.

© Драконесса Эллери. Apr 09 2011


Объявление на столбе.
Из серии "По мотивам старых сказок" в продолжение цикла "Разногласия между смертью и сном"

Снова дружный квартет собрался в путь.
Начиналось их совместное путешествие весело: напугали разбойников, заняли их дом совершенно бесплатно, да еще и развлеклись при этом. Однако крыша над головой – дело хорошее, но недостаточное, живому существу надо еще и есть. Если Осел решил эту проблему легко (благо у реки заливных лугов хватает), то остальным пришлось гораздо труднее. Рыбы в реке много, но рыболов из Кота вышел на редкость неудачливый: удочки ломались, лески путались, крючки цеплялись за коряги, а однажды огромная щука чуть не утопила его самого.

Охота тоже не была его призванием, в чем он убедился, свалившись с дерева, раскачанного взлетающими глухарями. Не преуспел в охоте и Пес, поскольку конкуренцию со стороны волков не выдерживал, а договориться с ними можно было только при одном условии – вступив в стаю. Петух же постоянно боялся сам стать чьей-нибудь добычей и морального климата не улучшал. Поэтому, промаявшись лето, друзья посовещались и приняли решение идти в Бремен – ближайший культурный центр, где начинающие музыканты могли начать карьеру.

Бремен встретил их с настороженным интересом. Первый месяц доходов от представлений едва хватало на еду, а ночевали они в сарае у городских ворот. Но колоритная внешность, заводные мелодии и нехитрые, но душевные тексты песен сделали свое дело: им стали подпевать, потом начали приглашать на свадьбы и детские праздники. Петух писал музыку, Кот – слова, Осел оказался гениальным ударником, а у Пса открылось чутье на модные тенденции. Друзья сняли номер в пансионе, и с тех пор не было ночи, когда бы они ложились на голодный желудок и спали жестко.

Так прошло несколько блаженных лет, и постаревшие бременские музыканты стали уставать от бесконечной круговерти репетиций и концертов, а пуще того – от узких каменных улочек без единого сада, от постоянного недостатка солнца и ветра. Наконец было принято единодушное решение: они скопили на неплохие пенсии, пора перебраться за город. Но вот закавыка – рынок загородного жилья отсутствовал как класс, фермеры не хотели ни продавать свои хозяйства, доставшиеся от дедов, ни пускать беспокойных жильцов. Строить же новый дом – дело долгое, этак и не дожить можно. Оставалось надеяться на большое везение.

Петух и Кот обсуждали с Ослом аранжировку новой песни, когда в гостиную ворвался взбудораженный Пес с клочком бумаги в лапе. Он отдышался и пролаял:
– Нашел! Оно самое!
– Что? – недоуменно проворчал Кот.
– Где? – полюбопытствовал Осел.
– Ку-куда? – спросил Петух.
– Иду я по главной площади, и что-то меня как за хвост дернуло: подойду-ка, думаю, к столбу, где объявления вешают. Смотрю – висит. Именно то, что мы искали. Да вы послушайте.

И Пес прочитал: "Сдается уютный дом на лесной опушке. Экологически чистый район, все удобства. Хозяйка почтенного возраста гарантирует небольшой семье или группе друзей комфорт, тишину и отличное питание".
– Так что?
Друзья переглянулись, и Кот заключил:
– Пакуем вещи!
На следующее утро бременские музыканты встали с рассветом, погрузили на тележку инструменты и ноты и отправились в сторону заставы.
– Уезжаете? – спросил начальник стражи. – Жаль, мы ж к вам привыкли. Я своему сынишке обещал пригласить вас на день рождения, расстроится. Может, еще подумаете?

– Нет, мы давно решили. Ты уж извини, тяжеловато нам, годы не те, – извиняющимся голосом ответил Петух, а Осел только грустно посмотрел из упряжи.
До развилки дошли в молчании, вспоминая веселые деньки в оставленном Бремене.
– Ну, куда сворачивать-то? – спросил Осел.
– Сейчас, – Пес развернул объявление. – "На Зеленом перепутье повернуть налево, дальше до Лягушачьего моста не сворачивая и от Заречной развилки направо до Пряничного домика. Спросить старую Катарину. Жду вас с нетерпением!"

© Драконесса Эллери. Apr 08 2011


Игры политиков.
Из серии "По мотивам старых сказок" в продолжение цикла "Разногласия между смертью и сном"

Свинопас был в отчаянии. 1 апреля! До выборов оставалось всего-то десять дней, а он так и не сделал того хода конем, который обеспечил бы второй срок в имперском парламенте. Поэтому сейчас опытный уже политик вспоминал прошлую кампанию в надежде поймать за хвост вдохновение...
Что обманывать самого себя – тогда ему повезло. Бедный принц, отвергнутый Принцессой за бедность, изгнанный Императором за недостойное поведение (а всего-то целовался с Принцессой), зарабатывающий на жизнь тяжелым трудом – идеальный представитель рабочего класса, и все мастеровые с подмастерьями и пастухи с подпасками дружно проголосовали за него. А теперь?

Пять лет он сидел в парламенте, завел себе малиновый кафтан французского пошива и карету итальянской сборки с огромной буквой "L", даже был приглашен на пасхальный прием к Императору – но на этом его достижения заканчивались. Единственный законопроект не прошел даже первого чтения, а выступления неизменно вызывали смех, ибо преодолеть появившееся при первой встрече с Принцессой заикание он так и не смог. В серьезные комитеты неискушенного в арифметике Свинопаса не брали, так что он не мог примазаться ни к одной реформе. И вот теперь было от чего прийти в отчаяние: результаты очередного опроса избирателей оказались на редкость неутешительными.

Наконец он принял решение: "Нет, сидеть так еще хуже. Надо выйти на улицу и посмотреть на народ вблизи. Где мой костюм свинопаса?"
Искомая реликвия нашлась, и Свинопас, измазав для убедительности лицо в саже, а руки в траве, вышел через черный ход и направился к трактиру: там можно было без всякого соцопроса узнать настроения народа. Трактирщик, бывший сегодня краснее обычного, пророкотал:
– Джин, шнапс, ром? Есть классические коктейли: ерш, отвертка, "Кровавая Мэри". Экзотическая новинка – "Слеза комсомолки", рекомендую!
Ошалевший посетитель отказался от предложенного и попросил пива. Трактирщик посмотрел на него с подозрением, но налил.

Свинопас подхватил свою кружку, тарелку с сухариками и сел за большой стол, где собралась изрядно подвыпившая, судя по громкости и частоте смеха, компания.
– "Девушка, я знаю, ведь вы же давно ждете принца на белом коне?", "Да.", "Ну вот. Я пришел.", "Круто, а где принц?", – в лицах изобразил здоровенный сапожник, и компания дружно заржала.
– Скакал, скакал рыцарь на дороге, да скакалку у него отобрали... – вставил тощий портняжка, и гогот возобновился.

– А вот еще история, – завел старый аптекарь. – Сидят в трактире маг и рыцарь. Все свистят – они не свистят, все свистят – они не свистят. Свистнули! У рыцаря шлем, у мага книгу. Сидят дальше в трактире, и всем пиво раздают. Всем дают – им не дают, всем дают – им не дают. Дали! Рыцарю 3 года, а магу 5 лет. Сидят в тюрьме. Всех выпускают – их не выпускают, всех выпускают – их не выпускают. Выпустили! На рыцаря цербера, на мага дракона. Лежат они в больнице. Всех выписывают – их не выписывают, всех выписывают – их не выписывают. Выписали! Рыцарю коляску, магу гроб...

Похоже, рассказчик готов был продолжать, но слушатели уже просто лежали, уткнувшись в стол. Свинопас тоже от души посмеялся и, поддавшись первоапрельской магии, решил вставить свои пять копеек:
– Рыцарь приходит к королю: "Я тебе обещал голову дракона... Так вот она...", Король: "Я тебе обещал руку принцессы... Так вот она...".
Собутыльники посмеялись и стали рассматривать чужака.
– Ты кто будешь-то? Раньше тебя в трактире вроде не видели, – спросил аптекарь, похоже, бывший неформальным лидером.
– Да я с фермы, выходной у нас.
– Это с какой же? С Сизого болота или Ведьминой Грязи? Или от самого Кошачьего Брода топал? – подхватил портняжка.
– Я... эээ... с Грязи!

– Ой, врешь, парнишка... Ведьмина Грязь уж три года как в Феины Лужки переименована. Принято парламентом, одобрено императором... Тьфу! – смачно сплюнул бородатый возчик. Выпивохи с подозрением воззрились на Свинопаса.
– А не засланный ли ты, мил человек? Что-то мне и лицо твое знакомо, – задушевно спросил аптекарь, и Свинопас понял, что спасти его может только правда.
– Я там работал пять лет назад – свиней пас. Повысил квалификацию, перешел во дворец на ту же должность. А Император меня выпер без выходного пособия...
– Так это к тебе, что ль, Принцесса бегала? – вспомнил оружейник.

– Ко мне, – сокрушенно признался Свинопас.
– Ну ты, парень, ловкач! – оружейник одобрительно хлопнул его по спине.
Дальше вся толпа наперебой вспоминала его историю, мастера выспрашивали подробности парламентского житья-бытья, и лишь аптекарь неодобрительно качал головой.
– Нет, милок, не по-рыцарски это. Девушку-то из-за тебя из дворца выгнали, всю жизнь ей, можно сказать, поломал. Она ж теперь, бедолага, сама на хлеб зарабатывает, в школу пошла, внучонка моего, разгильдяя малолетнего, родному языку учит. А ты эвона – как сыр в масле катаешься! Был бы порядочный, женился бы!

Собутыльники одобрительно загудели. Аптекарь, как заправский оратор, влез на скамью и продолжал:
– А то какой пример подают нам, простым людям, политики и правительство? Приходишь честь по чести свататься – отказ! Посулишь Принцессе волшебный горшочек – платит поцелуями! Родной отец дочку выгнал, а жених и отказался, раз без приданого, – разве ж это правильно?
– Она же не любила меня, только мои волшебные вещи, – начал было Свинопас.
Но аптекарь отмахнулся от него:
– Не по-рыцарски! И не по-мужски вовсе! Вот ежели бы ты ее в жены взял, мы тебя зауважали.

Свинопас пригорюнился, но тут его осенило:
– Мужики, а если женюсь – проголосуете за меня? Организую в парламенте фракцию борьбы за семейные ценности, стребуем с Императора пособия для молодых семей, увеличим декретное пособие, ужесточим для священников наказание за взятки.
Мастера, озадаченные потоком предложений, почесали головы.
– Да запросто! – ответил за всех аптекарь.
– Да я... Я быстро! Одна нога здесь... – Свинопас пожал руки всей честной компании и убежал: надо было переодеться, узнать адрес Принцессы, уговорить ее забыть былые обиды, уломать священника обойтись без трехнедельных оглашений...

С минуту в трактире стояла тишина, затем озадаченный хозяин спросил:
– Мужики, это чего было-то?
– Это? Да научили белоручку уму-разуму. Тоже мне, фракция борьбы за семейные ценности! – аптекарь захихикал.
– Так что, голосовать за него не будем? – уточнил тугодум-возчик.
– Конечно, нет. Глядишь, и делом каким займется, человеком станет.
– Тогда зачем ты все затеял-то? – спросил погрустневший трубадур, все это время молчавший в углу.

– Да Принцесса внучка моего двойками совсем замучила. Бесится от одиночества девка, вот и злобствует в школе. А так, глядишь, в декрет ее спровадим. Ну-ка, трактирщик, всем по шилу за удачу!
Пока мешали и разливали хмельной напиток, собутыльники обдумывали ситуацию. Наконец толстый купец огласил вердикт:
– Ох, и мастер ты, Альберт-алхимик! Да так подгадать на День дурака – вот уж всем розыгрышам розыгрыш!
И вся компания дружно грянула залихватскую застольную – лучшую песню трубадура.

© Драконесса Эллери. Apr 05 2011


Кому нужны праздники?
Из серии "По мотивам старых сказок" в продолжение цикла "Разногласия между смертью и сном"

– Любимая, я по делам.
Принц нежно поцеловал Золушку и вышел из спальни. Красавица улыбнулась наступающему дню, но, вспомнив, что ей предстояло сегодня, не смогла сдержать слезы.
Всю неделю ее мучили мрачные предчувствия, ибо приближалась третья годовщина их свадьбы, а две предыдущие не давали поводов для оптимизма. Отмечали это событие в тесном семейном кругу, и Золушка заранее представляла все.

Король и ее отец, Лесничий, конечно, будут через весь стол обсуждать большую охоту прошлого месяца, оглушат всех своим криком, поссорятся, а потом в очередной раз выпьют на брудершафт. Мачехины дочки, истекая завистью, начнут говорить весьма кислые комплименты и усиленно намекать на необходимость устраивать балы вдвое чаще: женихами они так и не обзавелись, а бал дает хоть какую-то надежду. Сама Золушка тоже любила потанцевать, но ей придется поддакивать Королеве, не далее как вчера сказавшей, что скоро начнется основательный ремонт верхнего этажа и крыши и расходы надо сократить.

Принц, разумеется, будет всячески избегать общения с Мачехой, но она-то сумеет задать ему какой-нибудь особо бесящий вопрос, и в лучшем случае пострадает хрустальный кубок, а в худшем – жди скандала. Но и это не самое ужасное из предстоящего. Крестная – вот настоящий кошмар! Добрая Фея так мечтает понянчить золушкиных детей, что это стало ее навязчивой идеей: вместо приветствия спросит, не ждут ли они кого (на новогоднем приеме она именно так и сделала!), а когда получит отрицательный ответ, начнет вздыхать и невпопад вспоминать, какой милой крошкой была Золушка в 5 лет, когда вытерла испачканные в мороженом руки о платье крестной...

Мысли о надвигающемся празднике привели Золушку в отчаяние, она все-таки расплакалась, а потом долго сидела, бессмысленно глядя в окно. Из полубессознательного состояния ее вывел голос незаметно вернувшегося Принца:
– Дорогая, через час гости приедут.
Золушка вскочила, подбежала к зеркалу. Увиденное привело ее в уныние: бледное лицо, красные глаза, растрепанные волосы... Всю неделю нездоровилось – но кого это волнует? Вздохнув, она напомнила себе, что принцесса всегда обязана быть на высоте, и принялась наводить красоту, благо руки не перестали быть золотыми.

Через пятьдесят пять минут блистающая нарядом и косметикой Золушка стояла на крыльце рядом с мужем и героически улыбалась отцу, Мачехе и сводным сестрам. Ей даже удалось выдавить из себя приветственные фразы:
– Какая чудесная шляпа, матушка! Французская? Сестрица Амелия, ты стала еще стройнее. Сестрица Дениза, тебе удивительно идет бирюзовое. Отец, король трижды спрашивал, когда следующая охота.

Родственники уже вошли во дворец, когда сверкающая карета Крестной, запряженная шестью лебедями, пролетела над воротами и опустилась. Кучер открыл дверцу, и на землю ступила Добрая Фея. При виде ее седой старомодной прически, розовых щечек и приветственно распахнутых коротких ручек Золушку охватила паника, кровь отхлынула от лица, сердце упало в район пяток.
– Милая крестная... – начала было она, но тут же развернулась и убежала в уединенное помещение в глубине дворца, предоставив Принцу улаживать ситуацию.

Зеленовато-бледная Золушка вошла в обеденный зал с изрядным опозданием. Все уже сидели на своих местах, кроме Принца, ожидавшего у дверей с бархатным футляром в руках. Он протянул подарок – ожерелье из редчайшего жемчуга, но красавица не заметила этого. Смущенно откашлявшись и глядя в пол, она пробормотала дрожащим голосом:
– Дорогие мои, я хочу вам кое-что сказать... – Золушка запнулась и покраснела.
Оба семейства недоуменно глядели на нее, и тут Крестная восторженно взвизгнула:
– Ну наконец-то! Золушка, я подарю тебе всю свою коллекцию погремушек!

© Драконесса Эллери. Apr 04 2011


Разногласия между смертью и сном.
На основе миниатюр Хоровода N 10

Когнитивный диссонанс.

Над седой равниной моря ветер тучи...
Впрочем, равнина имела цвет берлинской лазури, а нежнейший ветерок не мог собрать даже те редкие перистые облака, которые плыли над морем. Солнце доползло до зенита и завалилось на отдых, заливая весь мир навевающим ленивую дремоту зноем.
Час сиесты на побережье чтили не только люди, но всевозможные лохматые, крылатые и чешуйчатые твари. Чайки и гагары притихли и не высовывали клювов из гнезд. Пингвин робко прятал тело жирное в утесах, ибо боялся расплавиться от жары. В воде не было видно ни одной рыбы: все спали в прохладных глубинах, а голубая гладь стала подобна зеркалу от полного отсутствия какого-либо движения. Все заснуло.

– Буря! Скоро грянет буря!
Пингвин приоткрыл один глаз и воззрился на небо. На нем, подобно черной молнии, судорожно вычерчивал зигзаги буревестник.
– Пусть сильнее грянет буря!.. – истошно завопил гость.
– Зачем? – кое-как преодолев лень, спросил пингвин.

Буревестник от неожиданности сложил крылья и чуть не рухнул в море. Коряво плюхнувшись на скалу, он попытался принять величественную позу, однако неровный рельеф не очень-то способствовал его потугам. Поелозив, он наконец успокоился и вступил в диалог.
– Что "зачем"?"
– Буря. Зачем нам буря? – На морде пингвина было написано искреннее недоумение.
– Ну как же... Представь: Гром грохочет. В пене гнева стонут волны, с ветром споря. Вот охватывает ветер стаи волн объятьем крепким и бросает их с размаху в дикой злобе на утесы, разбивая в пыль и брызги изумрудные громады!
– И что?

Буревестник с утроенной силой продолжил декламацию:
– Будет СМЕРТЬ! Я уже вижу: Море ловит стрелы молний и в своей пучине гасит. Точно огненные змеи, вьются в море, исчезая, отраженья этих молний. Электрическая сила убивает стаи рыбы, и она всплывает кверху. Вот вышвыривает море разных крабов и омаров прямо на скалистый берег, где они, конечно, дохнут. Нет спасенья и акулам, черепахам и дельфинам: волны глушат их о скалы и отбрасывает трупы. Ветер треплет птичьи стаи, перья сыплются на море. Будет, будет море крови!

Пингвин ехидно заметил:
– Ты что, типа демон бури? Не бойся, тебя тоже жахнет. Первым! Причем еще до бури.
Буревестник поперхнулся.
– Но почему?
– Потому что суетишься много, – назидательно заметил пингвин.
– А как иначе-то? – не сдавался буревестник.
– Известно: по природе-матушке. В шторм прячься, в штиль спи.

Буревестник представил долгие годы такой идиллии и выпалил:
– Лучше умереть! Пусть сильнее...
Пингвин ловко перебил его:
– Чего опять орешь? Если жить надоело, так и лети... к мысу Бурь. А мы спать будем.
Он проводил взглядом улетающего буревестника, перевалился на ненагретое место. Сиеста продолжалась.

© Драконесса Эллери. Jun 26 2011


Дорога.

– Ты уверен, что мы повернули правильно?
Классический вопрос, неизбежный, когда вы оказываетесь в незнакомой местности вместо туристического лагеря. А эта местность была, скажем так, странноватая. Дорога петляет у подножия гор особо мрачного серого цвета, сплошь скалы и обрывы, ни кустика, ни травинки, а вершины в лучах заходящего солнца кроваво сверкают. С другой стороны – плоская, глазу зацепиться не за что, равнина, вся поросшая синеватыми травами. И самое непонятное – над равниной тучи бабочек, пчелы жужжат, птицы шмыгают, а к горам даже не подлетают. Словно дорога эта стеной до неба огорожена...

– Ну? – снова спросил я Петьку, упорно разглядывавшего карту.
Да... Такого лица у него я не видел со времен полета на пегасиках.
– Нет, не уверен. И я не знаю, где мы, на карте этих гор нет.
Интересно. Мы с этой картой всю область изъездили – ни разу не подвела. А вдоль гор едем уже битый час, не может их не быть!
– И что делать будем? – спрашиваю.
– Если едем правильно, километров через пять деревня Вечное. Проверим?
И поехали мы дальше.

– Это вся деревня?
Петька молча почесал голову. А что тут скажешь, если домов ровно два – по обе стороны дороги. На равнине голубеет миленькая избушка, а каменный замкосарай приткнулся к горе. Причем дорога на этом и заканчивается! Тупик-с.
– Эй, есть кто? – подал голос Петька.
Как по команде, открылись обе двери, и два голоса разом начали:
– Добро пожаловать! – старуха из замкосарая.
– Чего забыли здесь? – красотка из избушки.
– Да, похоже, заблудились мы, – отвечаю обеим.
– Так разворачивайтесь и проваливайте! – красавица стала еще нелюбезнее.
– Заходите, отдохнете, выспитесь, – улыбается нам старуха. – Мой дом всегда открыт, особенно для таких, как вы. Давно жду, Петенька и Васенька.

Интересное дело! Я смотрю на Петьку, он на меня.
– Спасибо, бабуля! Только как вы нас ждать можете, мы ж тут случайно? – спрашиваю ее.
– А вот, милок. Смотрю, как вы приключения на свою... голову ищете, да и думаю, что скоренько ко мне пожалуете, – и улыбается еще шире.
Мне жутковато стало, а Петька, смотрю, дверь открывает уже. И тут вмешалась красотка.
– Ты опять за свое, старая? Рано им к тебе!
– А это им выбирать, соседка. Сама знаешь, я никого не неволю, все сами свои дороги выбирают.

– Рано! – красотка аж топнула и обратилась к нам: – Чего сидите-то? Уезжайте поскорее!
– Да почему же? – не выдержали мы хором.
– Потому что если останетесь, то навеки! Соседка моя – Смерть. А я Сонница.
– Зачем? Их судьба сюда привела! – рыкнула старуха.
– Чтобы знали! Чтоб выбор свой осмысленно сделали, не зря у них свобода воли есть. Так вот, выбирайте быстро: или немедленно уезжаете, или...
Мы не стали дожидаться окончания, Петька нажал на газ, и понеслись... А вдогонку долго доносилось, как спорили соседки.

© Драконесса Эллери. Jul 02 2011


Клубок идей.

Вот лежит лохматое чудовище с мотором. Обычно оно портит мне жизнь сотней изощренных способов, но сейчас просто спит. Или не просто? Кошка вытягивает лапы, выпускает когти, потом снова сворачивается калачиком и начинает причмокивать во сне. Видит сны? А что снится котам? Наверное, птички, мышки и молоко. Глажу чудовище – пусть сны будут добрыми.

Вот другое лохматое чудовище. Когда мы идем по улице, все на нас оглядываются – настолько оно страшное. Обычно оно с истеричным лаем носится по квартире, но сейчас... Похоже, ему снится подзаборное детство: перебирает лапами, убегая от кого-то, и поскуливает. Гладить не буду, он сквозь сон не станет разбирать, кого цапнул.
Вот еще одно – бородатое – чудовище, которое храпит так, что у меня уши закладывает. Тоже сны смотрит, иначе не отмахивался бы от кого-то. Эй, поосторожнее, я же рядом! А будить все равно бесполезно, сон у него мертвецкий. Хорошо хоть, что не вечный...

Гамлет, помнится, пытался понять разницу между сном и смертью. "Какие сны приснятся в смертном сне, когда мы сбросим этот бренный шум..." Если верить верующим, там тоже колдует Оле-Лукойе: праведнику – цветные, добрые и приятные, сады там всякие, фонтаны, гурии; грешнику – черные, тревожные, с чугунными сковородками, скорпионами и рогатыми демонами. На мой вкус, и то, и другое скучновато. Ну представьте, целую вечность глазеть на вечнозеленый садик и слушать вечножурчащий фонтан – этак снова помереть захочется. На этот раз от тоски. Или от ужаса, если все время любоваться на страховидных тварей.

Атеисты, впрочем, в смертные сны не верят. Они верят в смертный бревнизм: лежит тушка и снов не видит. По причине отмирания того, что их воспринимает. Или производит, тут вопрос неясный. Но позвольте, это же еще тоскливее – ни картинки, ни надежды (пусть и туманной) на пробуждение.
Есть, впрочем, такие, кто считает всю нашу жизнь сном. То есть это мой спящий разум породил трех спящих чудовищ, а как проснусь, так их и не станет. Такая вот диалектика: если жизнь – сон, то смерть – пробуждение. Туго они затянули идейный клубочек, даже концов не сыщешь: либо ты спишь, либо ты помер уже. Как говорится, другой альтернативы нет...

Хочу ли я на таких условиях просыпаться? Чтобы ни шерсти, ни лая, ни бороды колючей? Нет, не хочу. Поэтому назло всем философам засну и проснусь от шепота "Доброе утро, любимая". И пусть это во сне – в МОЕМ сне. Пока могу им наслаждаться, я живу, а со смертными снами погодим. Немножко. А еще лучше – множко.

© Драконесса Эллери. Jul 04 2011


Кошмар.

Т. Пратчетту посвящается

Смерть проснулся. Человек проснулся бы в холодном поту, но на его костях не было кожи и, следовательно, потовых желез. Лишь громкий крик отметил пробуждение.

Все из-за сна. Казалось бы, отсутствие мозга в черепе исключало возможность сновидения, однако вопреки природе они виделись довольно часто. Как правило, это было вторичное переживание рабочих моментов: переполненные больницы, эпицентры землетрясений, волны от тонущих лайнеров, треск лесных пожаров и тому подобное. Знакомые картины, подкрепляющие его самооценку. Иногда случались экзотические образы вроде выпивки на троих с Чумой и Тифом или приема для стихийных бедствий. Эти делали его вечную улыбку несколько шире. Бывали и неприятные сны, например, однажды он всю ночь искал потерянную косу и нашел ее только под утро, заглянув к Плюшкину. С тех пор Гоголя он не читал.

Но сегодняшний сон был просто ужасен! Смерть сел в постели, затем встал, подошел к столику и плеснул в бокал водки – она всегда помогала снять напряжение. И упал в кресло, вновь осмысляя кошмар.
В начале ничто не вызывало тревоги: ему привиделся налет террористов на деревушку. Пули пронзали головы и прочие органы с такой точностью, что он только успевал обрезать нити жизней. Его коса потянулась к парнишке лет шести, на которого было наставлено дуло, – и тут пацан увернулся, скатившись в овраг, а коса чиркнула по пустоте.

Смерть перевернулся на другой бок, и увидел парнишку подросшим. Он лез на дерево и уверенно приближался к давно сгнившей ветке. Еще немного – и она рухнет вместе с человечком. Смерть приготовился отрезать нить, но того цапнула какая-то тварь, и он повернул назад. Смерть разочарованно помотал головой. Этот гад, уже юноша, провожал девушку. Смерть стоял за углом рядом с ее бывшим парнем и с интересом смотрел на блеск ножа ревнивца. Когда бандит выскочил, Смерть поднял косу, но тут же со сдавленным стоном опустил ее: девушка тренированным ударом в пах нейтрализовала нападающего.

На этот раз ему пришлось поворочаться, чтобы продолжить сон. Совсем уже взрослый гад сидел за рулем новенькой машины и одной рукой крутил его, а другой набирал номер телефона. В салоне орала музыка, спидометр показывал 220. Удобно расположившийся Смерть ждал спешащий навстречу грузовик, потирая косу, как вдруг машина резко затормозилась. Остальные тоже. "Чертовы пробки!" – пробормотал он и еще раз приложил усилия к засыпанию. Постаревший гад лежал на операционном столе. Пьяный хирург не оставлял ни единого шанса больному, и Смерть приготовился. Внезапно доктор с воплем выбежал из операционной – под влиянием выпитого он увидел незримого гостя.

– Да ну его к чертям! – сказал Смерть, опустошив бутылку. – Пусть живет вечно.

© Драконесса Эллери. Jul 07 2011


Симметричный ответ.

Чертоги были прекрасны. Стены лучились опаловым блеском, а словно светящийся изнутри потолок не смог бы описать ни один поэт. Несмотря на все это великолепие, ни одна душа не испытывала здесь восхищения, ибо в чертогах смерти царило уныние.

Вереницы душ появлялись, чтобы предстать перед престолом из черного хрусталя. В дни спокойствия и мира их были единицы, в дни войн и эпидемий прибывали целые армии, но сколько бы их ни было, каждый был записан в книге, лежащей перед престолом. Властительница чертогов, строгая и прекрасная, мгновенно находила каждое, читала о деяниях и выносила свой вердикт: в свет, в туман, во тьму – и души незамедлительно исчезали. Редко она задумывалась о приговоре, но сейчас...

Сейчас перед престолом стоял иссохший старичок с пронзительными глазами. Он бесстрашно смотрел в лицо хозяйки, а в его позе чувствовался вызов. Наполнявшее чертоги молчание звенело от напряжения, ибо Смерть уже добрых полчаса перечитывала длинный перечень его дел.

Наконец случилось невероятное.
– Значит, это ты посягнул на извечный порядок? – спросила хозяйка, и голос ее был подобен ледяному металлу. – Ты ввергал умирающих в сон, неотличимый от смерти, и позволял хирургам копаться в их внутренностях. Ты держал их на моем пороге, не давая войти, а потом вызывал к жизни. Иные неделями стояли там, и я уже видела их лица и раскрывала страницы их имен, а они поворачивались и возвращались лишь спустя годы! И вот ты сам здесь. Наконец-то!

Казалось, Смерть даже порозовела – не то от удовольствия, не то от гнева. Но тут произошло еще одно невозможное событие.
– Кха-кха! – прокашлялся старик, явно готовясь к речи.
Смерть испепеляющее смотрела на него, но покойник твердо начал:
– Да, я творил иллюзию смерти ради жизни. Да, я подчинил себе сон и сделал его столь глубоким, что люди не чувствовали боли и страха, и дал возможность моим коллегам чинить пораженное. Да, я вводил в кому, чтобы больные не теряли сил, мечась в бреду, и выводил из нее, когда организм становился крепче.

Смерть улыбнулась, и было в этом нечто неописуемо жуткое.
– И вот ты умер и больше не сможешь мешать мне.
– А это неважно. У меня остались ученики – много, и у них есть ученики. Целая армия, противостоящая тебе, армия укротителей сна. Я был первым, но не останусь последним.
Хозяйка задумалась на миг, казавшийся вечностью, и расхохоталась.
– Я знаю, как наказать тебя. Тьмы мало за твои дела, и я приговариваю тебя к сну в моих чертогах.
– Вечному? – усмехнулся старик?
– Нет. Только до того дня, когда твое мастерство будет утрачено.
– Это невозможно!

– Да ну? ЕГЭ, болонская система, эффективный маркетинг и инновации – волшебные вещи! Я думаю, одного поколения хватит, чтобы забыть все. А теперь спи, учитель!

© Драконесса Эллери. Jul 16 2011


Возвращение буревестника.

Над лазурной равниной моря снова царило безмятежное спокойствие, ничто не нарушало сонную тишину этого утра. Волны лениво наползали на берег и, не в силах двигаться дальше, откатывались назад.
Внезапно откуда-то из небесного простора появилась черная точка. Приближаясь и увеличиваясь, она оказалась большой черной птицей. Птица выглядела неважно: огромные крылья с трудом рассекали воздух, каждое мгновение казалось, что летун вот-вот свалится и камнем пойдет ко дну. Чудом он дотянул до скалы, подобрал крылья и, отдышавшись, начал неуклюже ковылять, заглядывая в крупные расщелины. Буревестник явно кого-то искал

– Что потерял? – раздалось из-за его спины.
Буревестник вздрогнул и обернулся.
– Ты? – спросил он толстого пингвина, высунувшего голову из прохладной норы.
– Что – я? – поинтересовался пингвин.
– Ты меня в прошлый прилет на мыс Бурь отправлял?
– Нет, не я, – ответил абориген. – А что будет тому, кто отправил?
Буревестник злобно заскрежетал клювом.
– Будет, будет. Рагу из пингвинятины. Я ж туда полетел, думал – самое мне место!
– А чего вернулся? – засыпающим голосом протянул пингвин.
– Нет его! Нигде! Я весь мир облетел, крылья стер до кровавых мозолей. Вот и хотел посмотреть в глаза этому негодяю.

Буревестник готов был негодовать долго, но его остановил хохот собеседника.
– Слушай, ну ты и темнота! А еще морской странник называешься! Его ж переименовали, – задыхаясь от смеха, пропыхтел пингвин. – Он теперь мыс Доброй Надежды, вот.
Глаза буревестника стали безумными.
– Но почему?
– А кому бури нужны? Разрушения всякие там, смерть. Лучше уж надеяться.
– На что можно надеяться ТАМ? – возмущенно крикнул буревестник. – Это еще более сонное место, чем твоя скала.
– Сон – это хорошо, – пингвин поерзал, устраиваясь поудобнее. – Сил придает, настроение улучшает.
– Сон подобен смерти! – не унимался буревестник. – Я ничего не вижу и не слышу, мое тело бездействует, я ничего не могу делать. Это... это маленькая смерть!

– Может. Только по мне маленькая смерть лучше, чем большая, она не насовсем. Я вот сейчас в жару попомираю, а вечером – в море, за рыбкой. И тебе советую.
– Ни за что! – вскинулся пришелец. – Добровольно ввергнуть себя в небытие, хотя бы на время, я не могу.
– А зря. Вон у тебя крылья еле шевелятся, глазки закрываются. Если не поспишь, то врежешься в скалу или просто на лету помрешь, и будет тебе вместо маленькой смерти вечный сон. Без права на пробуждение, – противно хихикнул пингвин.

Буревестник хотел было гордо взмыть над ним, но крылья отказались слушаться.
– Хм... – смущенно откашлялся он. – Похоже, я слегка не в форме. Ты не подвинешься?
И через минуту окрестность уже слушала храпящий дуэт.

© Драконесса Эллери. Jul 26 2011


Великим Начинаниям – Удача и Великие Свершения!
Долгим Походам и Странствиям – Счастливый Исход!
Уставшим Путникам – Яркий Свет и Добрый Огонь!

Библиотека   Хранилище Преданий   Драконесса Эллери, Первый Страж
 

© Орден рыцарей ВнеЗемелья. 2000-2019. Все права защищены. Любое коммерческое использование информации, представленной на этом сайте, без согласия правообладателей запрещено и преследуется в соответствии с законами об авторских правах и международными соглашениями.

Мир ВнеЗемелья, Проект Магистра Ордена ISNik-а, 2006-2017 ВнеЗемелье это – вне Земли...
  Original Idea © 2000-2019. ISNik
  Design & Support © 2000-2019. Smoky


MWB - Баннерная сеть по непознанному
 
Баннерная сеть сайтов по непознанному

Анализ сайта Яндекс цитирования