24 ноября 2017 года нашей эры, III тысячелетие: Поздравляем с Днем Рождения Незабвенного Академика Природных Сил, Мага Дракона Рассвета (Вилая)! Пополнения в Гобеленах : Живые Гобелены (Smoky).      11 октября 2019 года нашей эры, III тысячелетие: Магистрат поздравляет Орден с 19-ой годовщиной построения Цитадели! Ура, Дамы и Господа! Виват смелым, терпеливым и плодотворным Рыцарям Ордена!      Обратите внимание! β-Цитадель вместе с Каминным Залом перехала на ordenknights.ru. Просьба ко всем рыцарям и гостям Ордена: смените Короткие Переходы на Цитадель в своих Замках!
 
Главная Башня   
Триумфальный Зал   
Геральдический Зал   
Тронный Зал   
Библиотека   
Хранилище Преданий   •   
Созвездие Баллад   •   
Хранилище Манускриптов   •   
Хранилище Свитков   •   
Книга Заговоров   •   
Игры творцов   •   
Легенда   •   
Магия Пера   •   
 
Турнирный Зал   
Гобелены   
Трапезный Зал   
Артефактная   
Зал Мелодий   
Мастерские   
Кельи   
Кулуары   
Каминный Зал   
Гостевой Зал   
Альфа-Цитадель   
Личный Замок Магистра ISNik-а, 2000-2017
Личный Замок Тайного Советника, Хозяйки Цитадели, Smoky - Прибрежные Валуны, с 2000 г
Волшебная Частица Цитадели Ордена рыцарей ВнеЗемелья. Хранится в Тронном Зале. Дается в руки всем желающим. Обращаться бережно!
 
Дипломатия Ордена

Лунная Радуга, Проект Магистра Ордена ISNik-а, 2006-2017
Музей раритетных сайтов
 
Гид Цитадели


 
Библиотека   Хранилище Преданий   Даля, Миротворец

Как снег делили, и что из этого получилось.

Эта осень со своими дождями, то проливными, то моросящими, то со снегом, который уже на лету тает, затянулась. Когда же будет зима и много снега?
Грустные глаза женщины. Трудно было определить ее возраст, возможно, из-за серой одежды, а, может быть, из-за морщинок на лице, которые уже можно было рассмотреть. Грустные глаза женщины были устремлены в проем большого окна, со стекающими каплями дождя на стеклах.

Нехотя женщина встала с кресла и, войдя в спальню, подошла к зеркалу. Чувствовалось, что отражение ей было не по душе. А кого может радовать одинокая не нравившаяся себе женщина?
Когда-то – казалось совсем недавно – кругом были друзья, подруги, она была всегда всем нужна, телефон не замолкал ни на минуту. Она не задумываясь дарила радость, если у человека была печаль, и когда ей это удавалась, она сама была счастлива, словно это ей подарили подарок.

Все произошло очень быстро. И вот ты одна. Ни звонков, ни друзей, ни подруг. Нет, конечно, подруги есть, но совсем не те, которые окружали ее все последние годы. Эти подруги возникли как-то сразу, из далекого прошлого. Просто позвонили, ты по мне не соскучилась? И одна, и вторая. Да, я соскучилась, но я вас совсем забыла, Спасибо, девочки, что вы у меня есть.

По лесной тропе, засыпанной снегом, идет девушка. Ей весело, она ловит снежинки на свои варежки и, слизнув языком холодный снежок, звонко смеется. А вот и дом. Его построили давно, но приезжала она туда редко, хотя очень любила это место. Прекрасный еловый лес, озеро невдалеке и звонкая тишина. Снегом завалило весь сад, даже дом казался маленькой избушкой. Взяв лопату, девушка стала расчищать снег вокруг дома. Раскрасневшаяся, с румянцем на щеках, она весело швыряла легкий снег во все стороны.
– А не лучше ли, если мы будем кидать снег в одну кучу – лопату я, и лопату Вы? Смотришь, и гора вырастет, будем с нее кататься на чем-нибудь.

Девушка повернулась на голос.
– Здравствуйте, я не знала, что кто-то кроме меня мог сюда приехать зимой.
Это был ее сосед, молодой человек, моряк дальнего плавания. Как правило, летом он несколько месяцев жил на даче.
– Зимой здесь отлично, я иногда приезжаю отдохнуть от запахов города и побыть наедине с собой. Вы замечательно выглядите, просто прелесть. Ну что, начнем снег делить? Лопата с моей стороны и лопата с Вашей.
– Я готова, – смеясь, ответила девушка, – только с Вашей стороны две лопаты, а с моей – одну лопату.
Снег закружился как метель.

Ха-ха-ха, звонит будильник.
– Это был сон, но такой добрый, хороший сон, как сказка, – прошептала женщина.
Взглянув на себя в зеркало, она вдруг услышала: "Вы – просто прелесть". Давно никто не говорил ей такие слова, они были очень приятны, даже во сне.
– Где искрящиеся радостью глаза, где милая улыбка, где звонкий голос, где летящая походка? – обратилась она к своему отражению. – Сейчас все найдем, я уже об этом где-то читала, где-то видела.
Первое, поднимем голос.
Итак, стою ровно! Грудь приподнята! Живот втянут и расслаблен! Плечи опущены и расправлены.

На лице – широкая улыбка от души!
Да, при выполнении этого упражнения очень важно сохранять улыбку на лице – так будет эффективнее!
А теперь, представляю себе Останкинскую телебашню! Я там когда-то была, в ресторане "Седьмое небо". Очень хорошо представляю себе Останкинский лифт.
И вот теперь – начинаю плавно рычать с самых нижних звуков до максимально верхних (включая фальцетные)! Мой голос идет медленно и плавно вверх, как останкинский ЛИФТ.
На самом верху – остановка.
Повторяю не менее восьми раз. А потом, тоже самое – только движение с самого верха.
Отлично. Делаю неделю. Потом посмотрим.

Прошла неделя. Она пунктуально выполняла эти несложные упражнения, времени уходило примерно пятнадцать минут, радости было на целый день.
"Соловей мой, соловей, голосистый, соооловей..." – и закашлялась. Но звучание голоса ей внезапно понравилось.
Весело рассмеявшись, она приняла легкий душ и подойдя к зеркалу строго сказала:
– У нас все получится, но подключим закон концентрации. Почему только голос? Параллельно можно заняться естественным омоложением моего грустного лица.

Года два тому назад она ехала в поезде в Москву. Ее подруга, Нина, разместилась в соседнем купе. Ехать одну ночь, и поэтому они не стали беспокоить очень приятную пару, которая уже находилась в этом купе. Перед тем, как ложиться спать, Лиина – ведь ее так звали – зашла к подруге пожелать спокойной ночи и услышала интересный разговор молодого человека с Ниной.
Он рассказывал, как ему удалось преодолеть проблемы со здоровьем, которые у него возникли довольно давно. После окончания разговора Лиина попросила его е-мэйл. И с тех пор молодой человек часто присылал ей интересные сообщения. Одним из таких советов было естественное омоложение лица и борьба с неправильным подбором косметических средств, а лучше вообще их не употреблять. Лина считала, что это чересчур и потом быстро забыла эту тему.
Но письмо молодого человека оказалось ненапрсным.
– Теперь начнем омолаживать естественным путем лицо, личико. Начинаем.

Сначала "протаивание": нежно провести руками, почти не касаясь лица, три раза.
Потом "машинка" – расслабление губ и тоже три раза
"Поцелуйчик": крутишь губами, сжатыми, как для поцелуя, сначала в одну, потом в другую сторону.
Потом крутишь носом, потом "гусь" и "жираф". И все по три раза.
Через неделю проглянуло что-то детское в выражении лица, продолжаю.
– Лина, что ты делаешь с лицом? – спросила ее соседка по дому.
Соседка была врачом и за собой очень следила. Лет десять они ходили на занятия шейпингом в спортивный клуб, который находился прямо во дворе дома. Лина ничего не ответила, просто улыбнулась, как бы говоря: "да брось, о чем ты говоришь?"
Но вечером она переворошила все письма по исцелению и решила заняться ногами, походкой.

В сообщении было написано четко: "Если ноги кривые – выпрямляются, если х-образные – делаются кривыми, если нормальные – будут еще лучше".
Делаешь семь упражнений для ленивых. Пятнадцать минут, да еще и через два дня – работает исцеляющий импульс.
Еще неделя.
Отлично. Улучшилась походка.
Тренировка по мини-курсу состоит из пяти упражнений. В общем, утром вся в спорте.
Заметила, что на лице, даже, когда одна – легкая улыбка. Такое впечатление, что я очень довольна собой.

Скоро Новый год, пора позаботиться не только о хорошем настроении, но и о подарках родным и близким. И Лина решила пройтись по новому, открывшемуся недавно большому магазину. Ну, ладно, супер-маркету "Галерея". В нем расположено 290 магазинов.
– За день пробегу.
Магазины были нормальные – Франция, Лондон, Бе-Бе-Америка и много других. Целого дня не понадобилось. Профессиональный взгляд выбирал то, что привлекало. Рассматривая довольно красивую блузку, Лина обратила внимание на мужчину лет пятидесяти. Он стоял неподвижно и очевидно кого-то ждал, иногда бросая взгляд на витрины и на нарядные елки. Что-то знакомое промелькнуло во взгляде, который скользнул по Лине. Ей казалось, что она уже видела этого человека, возможно, даже в подобной ситуации.

Поэтому она не придала особо значения этому факту. Город большой, люди встречаются каждый день, проходят мимо, иногда встречаются взглядами, а потом думаешь, где я его видела?
И вот подарки куплены, выбраны с любовью и вниманием. Лина была довольна. Красочные новогодние мешки, они были большие и легкие.
Идя по широкому проходу "Галереи", она обернулась посмотреть на вывеску магазина, в котором провела больше всего времени, и увидела, что тот мужчина изумленно смотрит ей вслед. Лина пожала плечами и продолжила путь.

Утром следующего дня все как и в последние две-три недели было тщательно выполнено: лицо, зарядка, рычание машины, спускающейся и поднимающейся на Останкинскую башню.
Зазвонил мобильник.
– Лина, это Вы? – мужской голос был неуверенный и тихий.
– Да, я Вас слушаю, – ответила она.
После того, как она занялась электронной коммерцией, мобильник стал основным орудием ее работы Звонили утром, днем, вечером, иногда поздно ночью, но эти звонки были из Сибири, Казахстана, Петропавловска – там еще был вечер или утро. И поэтому этот звонок ее не удивил, это звонят партнеры.

– Лина, Вы, наверное, меня не помните, это было очень давно. Я – художник, Алексей Цветков. Мы с Вами познакомились на концерте, а потом пешком шли по городу и разговаривали. Это был волшебный вечер, я его запомнил на всю жизнь. К сожалению, я на следующий день уезжал в Новосибирск. А перед этим долго стоял у Вашего дома и ждал. Ждал, чтобы передать Вам письмо. Я знал только Ваше имя, Лиина. Это была музыка. Я попросил какую-то женщину передать это письмо Лине, обрисовал Вас. С тех пор я ничего не знал о Вас. И вдруг вчера в "Галерее", я поймал Ваш взгляд. Я ведь художник и потому Вас узнал. Вчера я не посмел подойти. И Вы ушли. Простите меня, но я пошел за Вами. Я забыл о своем друге, с которым пришел в магазин, о его жене, они меня долго ждали. Я пришел к ним домой уже утром. Я шел по ночному городу, все чувства были как в тот вечер, когда рядом со мной Вы шли такая далекая, такая прекрасная девушка, которая рассказывала о городе, о друзьях, об учебе, о своих увлечениях. Лина, я Вас сразу узнал.

Голос все повышался, становился энергичнее, в нем пылала страсть любви.
Лина слушала. Да, она вспомнила, как женщина из другой парадной передала ей письмо от молодого художника. Она сказала: "Он просил, очень просил передать тебе это письмо".
Она его читала по дороге в институт. Он писал, что впервые в жизни благодарен судьбе, что на свете живет такая девушка, впервые он объят каким-то незнакомым чувством счастья. Это письмо было очень большое. Она его не выбросила, оно долго лежало у нее в бумагах. Тогда она восприняла его как отрывок из книги. Лишь когда Лина сама полюбила, только тогда она поняла чувство молодого художника.

– Да, Алексей, я Вас помню, и письмо я получила. Много лет прошло, и сейчас я Вам могу сказать спасибо за него. Мне было приятно вспоминать о нем.
– Лина, нам надо встретиться, я Вас прошу, не отказывайте мне в этом. Где угодно, в любое время, я буду счастлив получить от Вас согласие на встречу. Я серьезный человек, Вы меня не бойтесь. Прошу Вас, поверьте мне. Да, жизнь изменилась, изменились мы сами, меня Вы не узнали, мимолетно глянув на меня. И это правильно. Но те чувства, которые вернулись ко мне вчера, стоят всей моей жизни. Не откажите, прошу Вас, милая, незабываемая Лина.
– Алексей, я сейчас ничего не могу Вам обещать. Дело здесь не в страхе. У меня распланированы ближайшие два дня, но я попробую выделить кусочек времени. Позвоните завтра около двенадцати дня. Я постараюсь.
– Лина, спасибо Вам. Ни о чем не беспокойтесь, я все предусмотрю, обо всем подумаю, ни о чем не тревожьтесь. В двенадцать я буду звонить.
– До встречи.

Лина положила мобильник. Она была очень встревожена. Как будто все у нее было в порядке, все размеренно, все хорошо. И вдруг какие-то тучи. Она не знала, о чем сможет с ним говорить. Ведь она совсем другая. Его прежние чувства проживут до тех, пор пока он не увидит ее и не поговорит с ней. А потом? Возможно разочарование. И то, что питало его всю жизнь, очевидно, толкало на творчество, может растаять в одночасье. Хорошо, это или нет? Конечно, нет.
Кто я сейчас? Одинокая женщина, не слабая, конечно, умеющая преодолеть хандру и неудовлетворенность жизнью. Я себя хорошо знаю. Да, я способная, сильная, красивая, умная... Ну чем еще я могу себя приподнять? Что мне делать?

Наступило то самое завтра, скоро двенадцать часов. Лина проверила зарядку мобильника. Деньги на счете.
Пусть будет, как будет. Я не могу отказать человеку в возможности разочароваться. А, может, и нет. Ведь смог же он за один вечер так полюбить незнакомую девушку и потом помнить всю жизнь. Значит, я не очень серенькая, как иногда себе кажусь.
Мобильник.
– Лина, я жду.
– Хорошо, Алексей, где?
– Я у Вашего дома, мы с другом на машине. Жду.

Прошло два месяца.
Из квартиры слышно колоратурное сопрано: "Горные вершины спят во тьме ночной...".
"Милая, милая Лина!
Опять я в Новосибирске, но я каждую минуту, каждую секунду с тобой. Спасибо тебе, любимая, за счастье, которое ты мне вновь подарила. Я снова молод, и конца этому чувству нет.
Я написал твой портрет, и каждый день ты со мной. Ты еще прекраснее, чем та девочка из моей юности.
Я жду нашей встречи. Ничего, что впереди еще двести восемьдесят четыре дня. Каждый день – это счастье, счастье ожидания".
– Алексей, как ты? Прости, зарядка кончается, перезвоню.

© Даля. Dec 22 2011


Рецензии к "Как снег делили, и..."

Dalahan : Так, ну а вот тут я совершенно не соглашусь с общественным мнением! Или же с общественными глюками. Если только это не мои собственные. Работа очень хорошая, сильная и, вместе с тем, милая и праздничная на самом деле! Может, несколько серьезная. Но лично меня работа этим и подкупила. Праздничная сказка имеет право быть и серьезной, и бытовой. Главное, чтобы ее пронизывало волшебное настроение. А оно меня здесь пронизало.
Edinet : Мило, но не в тему.
Тень Цитадели : А тут, наоборот, вроде бы про светлые чувства, но так горестно, что, честно говоря, после прочтения Тень стал задумчиво присматриваться к крюку для люстры. НЕ знаю, откуда такое состояние, но с радостной сказкой не ассоциируется... Если Автор так хотел, то это – БРАВО, но не клеится с заданием. А если не хотел...
Strannik : Немного запутано, хотя и мило, да.
Лотадан : Милая вещица, очень женская. Если бы не обилие технических деталей и мелкие шероховатости в тексте, дал бы больше баллов.
Smoky : Мнение судьи : Как я уже говорила Автору, мне данная работа понравилась. Правда, тема тут не раскрыта, а лишь упомянута. Это – минус. Но сама вещь очень похожа на сказку, которой иногда крайне не хватает в жизни. Реальную, но все же сказку – это плюс работе. Написано по-женски нежно, но совершенно не сопливо. А героиня, вроде бы обычная женщина, внушает глубокое уважение. И качество работы в этот раз хорошее, что меня тоже очень порадовало. Короче, госпожа Даля, пишите как можно больше! Идеи у Вас есть, Вы сами мне сознались, а я запомнила. Вот и пишите! И не только на конкурсы.


Материнская любовь.

Весна.
– Привет, Наташа!
– Ой, Галина, здравствуй!
Девушки обнялись, было видно, что радость встречи переполняет их, не было ни тени притворства в их звонких, веселых голосах.

Галина и Наташа работали в одной компании, это был электронный бизнес, целью которого являлось продвижение чудодейственного натурального сока Xango. Этот сок изготавливался из малоазиатского фрукта с названием мангостин. Он славился с древности своими целебными качествами. Особенно богата была шкурка, так называемый перикарпий этого фрукта. Тибетские монахи еще с 1746 года собирали этот перикарпий, сушили его, измельчали в пыльцу и накладывали ее на больные места.

Происходили прямо чудеса, выздоровление было моментальное. Никто не знал причин такого замечательного выздоровления. Ну, да ладно, не будем углубляться в эти тропические дебри. Одним словом в нашей стране результаты были тоже замечательные, и возможно, мы еще о них немало услышим. Следует заметить, что формулу сохранения этого фрукта в виде сока разработали молодые американцы из Солт лэйк сити.

Галина родилась в Москве, но постоянно жила в Ленинграде, Санкт-Петербурге. Раньше работала начальником общего отдела в крупном лесопромышленном холдинге, зарплата была нормальная, работа ей нравилась. Отдаваясь всей душой и своим талантом любви к людям, она никогда не замечала завистливых взглядов, улыбка всегда появлялась у нее на лице при встрече с людьми. Делясь своим опытом, Галина не задумывалась о том, что обучая сотрудников быстро решать поставленные задачи, она постепенно становилась не таким бесценным специалистом.

Как результат, которого стоило ожидать – компанию купила американская корпорация и, ссылаясь на кризис, сократила многих сотрудников, которые действительно создали и развили из маленькой конторы богатейший лесопромышленный холдинг. Правда, когда Галину пригласил самый маленький из всех директоров компании – а их было двадцать девять – и сказал, что ее должность будет сокращена и очевидно Галина тоже будет в списках на сокращение, у нее произошло какое-то озарение.

Галина вспомнила, как в начале ее трудового пути в этой компании, вот этот самый директор был тогда вахтером. Конечно, как же он мог пропустить такую возможность. На любом совещании, где он пытался показать свой опыт новой для него работы, он ловил как бы невзначай брошенный взгляд Галины – "если врешь, то подпрыгивай" говорил этот взгляд. Да все стало ясно.
– Хорошо, а нельзя ли сократить меня прямо завтра? – произнесла она. Нет, конечно, уволили ее только через полтора месяца.

Это все равно было тяжело пережить, но сок ей помог и не только как продукт питания. Она с радостью влилась в эту новую копанию Xango. И опять Галина начала обучать людей пользоваться компьютером, программой, как делать заказы, регистрироваться и так далее, не замечая того, что люди, в основном, везде одинаковые. Они научились работать, а она потеряла много времени – надо было на себя больше работать. Но ведь ей этого не объяснишь.

А Наташа была родом из Молдавии, и акцент в разговоре у нее молдавский. Но Наташа – уникальная молодая женщина. Редко такие встречаются. В восемнадцать лет она вышла замуж по огромной любви. У мужа уже было двое маленьких детей. Он работал на стройке, приезжал домой поздно. Дома его ждали, все прибрано, наготовлено, сразу чистое полотенце, рубашка и, конечно, любовь. А когда муж засыпал, Наташа шла во двор и мыла его машину, обтирала сидение.

Итак продолжалось каждый день. Возможно, все было бы хорошо, если бы еще ее муж не был гуленой. Наташа плакала, когда он не приходил домой, еще больше заботилась о детях, которых теперь было четверо. И вот в один из таких дней, придя домой с очередной гулянки, он впервые побил Наташу. Когда он уснул, она собрала всех детей и убежала от него. Домой к мужу она уже никогда не вернулась, вот так прошла огромная любовь.

Галина часто слушала рассказы своей подруги и однажды спросила, сколько же тебе надо было сил, чтобы вынести все это? Наташа улыбнулась, глаза ее стали грустными.
– Знаешь, Галина, что такое настоящая материнская любовь? Я тебе расскажу один маленький эпизод.

***

Была весна, зеленела трава, солнце обогревало землю, и я решила сделать генеральную уборку. Сняла с окон занавески, белье, детские платьишки. Все настирала, отбелила и вышла в огород повесить сушиться. Стояла теплая погода. Соседка, еще совсем тоненькая юная девочка, собирала листья с грядок и тяпкой пыталась вытащить корни из земли.

Рядом с ней играл маленький карапуз. Он брал лопаточкой землю, потом, не обращая внимания, что на лопатке ничего не задержалось, серьезно, пыхтя от старания, топал на конец огорода и как бы бросал с лопатки землю. Он посмотрел на меня, и я увидела солнышко, которое дети рисуют на листочках. Смеющиеся глазки и рот. Ну, солнышко и все. Я рассмеялась, продолжая вешать на веревку белье, снимая его со своих плеч.

И вдруг, крик! Я вздрогнула и, ничего не понимая, бросилась к соседке. А малыша нигде нет, только слегка покачивалась дощатая дверка от летнего туалета. И внезапно, эта худенькая, тоненькая девочка, словно вихрь пролетает мимо меня, подбегает к строению, поднимает его целиком, как пушинку, и швыряет вперед, а сама затем прыгает в яму.

Когда я подбежала, то на мгновение словно окаменела от ужаса. Молодая мать стояла по грудь в дерме и, высоко подняв грязные руки, держала своего чумазого малыша. Я схватила настиранные тряпки, висящие на моих плечах и, роняя слезы, приняла у нее ребенка. Он сначала даже не плакал, лишь махал ручками, пытаясь протереть глазенки. А уж потом, конечно, был рев. Мылись мы не один день.

***

Прошло несколько минут, никто не нарушал наступившую тишину. У каждой перед глазами стояла своя картина, созданная как отклик, как реакция, на такой, казалось бы, совсем не большой рассказ Наташи. Галина чувствовала, что ее глаза, как два озера, были наполнены слезами, и при малейшем движении век, слезы покатятся по щекам. Она отвернулась и незаметно провела ладонью по глазам.

– Наташка, это ужасно, представляешь, что почувствовал ребенок, когда он свалился в ту яму?
– Да, это страшно, но что бы было, если бы у этой девочки, его мамы, не хватило сил поднять и столкнуть строение с места? Это счастье, что все так кончилось. Да, на моих руках остались двое детей от мужа и двое своих, все называли меня мамой. Они уже большие, но и сейчас они все – мои дети.
– Материнская любовь сметает все преграды. Господи, какая в ней сила! – тихо произнесла Галина.

© Даля. Mar 08 2011


Рыцарь в жизни дамы.
III место в Ристалище N 11 (отредактированный вариант)

Тишина. Сине-голубые шелковистые портьеры слегка колыхались от утреннего, еще свежего ветерка открытой форточки большого окна. Небольшой компьютерный стол с полками коричневатого цвета, шкаф, трюмо – все со вкусом было подобрано, возможно, к испанским дверям такого же цвета с резными золотистыми стеклами. Казалось, что все в этой небольшой уютной комнате было погружено в волшебный сон, включая полуторную кровать, на которой действительно сладко и безмятежно спала молодая женщина.

Внимательно рассматривая эту комнату – ее картины, книги, всякие папки, тетради, любимые фотографии – чувствовалось, что каждая вещь была пропитана любовью и заботой, и можно было приблизительно охарактеризовать ее хозяйку. Очень подвижная и живая – об этом говорили картины с танцующими девушками и желтый холохуп с выпуклыми круглыми накладками, горделиво стоящий возле боковой стенки шкафа. Небольшой ковер на полу, электронные весы, могли рассказать о том, что здесь внимательно следят за состоянием фигуры. Хрустальная ваза на окне сообщала о том, что цветы в этом доме тоже не редкость. Книги на английском и французском языке; множество кассет; столик трюмо, уставленный изящными флаконами духов; всевозможные блестящие цепочки, висящие на обрамлении зеркала; какие-то живописные футлярчики и прочее, что трудно сразу описать. Но явно, присутствует ощущение тепла от всего этого, и на душе появляется улыбка.

Но что это? Ах, как не предусмотрительно – этот звонок будильника. Он был такой требовательный, постепенно повышая и усиливая свой мелодичный, но так не подходящий для этой обстановки, звук. Очевидно, этот звук услышали все. Шелковое одеяло в белоснежном с фиолетово- розовой вышивкой пододеяльнике, быстро соскользнуло на пол. Портьеры еще сильнее заколыхались. И, наконец, еще с закрытыми глазами женщина, грациозно изогнувшись, достала рукой до будильника и нежно прикрыла его рукой. Потом сладко потянувшись всем телом от пальчиков рук до пальчиков и пяточек ног, она открыла веселые глаза и быстро выпрыгнула из кровати.

– Как хорошо, просто замечательно!
Сегодня она должна была ехать в Москву, а потом во Вьетнам. Времени на сборы оставалось не так много. Поезд № 23, "Юность", уходил в13:05. Она об этом подумала с юмором и с некоторой грустью – "юность уходит в 13:05" и улыбнулась сама себе. Да, она себе нравилась, она себя любила, хотя кое-какие коррективы было бы не прочь сделать. У нее был эталон хорошего настроения, он всегда лежал в шкафу на видном месте. Это был костюм, белые брюки, синяя с белым куртка, размер №44. Это ее всегда устраивало.

Но иногда – да такое бывало – пуговку на куртке было трудновато застегнуть. Этому костюму было уже лет десять. Кожаное пальто, меховая чернобурка на голове, небольшой чемодан на колесах и сумка через плечо. По традиции в семье Лины, когда отец или кто-то уезжал в командировку, все садились, кто куда мог, и несколько секунд молчали. То же самое сделала и она, прежде чем открыть дверь и выйти в мир.

Вагон был удобный, чистый, без всяких запахов. Место тоже попалось удобное, возле окна. Стоял январь. На улице мело, и было очень морозно. В разговорах о предстоящей командировке во Вьетнам время летело быстро, также быстро мелькали станции, поселки и города. Сотрудники проектного института – их было шесть человек – все мужчины и только одна женщина – она, Лина. С этими ребятами Лина неоднократно бывала в командировках на Дальнем Востоке, Комсомольске-на-Амуре, Владивостоке, в Северодвинске, в Североморске, Херсоне, Николаеве, Севастополе, Кубе, Индии и других замечательных уголках нашего земного шара.

Каждая командировка давала ей, конечно, не только производственный опыт, но и жизненный. По своей натуре она была очень добрая, несмотря на то, что ее иногда сравнивали с одной "железной российской леди". Да, внутренние устои у Лины были не сказать, что крепкие – это слово как-то не подходило к ее характеристике – но они были сильные. Она всегда знала, что достойно, а что вызывало у нее осуждение, но оно было внутри нее. С виду, Лина казалась очень непосредственной. Встречала новых людей с каким-то детским удивлением, как будто ожидая нового чуда.

Однажды, будучи в Индии, в одном городе на берегу Индийского океана, она с коллегами по работе загорала на пляже. В тот день был шторм. Волны поднимались, как огромные высотные дома. Выход к морю был не песчаный. Он был покрыт большими валунами. И огромные волны, обрушиваясь на них целое облако брызг. Желания войти в море не было. Лина плавала, но не очень хорошо. Она не умела подныривать под волны, чтобы они не обрушивались на нее.
Руководитель технологического отдела, Юрий, подошел к своему товарищу по работе и попросил его сфотографировать его на фоне этого бушующего океана. Тот ответил:
– Почему ты не взял с собой свой фотоаппарат?

Лина вся внутренне сжалась от таких слов. Она просто не понимала, как можно было так ответить. Юрия, очевидно, тоже такой ответ поразил. Он пошел к камням, к океану, и, постояв там немного, крикнул:.
– Лина, ты пойдешь со мной плавать?
Она с ужасом посмотрела на несущуюся к берегу бешенную стометровую, как ей показалось, волну, и, сбросив легкий шелковый шарф, закрывающий ее плечи, побежала.
В реве волн она только слышала крик Юрия:
– Ныряй под волну, ныряй под волну!
И она ныряла. Выбравшись с трудом на берег, куда волны уже не доставали, Лина, взяв шарф и накинув снова его на плечи и, ничего никому не отвечая, пошла в гостиницу. Ночью океан шумел, и, сквозь сон услышав его грозные звуки, она вспоминала тишину, которая возникала, когда она ныряла вниз, под волну.

Но вот и Москва. Перебежками в метро, и, наконец, мы в Измайлово. Номера хорошие, у Лины, одноместный. Прекрасно.

***

С утра поехали в Министерство, а потом в банк, получать валюту. Надо было успеть до пятнадцати часов, но наша уважаемая делегации, к сожалению, опоздала, и пришлось ждать целый час, который прошел удивительно быстро и очень продуктивно. В самом начале этого часа в банке появился среднего роста полковник с волнистыми белокурыми волосами и стальным взглядом серо-синих глаз. Его шинель была как будто маловата – очень облегала талию. Лина заметила сразу эти несуразности, возможно, стоило выразиться по-другому, то есть, посмотреть, не полноват ли он? Но почему-то так думать не хотелось. Руководитель нашей питерской делегации сообщил тихо:
– Это наш руководитель. Говорят, очень серьезный, "снимает стружку сразу", не задумываясь.
Лина, несколько задумчиво стояла и вертела на пальце боковой локон, который спускался с высокой прически.

– Здравствуйте, я – Олег Георгиевич, на определенный период времени, Ваш руководитель и непосредственный начальник, – военный говорил четко, прямо рассматривая каждого из стоящих специалистов напротив него, – прошу Вас представиться.
– Главный инженер проекта, главный технолог, тепломеханик, представитель разработчика проекта заказа, – их было двое, – и электротехнические вопросы, – один за другим рапортовали члены делегации, невольно вставая на позицию полковника. Так же четко, как говорил он.
– В 17:00 совещание в ГТУ, в 23:55 – все вылетаем.
В это время начали работать операторы банка, голубоглазый полковник первым оформил свой заказ и получил причитающиеся ему документы и деньги. На ходу кивнув всем, он вышел.

Сказать, что новый начальник не произвел на Лину никакого впечатления, было бы не правильно. Она поневоле вспоминала его, как всегда, рисуя человека, может быть, даже лучше, чем он был на самом деле. Это был ее недостаток. Но это был недостаток лично для нее, а для других, о ком шла речь, был всегда подъем. На совещании, которое проводил и вел именно новый руководитель, были четко обозначены позиции, которых должны были держаться специалисты, каждый по своему направлению. Лину так и подмывало встать и сказать что-то очень важное, на ее взгляд, но к счастью, совещание закончилось, время оставалось мало, пора было собираться и ехать в аэропорт.

Полет был довольно продолжительный, Лина немного поспала, очень часто кормили, пила вино, мужчины – коньяки. В общем, полет оказался не таким однообразным, как она ожидала. Из ГТУ полетели во Вьетнам еще двенадцать военных специалистов. Это были командиры кораблей, летчики. Они веселились и рассказывали интересные и смешные истории, которые случались с ними в предыдущих поездках. Одна история Лине очень запомнилась.

Их команда остановилась в небольшой гостинице. Все отдыхали, один молодой офицер читал газету, кровать его стояла у окна. Вдруг из форточки на него свалился не большой удавчик. Перепугались все: и офицер, и удавчик. После того случая этот молодой офицер две недели заикался, но потом – слава Богу! – все прошло. Офицер, оказалось, летел в этом же самолете, и, как это было ни грустно, но, глядя на него, почему-то хотелось смеяться, особенно, когда Лина пыталась пить кофе.
Итак, самолет приземлился в Сайгоне. В этот период времени, говорили, что в Сайгоне можно было купить даже попугая и слона. Вот такой был красочный город. Устроились в гостинице, Лина попросила, чтобы ее кровать отодвинули от окна. Не смешно.

В Питере погода была холодная, около минус двадцать шесть градусов. А здесь – плюс сорок! Обдувал ветерок южный, теплый. Жара не чувствовалась. Весело болтая, вспоминая эпизоды перелета, они, не ожидая прибытия машины, пешком дошли до моря. Море, какое оно замечательное! Какой мелкий теплый песок. Лина быстро сняла платье, бросила его на песок и побежала к морю, к этой замечательно красивой воде. Вода была действительно теплой. Лина плыла, создавая брызги, рассматривая дно, она была счастлива.

– Лина, не заплывайте далеко, возвращайтесь, мы скоро уезжаем, – голос был незнакомым, и она не сразу поняла, что просьба относится к ней. И только когда подошла к берегу, увидела стоящего в плавках молодого человека со светлыми волнистыми волосами в черных очках. Он стоял рядом с красивой девушкой-мулаткой, у которой на голове стояла корзина, очевидно, она что-то продавала. – Лина, идите сюда, посмотрите какая прелесть! – он помахал ей рукой.
Лина, набросив на плечи платье, как шарф, направилась к ним. Ей было неудобно и неловко. Слишком большой контраст. Зима и жара, шинель и плавки. Подойдя к Олегу Георгиевичу, она посмотрела на девушку и сказала, – какая красивая смуглая девушка!

Благодарный взгляд ярких глаз был в ответ.
– Да, красива, она знает русский язык, – сказал полковник, глядя на Лину.
– Нет, она красива, она белая, – восхищенно произнесла мулаточка.
Раздался гудок автомобиля. Пора было ехать.
Вечером все были приглашены в китайский ресторан. Играла музыка. Что-то подавали. Мясо было похоже на гусятину, такое жирноватое. Только через несколько дней Лина узнала, что это было мясо щенков, которых там специально выращивали. Сначала ей было неприятно, но она вспомнила, что жир ее отвратил от этой еды, и она отодвинула тарелку. Ее унесли Она была спокойна.

Укладываясь спать, Лина поняла, что она сожгла лицо и плечи – все горело. В ход пошли французские духи, кремы и мокрое полотенце. Спала хорошо, но ночью иногда проверяла форточку. Она была закрыта.
За завтраком все оживленно разговаривали. Руководитель весело смеялся, показывая в улыбке белоснежные зубы, он неоднократно пытался привлечь внимание Лины. Она по-женски интуитивно видела и чувствовала его маленькие хитрости. Но ей было приятно.

***

Огромный зал, овальный стол для заседаний, удобные стулья, моряки в белых перчатках, предлагающие соки, кофе, чай и печенье. Страна, выжженная напалмом. Страшно подумать.
Совещание открыл адмирал. Приветствие его было кратким. Он благодарил Советский Союз за помощь, которую оказывал Вьетнаму. После него наш новый руководитель начал говорить очень ярко, приводя факты и аргументы. Он говорил долго и страстно. Лина подумала, что пора переходить к конкретным вопросам по проектам. Но поняла, что она не правильно реагирует на ситуацию, и что, конечно, здесь надо иметь колоссальный опыт, чтобы проводить такие мероприятия международного масштаба, и стала внимательнее слушать, дабы понять дипломатические переговоры.

После вводной части всех разбили по группам, по специализациям. Лину атаковали шесть серьезных, очень сухощавых вьетнамских офицера. Они были тоже включены в работу по направлениям: трансформаторные подстанции, электрооборудование, испытательные станции, автоматизация технологических процессов, освещение и прочее, прочее.

Вопросов было много. Но Лина не первый раз была на защите проекта, она считалась опытным специалистом, хотя выглядела почти девочкой. Она сразу составила график работы офицеров, они были очень серьезные, даже не улыбались. Она понимала, какие задачи перед ними поставлены, и каково должно быть их решение. Им надо было выявить больше ошибок, чтобы получить дотации на строительство. Сколько будет, столько будет. Но не больше.

Первый день оказался довольно напряженным, и поэтому всех повезли в какой-то ресторан. Народа было много, но места были уже все расписаны поименно. Лина сидела за столом с двумя вьетнамскими и одним московским специалистами. Обед был с тайной, не все можно было понять, как есть. Какие-то лепешки – совсем тонкие, почти прозрачные – намазывались коричневым соусом, заворачивались. Лина не спрашивала из чего это все сделано, было бы глупо спрашивать офицеров, из чего приготовлено блюдо.

Заиграла музыка. Появились девушки-вьетнамки. Московский специалист, кажется, его звали Костя, шепнул ей, что это подарок для наших мужчин. Она сначала не поняла, о чем речь. Потом поняла, но не стала уточнять детали. Двое Питерцев, подойдя к Лине, предложили поехать отдыхать в гостиницу. Она согласилась, но как-то было тревожно. Ну, очень даже тревожно.
В этот момент к их компании подошел Олег Георгиевич,
– Лина, я Вас приглашаю на танец, – он на нее смотрел весело и в то же время ласково. И они закружились в вальсе.

– Лина, Вы мне не поверите, но, проводя совещание, глядя на ваши глубокие, ожидающие, прекрасные глаза, я чувствую себя, как орел. Вы мне очень нравитесь, Вы удивительная девушка. Да, нам адмирал сделал подарок – пригласил этих прекрасных девушек, чтобы нам было весело, чтобы мы отдохнули. Спасибо ему. Но, Лина, мы сейчас все едем в гостиницу и отпразднуем (без спиртного!) наш первый рабочий день в этом городе и в этой стране. И это будет только для Вас. Даже, если бы Вы ушли, я все равно Вас бы опередил и встретил в гостинице первым, – он радостно улыбался, кружась в вальсе, который специально для них играл вьетнамский оркестр. Он был счастлив.

© Даля. Apr 11 2009


Рецензии к "Рыцарю в жизни дамы"

Smoky : К большому сожалению. Видно, что автор старался написать, но потом прочитать времени у него совершенно не осталось. Очень много ошибок стилистических, синтаксических, повторений "чтобы" и "что" в одном предложении многократно, некоторые фразы непонятны вовсе, пока не прочтешь несколько раз и не поменяешь слова местами (или не допишешь недостающие). Я-то вещь подправился для выкладки в Цитадели. Но, дорогой наш Автор – Вы же в конкурсе участвуете! Ну, неужели Вам все равно, как выглядит Ваша работа, как она читается, как Вы донесли свои мысли до читателя?! Но это одна сторона вопроса.
Вторая. Не взирая на громкое название работы – самого рыцаря мало. Есть героиня... немного. А больше всего – собраний, обсуждений, должностей, мероприятий и переездов... Такое ощущение, что читаешь доклад о поездке и выполненной работе с небольшими заметками на полях полупрозрачными чернилами о героине и (еще меньше) ее герое. Мне ОЧЕНЬ жаль! Но больше я поставить не могу.
Даля : Чувствуется, что это незаконченный роман.
Dalahan : Мало, что понял – не успевал вникнуть глубоко по причине производственной занятости. Красиво, интересно написано, что-то есть в работе.
Дракон Рассвета : С первого абзаца меня начало мучить де жа вю.... Ну, ужасно просто. Прошу простить, но...
Тень : Да, выглядит как отчет. Но, такова выбранная позиция. Не так страшно. О минусах:
1) Интересно, но без концовки... Для меня, как бы это сказать, катарсиса не наступило. Развязка наступила неожиданно и не совсем логично. Что-то там не дописано...
2) Скорее тема: "разносторонняя Жизнь дамы" с невнятным элементом – Рыцарь. Но опять же, если есть работы, где места Рыцарю вообще нет, то чем место рядового элемента плохо?!
Лотадан : Мнение судьи : Соглашусь, пожалуй, с Хозяйкой, автору явно не хватило опыта. Однако, рассказик мне понравился, миленький местами весело. Рыцаря, на мой взгляд, почти не было, по крайней мере, в жизни дамы. Еще бы пару страниц, тогда, может быть.


Великим Начинаниям – Удача и Великие Свершения!
Долгим Походам и Странствиям – Счастливый Исход!
Уставшим Путникам – Яркий Свет и Добрый Огонь!

Библиотека   Хранилище Преданий   Даля, Миротворец
 

© Орден рыцарей ВнеЗемелья. 2000-2019. Все права защищены. Любое коммерческое использование информации, представленной на этом сайте, без согласия правообладателей запрещено и преследуется в соответствии с законами об авторских правах и международными соглашениями.

Мир ВнеЗемелья, Проект Магистра Ордена ISNik-а, 2006-2017 ВнеЗемелье это – вне Земли...
  Original Idea © 2000-2019. ISNik
  Design & Support © 2000-2019. Smoky


MWB - Баннерная сеть по непознанному
 
Баннерная сеть сайтов по непознанному

Анализ сайта Яндекс цитирования