1 декабря 2017 года нашей эры, III тысячелетие: Пополнения в Триумфальном Зале : Указы. Поздравляем госпожу Тису Поднебесную и госпожу Пожирательницу печенек с присвоением звания Воин Ордена!      Обратите внимание! β-Цитадель вместе с Каминным Залом перехала на ordenknights.ru. Просьба ко всем рыцарям и гостям Ордена: смените Короткие Переходы на Цитадель в своих Замках!
 
Главная Башня   
Триумфальный Зал   
Геральдический Зал   
Тронный Зал   
Библиотека   
Хранилище Преданий   •   
Созвездие Баллад   •   
Хранилище Манускриптов   •   
Хранилище Свитков   •   
Книга Заговоров   •   
Игры творцов   •   
Легенда   •   
Магия Пера   •   
 
Турнирный Зал   
Гобелены   
Трапезный Зал   
Артефактная   
Зал Мелодий   
Мастерские   
Кельи   
Кулуары   
Каминный Зал   
Гостевой Зал   
Альфа-Цитадель   
Личный Замок Магистра ISNik-а
Личный Замок Тайного Советника, Хозяйки Цитадели, Smoky - Прибрежные Валуны
Волшебная Частица Цитадели Ордена рыцарей ВнеЗемелья. Хранится в Тронном Зале. Дается в руки всем желающим. Обращаться бережно!
 
Гид Цитадели


 
Дипломатия Ордена

Лунная Радуга
Интернет-магазин ВнеЗемелья "Оберон"
Музей раритетных сайтов

 
Партнеры ВнеЗемелья

Купить отечественную и зарубежную фантастику: книги и аудиокниги, DVD и видео, игры и софт, музыку... Приобретая товары на Ozon.ru, Вы тем самым оказываете содействие проекту "ВнеЗемелье" как Участнику Партнерской программы этого интернет-магазина.
 
Библиотека   Хранилище Преданий   Дракон Рассвета (Вилай), Академик Природных Сил, Маг   Кавалер Ордена "За Мастерство" в номинации "Проза", Бриллиантовая I ст

Домовой.
Сказка

Однажды теплым, солнечным утром я вышел на крыльцо. Солнышко просунуло свои оранжевые лучики сквозь листву берез и слегка шевелило ими. Птицы пели и свистели как-то особенно громко и переливчато. Даже иволги ни разу не крикнули по-кошачьи, а лишь мелодично пересвистывались.

Все живое начинало Волшебный День. Такой день бывает только раз в год, и все готовятся провести этот летний праздник как можно лучше, веселее и добрее. Ведь в День Летнего Волшебства нельзя ссориться, обижаться самому и обижать других: у всех должно быть прекрасное настроение.
В этот Волшебный День все – и люди, и животные – могут разговаривать друг с другом. И вот этот день наступил!

Так вот. Стою я на крыльце, и вдруг мне на плечо садится Веселая Стрекозка и говорит:
– Привет! Какое сегодня хорошее утро, правда?
Я было, удивился сначала, а потом вспомнил, что сегодня – Волшебный День! И, конечно, сразу ответил (ведь не ответить на приветствие – значит обидеть):
– Здравствуй, Стрекозка! Сегодня просто замечательное утро!
Стрекозка пошевелила крылышками и упорхнула куда-то по своим летучим стрекозиным делам.

Я быстренько умылся, оделся, выпил молока с хлебом и пошел к реке. На берегу было очень красиво и чувствовалось, что все вокруг стало волшебным.

– Куда мне лучше идти за травами – вверх по течению или вниз? Как ты думаешь? – спросил я у Ежика, который шуршал под маленькой елочкой прошлогодними иголками.
– Конечно, вверх – там людей меньше бывает. А травки и корешки сильнее – им никто расти не мешает.
– Спасибо за совет, Ежик, – сказал я, и направился, было, в сторону верховья реки, но он остановил меня:
– Постой! Ты далеко идти собираешься?
– Думаю, что пойду на поляну за Вторым Ручьем – на этой поляне очень много разных полезных трав растет. Искать даже не приходится – собирай, какие нужно.

– Так ты даже до речки Комарихи не дойдешь? Жаль!
– А ты полагаешь, я найду там что-нибудь замечательное? – спросил я в надежде, что Ежик, который знает лесные тайны гораздо лучше меня, поведает что-нибудь интересное.
– Конечно! Особенно сегодня. Если бы ты пошел туда, я бы передал через тебя привет одной моей знакомой. Она живет в нашей реке Яхроме, недалеко от того места, где в нее впадает Комариха. Так что, пойдешь?
– Пожалуй. Я давно там не был. В тех местах всегда красиво и интересно, а сегодня, наверное, особенно. Так кому передать привет от тебя, Ежик?

– В нашей реке, выше слияния с Комарихой, там, где она делает крутой поворот, есть глубокий омут. Знаешь его?
– Да, я в нем как-то купался, – ответил я.
– Так вот, в этом омуте, на солнечной стороне, живет Русалочка. Она несколько лет назад спасла меня от Лисы. Русалочке и передай привет, – попросил Ежик.
– Хорошо, передам. Но как же я ее найду? Я там никогда не встречал никаких русалок...

– Подойди к омуту и позови: "Русалочка!" Только громко не кричи, а то она испугается и не выйдет к тебе.
– Ладно, я сделаю все, как ты сказал. Тем более, что мне очень интересно познакомиться с русалкой.
– Не с русалкой, а с Русалочкой, – поправил меня Еж, – она еще очень молодая и у нее нет другого имени. Смотри, не обидь ее! Ну, иди, иди, тебе надо спешить – ведь к полудню роса обсохнет на траве и с ней уйдет волшебная сила. Счастливого пути!
– Спасибо за совет, до свидания! Все сделаю, не беспокойся! – попрощался я с Ежиком, и поспешил вдоль реки – к тем чудесным местам, где жила Русалочка.

Дорога, хоть и была довольно далекая, оказалась легкой и веселой – вокруг все пело, танцевало, веселилось, играло. Я перебрался через болотистый Первый Ручей, прошел через пронизанные солнцем молодые еловые посадки. Благополучно миновал мрачный – даже сегодня – еловый лес, где протекал темный Второй Ручей. И вот та поляна, на которую я вначале собирался. Поляна находилась на вершине небольшого холма. По краям деревья стояли сплошной стеной, а сама поляна купалась в лучах солнца. Все травы здесь цвели и благоухали – у меня даже голова слегка закружилась. Тело сделалось легким-легким. Я подумал, что если я сейчас прыгну, то смогу, пожалуй, дотянуться до вершины рябины, растущей в центре поляны. Подумал – и подпрыгнул вверх...

До верхушки рябины я чуть-чуть не достал.
– Что ты тут распрыгался? Ты разве никуда не спешишь? Что тебе советовал Ежик? Или ты уже все забыл? Нашел же Колючий, кому поручение давать! – произнес кто-то скороговоркой из листвы рябины.
– Кто это со мной разговаривает? – спросил я в листву.
– Кто, кто? Я – вот кто! – и с этими словами на нижнюю ветку спрыгнула Белка.

– Здравствуй! Ты что, с Ежиком разговаривала?
– Разговаривала, разговаривала! – протараторила Белка, – Он просил тебе передать, чтобы ты осторожнее переходил речку Комариху. Ежик просил сказать, что там есть два перехода: пешеходный – два бревнышка поперек речки и дорога в две колеи – вброд. Ежик передал, чтобы ты не ходил через бревнышки.
– Но почему? Ведь так короче получится? – спросил я Белку, не понимая, зачем Ежику понадобилось посылать ее за мной.

– Почему, почему!? Да потому, что рядом с этими бревнышками Старый Водяной живет. Шалит частенько. Может в воду свалить с мостика, может в грязи вывалять, да так, что и через час не выберешься, вот почему! Потому Ежик меня к тебе и послал, что короткая дорога для тебя может долгой оказаться.
– Спасибо, Белочка! И передай мою благодарность Ежику!
– Пожалуйста, пожалуйста! – протараторила рыжая, – ты поспешай, а то роса высохнет! Ты же ведь еще и полпути не прошел! Иди скорее, солнце поднимается все выше!

– Может, ты составишь мне компанию? – спросил я рыжую тараторку.
– Да нет, спасибо, у меня еще дома дела есть. Счастливого пути! – крикнула мне Белка, перебегая поляну и взбираясь на дерево. – Не обижай Русалочку! Передай ей привет от меня тоже! – донеслось уже из глубины леса.

После этой встречи я решил больше нигде не останавливаться и спешить к Русалочке, тем более что мне очень хотелось с нею познакомиться. Я быстро прошел Рябиновую Горку, Стрекозиный Луг и Старую Мельницу. В старице около Старой Мельницы жил, как я слышал, Веселый Водяной, но я с ним не был знаком и поэтому не стал останавливаться.

Прошел через веселую Лиственничную Рощу – здесь осенью растут замечательные оранжевые маслята – и вышел к Старому Мосту. Когда я проходил по нему, он заскрипел точно так же, как и пару лет назад, только еще несколько досок куда-то пропало.
Вот, наконец, и Брод через Яхрому. Речка, здесь уже маленькая, широко растекалась и быстро бежала прозрачными струйками по мелким камушкам. Перейдя Брод, я оказался, наконец, в Волшебной Стране.

Правда, главные чудеса были впереди, но и здесь уже чувствовалось, что начинается Волшебная Страна. У нее ведь нет точной границы, – страна эта начинается и постепенно и неожиданно. Сегодня я был готов к любым сюрпризам. И они не заставили себя долго ждать...

Так вот. Добрался я, наконец, до слияния Яхромы с Комарихой. Пошел по дорожке вдоль Комарихи. Иду, на речку поглядываю сквозь кусты смородиновые, что по берегу растут. Вот и мостик в два бревнышка. Не замедляя шага, пошел дальше – я решил не пренебрегать предупреждением Ежика и воспользоваться более длинной дорогой.
Вдруг в речке что-то бухнуло – точно рыбина большая плюхнулась.

"Что бы это могло быть? Ведь крупная рыба сюда обычно не заплывает. Не иначе, как Старый Водяной шалит", – подумал я, – "меня ведь предупредили, что он где-то здесь живет".
Пройдя шагов тридцать, я увидел брод. Двойная колея дороги здесь ныряла в темную воду Комарихи, и через пять шагов выныривала уже на другом берегу. Брод здесь был мелкий, не глубже, чем по колено. Я разулся и, решив перескочить речку в два прыжка, прыгнул...

Второго прыжка мне сделать не удалось – нога прилипла ко дну.
– Черт! – выругался я.
– А я и не черт вовсе! – ответил мне какой-то странный голос.
– Кто бы ты ни был, отпусти меня, пожалуйста! – попросил я и попытался выдернуть прилипшую ногу.

– Не дергайся понапрасну! Все равно не отпущу! – ответил тот же странный голос. Тут я понял, в чем была странность – голос был булькающий, словно слова произносились под водой. И сразу сообразил, что этот голос принадлежит Старому Водяному.
– Водяной-Водяной, отпусти меня, пожалуйста, я к Русалочке спешу! – попросил я, надеясь, что имя Русалочки мне поможет. Но не тут-то было!

– Вот еще! И не подумаю! – пробулькал он, – Торчи тут, как пень, а я полюбуюсь, как ты будешь из грязи моей липучей выбираться! К Русалочке он спешит, подумаешь! Подождет твоя Русалочка, к ней и так все время гости шастают – туда-сюда, туда-сюда! Надоело! Все к ней, да к ней, хоть бы кто ко мне пришел!.. Так ведь нет – Старый Водяной никому не нужен: он и вредный, и злой, и грубый, и противный... Вот сиди теперь здесь и рассказывай, что на свете делается, а то мне совсем скучно стало. С тех пор, как люди здесь жить перестали, редко кого поймать удается...

– Давай сделаем так, – попробовал договориться я со Старым Водяным, – ты меня сейчас отпустишь, я схожу к Русалочке, передам ей весточку от друзей и вернусь к тебе, хорошо?
– Да, как же, поверил я тебе! Отпущу, а ты и не вернешься – ищи потом, как ветра в поле! Не выйдет! Отпущу только тогда, когда расскажешь историю, да такую страшную, такую веселую, такую небывалую, что я в ответ скажу: "Так не бывает!" Вот когда я тебя отпущу! Рассказывай!

– Я не люблю, чтоб меня силой заставляли что-то делать. Не буду тебе ничего рассказывать! А не хочешь по-хорошему меня отпустить, так я сам выберусь. Только потом жалеть будешь, что не отпустил по-хорошему: я ведь тебе обещал – приду сам рассказать тебе историю.
– Не верю, – пробулькал Старый Водяной, – вам, людям, верить нельзя – вы все время обманываете!
– Слушай, Водяной, я тут одну историю вспомнил. Только ты мне ответь сначала – это я из-за тебя прилип, или случайно?

– Как же, случайно! Я, конечно, помог! Разве обыкновенная грязь бывает такой липкой?
– Не верю я тебе. Нельзя из обычной речной грязи сделать клей, да еще такой крепкий!
– Не веришь?
– Не верю! Докажи, что это ты сделал! – подзадорил я Водяного.
– Пожалуйста! Сейчас булькну – ты освободишься, булькну еще раз – снова прилипнешь, – сказал Старый Водяной, и я понял, что он совсем не разобрался в моей хитрости.

– Бульк! Бу-бу-уу-ль... – я почувствовал, что нога моя свободна, и тут же выпрыгнул на берег.
– А-ааа! Перехитрил! Перехитрил все-таки! Я же говорил, что людям нельзя верить!!! – завопил Водяной, – Попадись только мне – ни за что не выпущу! Утоплю-у-уу-буль-бульк!!! – что-то плюхнулось в воду, и только круги разошлись по ней.
"Обязательно попадусь", – подумал я, – "Сам к тебе приду! Познакомимся поближе, глядишь, и помиримся! А сейчас – скорее к Русалочке!"

Идти оставалось совсем немного, и я вскоре вышел на залитую солнцем луговину, через которую, скрываясь в невысоких кустах, текла быстрая и прозрачная здесь Яхрома. Вот и поворот речки с глубоким омутом. Стараясь не шуметь, я пробрался сквозь кусты к воде.

Омут был темный и тихий. Вода словно засыпала, попав в него. Медленно шевелились длинные зеленые водоросли в темной глубине воды. Потихоньку, словно боясь потревожить тишину, скользило по поверхности воды солнышко своими пальцами-лучиками. Даже ветерок, все время такой игривый, здесь притих.

– Русалочка! – тихо, почти шепотом, позвал я.
Что-то шевельнулось в глубине, и какое-то светлое пятно стало подниматься к поверхности. Я пригляделся и увидел, что это настоящая русалка, только небольшая. Эта маленькая и нежная Русалочка выплыла на поверхность и, оглядываясь, спросила:
– Кто меня звал?

– Это я звал тебя, – тихо, боясь испугать ее, ответил я.
– Кто ты? – спросила, взглянув на меня ярко-синими глазами, Русалочка. – Откуда ты знаешь меня? Тебе кто-то сказал? Ведь мы незнакомы с тобой. Ты Человек? – голос Русалочки был нежный и мелодичный, словно позванивал серебряный колокольчик.
– Да, я – человек. А рассказал мне о тебе твой знакомый Еж, которого ты от Лисы спасла. Он передает тебе привет и самые лучшие пожелания в Волшебный День!
– Спасибо! – ответила Русалочка и звонко рассмеялась, – Как мы здорово перехитрили тогда Лису! Еще раз спасибо за привет! Я могу чем-нибудь помочь тебе? Сегодня, в Волшебный День, я могу выполнить почти любое твое желание! Проси, Человек!
– Дай мне немного подумать – у меня много желаний и трудно сразу сказать, чего же мне хочется больше...

Русалочка лежала на мягких длинных водорослях и тихонько шевелила их рукой. Я смотрел на нее, на маленькие водоворотики, кружащиеся вокруг нее, на солнечные зайчики, скользящие по поверхности воды, на ее волосы, плавающие вперемежку с водорослями, и думал, о чем бы мне ее попросить? Мне вспомнилось сегодняшнее утро: и Веселая Стрекозка, и Ежик, и Белка, и, наконец, Старый Водяной. Вспомнив его, я понял, что нужно попросить у Русалочки.

– Я вижу, ты выбрал, наконец, свое Заветное Желание, Человек, – сказала Русалочка и подплыла ко мне совсем близко, – Говори, я слушаю!
– Сегодня очень необычный день – все, кого я встречал, понимают меня, а я понимаю их. Я хочу, чтобы это сохранилось навсегда! Ты можешь выполнить это мое желание?
– Я еще не стала взрослой и потому не смогу выполнить это желание полностью, – немного подумав, ответила Русалочка.

– Жаль, – сказал я, – ну, что ж, не можешь – так не можешь...
– Не торопись, Человек! Я сказала, что не могу выполнить твое желание полностью, но частично я все-таки сделаю это – мне поможет Волшебство сегодняшнего дня. Я не могу сделать так, чтобы Волшебный День длился вечно, как ты попросил, – этого не может, наверное, никто. Но я сделаю так, чтобы ты понимал всякое существо, с которым хочешь поговорить, а оно понимало бы тебя. С этой минуты ты можешь говорить с кем хочешь и не только в Волшебный День, а в любое время. Но прошу тебя, не используй эту способность для причинения вреда, иначе Волшебные Чары развеются, и ты перестанешь понимать не только всех Живущих, но даже людей! Помни об этом!

– Спасибо, Русалочка! Ты так добра! Теперь я понимаю, почему Старый Водяной ворчал, что к тебе ходят гости. У такого доброго существа не может не быть много друзей!
– Так ты встретился с этим старым ворчуном? – воскликнула Русалочка, – Не бойся его, он ворчит оттого, что стар и одинок. Ему хочется, чтоб с ним поговорили, а его все боятся. Он, правда, на вид страшноват, но в душе добрый старик и с ним можно найти общий язык, надо только этого очень захотеть! Я думаю, с ним можно даже подружиться. Ты не хочешь попробовать?

– Да, когда я удрал от него, решил потом вернуться к нему и поговорить. Думал, что сделаю это после встречи с тобой, но поскольку я теперь могу поговорить с ним в любой день, сделаю это потом, а сейчас буду травы собирать.
– Ну что ж, может так будет правильнее. Ведь травы сегодня особенно сильны. Советую тебе собирать их на Старом Городище. Знаешь, где это?
– Нет, не знаю. Далеко, наверное?
– Да что ты! Это рядом – у слияния Яхромы с Комарихой. Между ними поляна, на вид невзрачная, вся в кочках. Это и есть – Старое Городище. Там в давние времена жили люди. Меня тогда еще на свете не было. Люди там жили интересные, волшебство знали и с нами – русалками, водяными, лешими, домовыми и всеми остальными – в мире и согласии жили. А потом случилось что-то, и ушли они отсюда навсегда. А на поляне этой трава особую силу теперь имеет.

– Спасибо, Русалочка, что сказала, где волшебную траву найти. Без тебя не нашел бы ни за что! А больше всего благодарю тебя за Подарок Волшебный! А теперь, прости, мне пора, солнышко высоко уже, скоро роса высохнет!
– Иди, иди! Да ко мне дорожку не забывай. Счастливого пути, и удачи тебе! – попрощалась со мной Русалочка.
Я повернулся, чтобы идти, да вспомнил: Белка просила привет Русалочке передать.
– Русалочка! Я совсем забыл – тебе ведь Белочка тоже привет передавала.
– За привет – спасибо! Передай ей, что желаю здоровья детям ее! У нее в этом году четверо бельчат родилось – много у нее забот сейчас. Ну, до свидания! – сказала Русалочка и нырнула в глубину.
– До свидания, Русалочка! Спасибо! – сказал я вслед исчезающей в темноте омута Русалочке, выбрался из окружающего омут кустарника и пошел к Старому Городищу.

...Пошел я, и вышел на поляну, на Старое Городище, значит. Гляжу – травы волшебной видимо-невидимо... И только я первые несколько стеблей сорвал, слышу – зашуршало что-то под кочкой. Смотрю, а кочка будто шевелится!

– Вот интересно! – тихо пробормотал я, – Первый раз живую кочку вижу. Любопытно было бы познакомится... Кочка! – обратился я к ней. – Ты действительно Кочка, или нет? Слышишь ли меня?
– Слышу, слышу! – отозвалась она глухим и хриплым голосом, – Только не кочка я... Это... Э-ээ... Я... Комо...вик... Нет, Коч-ковнИк!.. Опять не так... ДомовнИк, вот! Не, ДомовИк. Точно, ДомовИк, вспомнил-таки! А то уж, было, испугался, что всю память потерял!
– Ты – Домовик? – удивился я, – Да что ж ты здесь делаешь? Ведь жилья-то здесь нету! Или я тебя не так понял?

– Так, так! Домовик. По-другому – дедушка, доможил, хозяин, жировик, суседко – много имен у меня! Дух-хранитель дома я!
– Имен, действительно, у тебя много. Я некоторых и не слышал даже! А Домовой – тоже твое имя?
– Конечно! Домовой – это я и есть!
– Скажи-ка, а почему ты здесь сидишь, под кочкой? Почему не в доме каком-нибудь хозяйничаешь? Скучно ведь здесь, в сырости-то сидеть?

– Да скучно, конечно. А почему здесь сижу – это длинная история... Долго, ох, долго я просидел здесь... Поговорить не с кем. Слова уж забывать начал. Даже имя свое вспомнил не сразу – вот до чего дело дошло! Было время – здесь весело было. Люди жили, да какие! Нас не чурались, наоборот, даже – дружили мы. С лесами, лугами, рекой в мире жили да согласии. Давно это было – забывать уже стал... А ты как здесь оказался? Почему со мной разговариваешь, понимаешь меня? Или люди снова нашему языку научились?

– Оказался я здесь потому, что Русалочка посоветовала мне травы волшебные здесь собирать. И понимаем мы друг друга потому, что сегодня – День Летнего Волшебства. Ты знаешь о таком?
– Конечно! В те времена, когда здесь добрые люди жили, в этот день устраивался Веселый Праздник. Всем было очень хорошо и весело. А те люди, что жили на этом месте, умели с нами говорить всегда, не только в День Летнего Волшебства.

– Сейчас уже не так, – люди не умеют разговаривать с другими существами. Скажи, а не хочешь ли ты перебраться в другое место? В моем доме нет Домового. Ты бы мог жить там, – предложил я ему.
– Как же может так быть, чтобы был дом без Домового? Ты, наверное, что-то путаешь! – удивился домовой, – Так не бывает!
– Домовые в каждом доме жили в давние времена, а теперь – нет. Теперь домовые, лешие, русалки так редко встречаются, что почти все люди считают, что вы живете только в сказках. Людей стало очень много, а вас – мало. Вот как стало, пока ты под кочкой сидел. Ну, так как, пойдешь ко мне жить?

– Пойду, конечно! Не место здесь для домового. Мне у тебя лучше будет. Да, а ты сам-то домового видел когда-нибудь, разговаривал?
– Нет, никогда. А разве это важно? – удивился я.
– А как же! Если ты домового никогда не видел и не разговаривал с ним, так у тебя сразу всю память отшибет, едва на меня взглянешь! А очнешься, только когда я снова спрячусь. Так уж мы, домовые, устроены – ничего тут не поделаешь! Не знаю даже, как и быть-то, – загрустил мой новый знакомый.

– Так ведь сегодня – Волшебный День. Это, во-первых. А во-вторых – у меня есть Подарок Русалочки, – успокоил я его, – Не бойся, вылезай из-под своей кочки!
– Мне-то чего бояться? Это тебе опасаться надо, – проворчал Домовой.

Кочка, из-под которой слышался его голос, зашевелилась, приподнялась, и оттуда вылезло очень странное существо.
– Никогда не думал, что Домовой выглядит ТАК!
– А что, плохо? – забеспокоился он, – Что-то не в порядке?
– Да какой же порядок, если ты весь в земле, в корешках да плесени! Прямо Земляной какой-то, а не Домовой!
– Это, наверное, от долгого сидения под кочкой, – грустно пробормотал Домовой, – В баньку бы! У тебя есть банька?
– Нет, баньки у меня нет, но мы обязательно что-нибудь придумаем. Послушай-ка, а как ты думаешь идти со мной? Не дойдешь ведь, придется тебя нести. Ты тяжелый?

– Как это – нести? Что значит – нести? Я что, по-твоему, совсем в кочку превратился? Ты что?!! Я тебе не булыжник какой-то!! – рассердился не на шутку Домовой.
– Ты только не обижайся! Но тебе, по-моему, не угнаться за моими шагами. Нет, правда, ты такой маленький...
– Очень мне надо за твоими шагами гоняться! Я хоть и просидел незнамо, сколько под кочкой, но колдовать-то еще не разучился! – успокаиваясь, сказал Домовой, – Ты знай себе – домой топай, а обо мне не заботься. Когда придешь – кликни меня, я и появлюсь.
– Тебе, конечно, лучше знать. Ты извини, если я что не так сказал, – извинился я.

– Ну, ладно! А чего ты на месте топчешься? – поинтересовался Домовой.
– Да я думаю, как мимо Старого Водяного пройти. Повздорили мы немного. Не хочется мне с ним сегодня второй раз встречаться... Так, кажется, придумал! Через Комариху мы не пойдем. А через Яхрому прямо здесь переберемся и тем берегом – до Старого Моста. Ты не возражаешь?
– А чего мне возражать? Ноги – твои, тебе и ходить. Иди, как хочешь, а за меня не волнуйся, доберусь, – ответил Домовой.

– Послушай, Домовой, а я ведь сюда за травами целебными пришел. Ты в них, наверное, больше моего понимаешь. Может, поможешь мне?
– Лешего бы сюда – вот кто, действительно, в травах разбирается! Ну, да ладно. Я тоже в этом кое-что понимаю. Пошли!

Мы двинулись через Старое Городище к Яхроме. Домовой показал мне несколько трав, которых я раньше не знал. Когда мы подошли к реке, у меня в руках была огромная охапка ароматных целебных трав.
– Ну, как, хватит? – спросил Домовой.
– Конечно! Я, пожалуй, даже запутаюсь: сразу ведь не запомнишь, какая трава как выглядит, и для чего нужна!
– Ничего! Домой придешь – вместе разберемся, – успокоил меня Домовой, – Ну, а дальше сам иди! У тебя дома и встретимся, – сказал он, и куда-то пропал.

Я понял, что он хочет поскорее оказаться там, где будет теперь жить, и поспешил домой. Пробравшись сквозь береговые кусты, я увидел, что как раз в этом месте речка не очень глубокая. Вскоре я уже шагал к Старому Мосту.
Обратная дорога показалась мне короче. Мысли были заняты необычайными происшествиями этого Волшебного Дня. Интересно, что ждет меня дома? Действительно ли Домовой окажется там? Понравится ли ему мой дом?

И так мне захотелось снова поговорить с Домовым, расспросить его, что я невольно ускорил шаги. Прошел Стрекозиный Луг, Второй Ручей. Миновал Первый Ручей и Ближние Посадки. И вот, наконец, тропинка к дому, калитка.
Поднимаюсь на крыльцо. Захожу в дом.

– Домовой! Ты где? – спрашиваю я громко, – Поспел ли за мной?
– Сказал же – не беспокойся! Здесь я, под лавкой, – услышал я знакомый уже хриплый голос.
– Я забыл тебя спросить: ты чего хрипишь?
– Ты что, сказок не знаешь? Сначала гостя в баньке попарить надо, затем покормить, а уж после – вопросы задавать!
– Ох, ты уж извини меня, невежу! Совсем голову потерял...
– Ничего, бывает. Главное – чтоб нашлась, да на место пришлась... – с заметным ехидством прохрипел Домовой.

– Что? – не понял я.
– Как что – голова, конечно! Ты ж сам сказал – голову потерял.
– А, ну да!.. Банька, значит... Баньки у меня нет. Зато есть душ солнечный. Вода в нем солнышком нагревается. Душ сгодится?
– А что это такое? – спросил Домовой.
– Это когда вода с потолка дождиком горячим течет.
– Горячая водичка – это хорошо! Веди скорее!
– Пошли, – сказал я Домовому, и повел его в душ, – У меня душ в саду. Солнце уже высоко, должно быть вода нагрелась.

– Пошли, пошли. Попаримся – помоемся, грязь вековую соскребем, – бормотал Домовой, идя следом за мной к душу в саду.
– Вот душ. Смотри: вот этот кран повернешь – вода потечет, видишь? Ну, давай, мойся, а я пока насчет обеда соображу.
– А где щелок? – спросил Домовой, – мыться-то чем? Одной водой такую грязь не отмоешь! Да и веника у тебя здесь нет! Чем мыться-то, говорю?

Я сначала даже не понял, о чем он говорит. Что за щелок такой? И тут я вспомнил, как бабушка мне рассказывала, что давным-давно, когда еще и родителей моих на свете не было, в бедных семьях не было мыла. Про стиральные порошки тогда вообще еще никто не знал. А белье стирали щелоком. Его из древесной золы вываривали.

– Нет у меня щелока. Зато есть мыло, оно гораздо удобнее. Вот. А действует оно так: намочишь себя, потом берешь этот кусочек и трешь себя. Получится пена. Пену водой смываешь – и грязи как не бывало! Правда, твою грязь за один раз, пожалуй, и не смоешь. Придется два, а может, даже три раза намылиться. Да, смотри, чтоб мыло в глаза не попало – щиплет ужасно! Ну, давай, мойся, а я пойду насчет обеда похлопочу, – и я пошел готовить обед.

Обед давно уже стоял на столе, а Домового все не было.
"Уж не утонул ли он там?" – подумал я, – "Надо пойти проверить".
Только я повернулся к двери, как передо мной появился Домовой. Узнать его было совершенно невозможно: пушистый, шелковистый, глазки золотистые поблескивают – просто чудо! Вид довольный, сразу видно, что настроение прекрасное.

– А я уж беспокоиться начал – думал, может, утонул!
– Здорово в твоем дождике мыться, удобно! Ну, угодил, хозяин! Как я тебе – нравлюсь? Похож теперь на домового? – довольный голос его даже не такой хриплый стал.
– Хорош, хорош! Прямо не узнать! Ну, садись к столу теперь, пообедаем. Я тебе тут отварчик приготовил от хрипоты – это ты после еды выпьешь. Хрипоту твою вековую вылечим и голос твой под стать внешности станет! Садись, садись – проголодался, поди, под кочкой?

– Ну, чего замолчал? Рассказывай дальше! – заерзала Настя.
– Так все уже. Ты же просила рассказать, как я с нашим Домовым познакомился. Я и рассказал. Все...
– А дальше? Дальше-то что было?
– Остался Домовой в нашем доме жить. Так по сей день и живет. Да ты и сама с ним знакома, так ведь?
– Так, так! Знакома!
– Ну, вот и все. Кончился этот рассказ.

– А про Старого Водяного? Про Русалок и Веселого Водяного? Про Лешего? Смотри, как много еще не рассказал!
– Нет, Настена! Это уже совсем другие истории. В следующий раз расскажу.
– Честно, расскажешь?
– Конечно! Разве я когда-нибудь тебя обманывал? Я даже Старого Водяного, и того не обманул. Обещал, что приду, и пришел. Так что, в следующий раз обязательно расскажу, что со мной дальше произошло. А сегодня – хватит. Устал рассказывать, надо передохнуть.

© Дракон Рассвета (Вилай). 1985 (Свистуха - Москва)


Водяной.
Сказка

Однажды мы, то есть Домовой и я, сидели и пили чай. На столе стоял самовар и тихонечко шипел какую-то самоварную песенку. Мы пили чай, смотрели на свое отражение в золотом самоварном боку, слушали его песенку и разговаривали о том, о сем. Сегодня о том, о сем было про мою нечаянную встречу со Старым Водяным.

– Надо бы все-таки сходить к нему, – сказал я, – обещал ведь.
– А по-моему, лучше не ходить, – возражал мне Домовой, – Еще в старые времена, когда мы были моложе и веселее, он уже был ужасно вредный. Добрым Людям из Волшебной Деревни он не вредил только потому, что знали они заклинания сильнющие против него. Побаивался их. А ты-то не знаешь! Погубит он тебя. Не вырвешься от него второй раз. Утопит, точно тебе говорю, утопит! Не ходи!

– Да как же ты понять-то не хочешь?! Обещал я! Понимаешь, о-бе-щал! Не могу я свое обещание не выполнить. Ведь если я не приду к Старому Водяному, он так и будет думать, что все люди – обманщики! А я – не обманщик. И вообще, не могу я поверить, что кто-то может что-нибудь дурное сделать, если к нему с добром пришли. Пойду я. Прямо сейчас и пойду.

– Ох, не нравится мне твоя затея! – пробурчал Домовой, и, немного подумав, сказал:
– Я, пожалуй, могу помочь тебе немножко. С этим Водяным мы в старые времена приятелями были. Ты передай ему привет от Домового, с которым он когда-то на кабане верхом катался. Может, вспомнит?
– А что это за история? Что за кабан такой? – удивился я.

– Да смешной, в общем, случай... – Домовой помолчал, глядя на свое отражение в самоваре, и добавил,– Но об этой истории ты лучше Водяного попроси рассказать, если, конечно, он не утопит тебя, как обещал. Глядишь, вспомнит, разговорится, да и подобреет малость.
– Ну, ладно! Спасибо за подсказку; Пойду я. Надо постараться засветло домой вернуться. Ты уж прибери здесь сам, хорошо?

– Приберу, приберу, али не Домовой я? Иди. Да смотри, поосторожнее... Водяной все-таки, а они из нашего народа во все времена самыми вредными считались, – пожелал мне на дорогу Домовой, и тихонько пробормотал, – Только бы по-доброму все обернулось! Ну, иди, иди!

Я вышел из дома, и направился, было к реке, но решил, что идти вдоль реки нет смысла – уж слишком она петляет.
"Пойду-ка я лучше напрямую – через Старый Пруд, Лунные Горы и Дальний Лес. Так получится раза в два короче", – подумал я.

Сказано – сделано. Повернул на другую тропинку и через несколько минут я уже проходил мимо Старого Пруда. Над прудом летали стрекозы, а в воде поквакивали лягушки. Я спустился к воде и увидел свою старую знакомую – Зеленую Лягушку. Она сидела на коряге и внимательно смотрела на меня.

– Привет! – поздоровался я с ней, – Как поживаешь? Как дети? Мальчишки не пристают к вам больше? Я их просил, чтобы они перестали вас пугать.
– Здравствуй! Благодарю тебя, теперь спокойно живем. А ты, я гляжу, собрался куда-то? Далеко ли на этот раз?

– Да не очень далеко, но и не близко. Решил пойти со Старым Водяным помириться. Как ты думаешь, получится?
– Сама-то я с ним не знакома, но тетка моя рассказывала, что сердит он, ох, сердит! Говорят, иной раз даже всю рыбу из речки своей, Комарихи, выгоняет. Шумит, мол, отдыхать ему мешает! А от чего ему отдыхать-то? От проказ своих вредных, что ли? Не ходил бы ты, милый, к вреднюге этому старому!

– Не могу я не пойти – обещал вернуться к нему.
– Ну, тогда, конечно. Как это у вас, людей, говорится? Не давши слова – крепись, а давши – держись? Ну, держись, держись! Ежели совсем худо придется, кликни: "Кваш!" Это племянник мой, он там, рядом с этим Старым Ворчуном живет. Хоть и мала лягушка, а пользу принести может! Да ты и сам знаешь, сказок-то, вон сколько лягушатам моим рассказывал! А Кваш поможет, не сомневайся! Да и вообще, про тебя молва пошла после того, как Русалочка тебе Подарок Волшебный сделала. Много у тебя друзей появилось. Ты сам даже всех не знаешь, а плохо тебе станет, позови только – мигом помогут. Так что, не бойся – иди! Квашу привет передай, скажи все хорошо у нас здесь.

– Спасибо за совет, Зеленая! Я и не знал, что знают обо мне многие. Даже странно как-то!
– А ничего странного: говорить с нами можешь? Можешь. Зла не творишь. Нас всех защищаешь. Как же про тебя не знать-то? Одному помог, – десять узнали, другим рассказали. Так и идет молва.
– Ну, ты меня совсем захвалила! Пойду я, пожалуй! Счастливо оставаться! – пожелал я на прощание и пошел дальше.

Солнышко потихоньку опускалось, а я шел и шел. Вот и Лунные Горы. Земляники на них в начале лета бывает видимо-невидимо. На Лунных Горах ни деревца, ни кустика не растет – тени нет вовсе. Солнышко, хоть и к вечеру повернуло, а припекает здорово – жарко. Никого не видно – попрятались все от жары. С последней горки я увидел Дальний Лес. Еще немного, и можно будет передохнуть немного в тенечке.

Вот, наконец, вхожу по тропинке в лес, под тень больших деревьев.
Прошел немного, вышел на полянку. Здесь тропинка раздваивается – одна ведет на Лосиную Просеку, другая – к броду через речку Комариху, – где живет Старый Водяной. Туда-то мне и надо. Идти туда не долго, и я решил, что перед встречей со Старым Водяным надо передохнуть, собраться с силами. Оглянувшись, я увидел рядом с большой березой пенек.

– Здесь-то я и отдохну, – пробормотал я, и подошел к пенечку.
– Не садись! Не садись! – услышал я. Поглядел повнимательнее, и увидел, что по пеньку снуют туда-сюда лесные муравьи
– Не садись! Мы здесь своих личинок греем! – кричали они.
– Хорошо, хорошо, друзья! Не беспокойтесь – я найду другое место, – успокоил я их, и уселся на кочку рядом.

– Сколько лет в этом лесу провел, а такое первый раз встречаю! – раздался голос из растущего поблизости куста калины, – Чтоб человек с муравьями разговаривал – не бывало такого в моем лесу! Слышал, я, правда, что появился в наших краях человек какой-то, что со всеми говорить может. Нешто не наврали сойки?

– Здравствуй! – сказал я Говорящему Кусту, – Не наврали тебе сойки. Я это и есть. А разве кусты калиновые умеют разговаривать?
– Ну, здравствуй! Какие кусты? Ты что, не видишь меня, что ли? Вот здорово! Говорить умеет, а видеть – не видит! – отозвался тот же голос, – Как это ты меня не видишь? Говорить со мною можешь, а видеть не видишь! Присмотрись-ка повнимательнее!

Я принялся внимательно разглядывать Говорящий Куст, из которого раздавался голос. Поначалу я не заметил ничего особенного – куст, как куст, таких множество в лесу. Но, приглядевшись, – я обнаружил в самой его середине, среди стволов у земли какое-то существо. Оно было покрыто не то корой, не то листьями, а может, и тем и другим. Из-за этого оно было совершенно незаметно. Мне удалось его увидеть только потому, что оно шевельнулось. Посмотрев некоторое время на это странное существо, я заметил, что и оно разглядывает меня своими ярко-зелеными глазами.

– Ты кто? – удивленно спросил я, – Неужели Леший?
– Он самый и есть! – ответил Леший и начал выбираться из куста.

– Вот здорово! С Домовым, Водяным, Русалочкой познакомился, а теперь и с Лешим довелось встретиться! Я знал, конечно, что лешие прятаться здорово умеют, но чтобы так – просто представить себе не мог! Надо же, смотрю – и не вижу! ЗдОрово!

– Прятаться мы, действительно, умеем. А знал бы ты моего брата старшОго – вот кто и впрямь в прятки играть мастер! Его бы ты, будь он на моем месте, и вовсе не углядел бы, – сказал Леший, подходя совсем близко ко мне, – А я ведь знаком с тобою!
– А если ты со мною знаком, почему же я тебя не знаю, не видел никогда?
– Так ведь дело мое такое – в лесу за порядком следить. В добром деле – помогу, зло ежели кто делает – наказываю. Кому просто помешаю, а кого и пугнуть иной раз приходится. А глаза мозолить – так это не по мне. Вот, помнишь, как ты от мальчишек змею спас прошлым летом?

– Помню, конечно! Они так побежали от меня, что можно было подумать, что за ними черти гонятся! Я тогда удивился – неужели я страшный такой?
– Так это я их напугал! Ты-то думал, они тебя видят, а я сделал, чтоб они вместо тебя чудище-страшилище увидели!
– А не слишком ли ты их напугал?
– Нет, в самый раз. Крепко запомнили! Один-то из них давеча бельчонка махонького в дупло подсадил. Запомнил, что нельзя обижать в лесу никого. Так-то! А ты говоришь – слишком!

– ЗдОрово! А мне чудищем можешь представиться? – спросил я в надежде увидеть что-нибудь совершенно необычное.
– Нет, не могу. Ведь ежели я хороших людей пугать начну, Волшебная Сила уходить будет. А в кого же я превращусь без волшебства-то? Нет, нельзя мне!
– Вот интересно получается: Русалочке нельзя зло творить, Домовому и тебе – тоже. А как же Водяной, что в речке-Комарихе живет? Ему что, можно гадости всякие делать? От него волшебная сила не уходит?

– Да как же не уходит? Уходит, конечно! Потому-то он и злится все время. А чем больше он злиться, тем меньше Волшебства у него остается. Я Русалочке давно говорил, что надо с этим старым злюкой что-то сделать.
– И что Русалочка? Отказалась?
– Да нет, пробовала она поговорить с ним. Не получилось у нее ничего.

– Плохо дело! А я, знаешь, как раз к этому Водяному иду. Видно теперь мой черед пришел попробовать помирить Старого Водяного со всем миром!
– Ох, трудно тебе будет! Уж если у Русалочки не получилось... Она-то – волшебница, как-никак! А ты – человек. У тебя и волшебства-то нет никакого... Только говорить с ним можешь!

– Что правда, то правда. Только вот, неизвестно, чья возьмет! На то я и Человек, чтоб от трудного дела не бегать! Попробую – авось, получиться.
– Говоришь-то хорошо, да вот что из этого выйдет? Я, пожалуй, с тобой пойду. Сам-то я с этим Злюкой говорить не стану, а поблизости буду. Ежели дело плохой оборот примет, может, и пособлю чем...
– За помощь – спасибо. Пошли, что ли?
– Пошли! Ты иди, на меня не оглядывайся. Я рядышком буду, не волнуйся. Вот наша тропинка, идем!

И я тронулся в путь, радуясь, что нашел еще одного друга. Идти оставалось совсем немного, и вскоре я вышел к речке Комарихе как раз в том месте, где в прошлый раз встретился со Старым Водяным.
Вокруг было тихо. Мирно журчала Комариха. Никого не видно.

"Как же я Водяного вызову?" – подумал я, – "Да и захочет ли он со мной разговаривать? Вдруг он уплыл отсюда? Не сидит же он все время на одном месте?"

Я стоял, смотрел на воду и думал, как позвать Водяного. И вдруг вода прямо передо мной вспучилась огромным пузырем. Я даже удивиться не успел, как этот пузырь водяной на меня ка-а-ак наскочит! Глаза мне водой залило – не вижу ничего. Стою весь мокрый, понять не могу, что произошло. Чувствую – за ногу меня кто-то схватил и в воду тянет. Тут я сообразил, что это Водяной меня утопить собирается. А сделать-то я ничего не могу! Берег скользкий – я так и съехал в воду – бултых! А Водяной-то меня все глубже и глубже тянет. Откуда только такая глубина-то здесь взялась? Пришла пора, чувствую, воздуха глотнуть, да где ж его взять-то?! Кругом вода одна...

Так вот, стал я, значит, задыхаться уже. Пора, думаю, отбиваться начинать!
Начал вырываться. Брыкался я, брыкался, а Водяной-то меня за ноги держит. И вдруг почувствовал я, что ослабил он маленько хватку свою. Рванулся я к поверхности. А в глазах-то уж потемнело, в ушах звенеть стало!

"Ну, сейчас нахлебаюсь!" – подумал, – "Пересилил, видно, меня Водяной!"
И тут голова моя на воздух выскакивает. Раз, другой вдохнул – в голове проясняться стало. Соображать начал. Огляделся – я ж на самом броде! Здесь же воды всего-то по колено! Попробовал встать – только на колени удалось подняться. Водяной за ноги дергает, старается снова меня в воду опрокинуть. Отдышался я маленько.

"Надо", – решил я, – "На берег выбираться!"
И только я к берегу рукой потянулся, Водяной как дернет меня за ногу! Я – плюх! И снова в воду лицом! По берегу рукой шарю – ничего нету, за что ухватиться можно! Вдруг ветку какую-то нащупал. Схватился за нее – держусь. Голову из воды поднял, слышу, Леший кричит:
– Держись крепче! Держись!

Я понял, что рядом друг, и сил у меня сразу прибавилось. Свободной рукой я нащупал в воде около своей ноги Водяного, схватил его покрепче и крикнул:
– Тяни. Леший! Тащи сильнее!!
– Не-не мо-гу! – отозвался кряхтящим голосом Леший. – Удержать, у-у-держу... Вы-вы-тащить не могу! Здо-ро-вый он больно... По-мог бы к-кто...
– Кваш!– крикнул я, вспомнив совет Зеленой Лягушки, – Кваш! Помоги!
Вдруг я почувствовал, как Водяной вздрогнул и ослабил свою хватку.

Я потянул посильнее и Водяной, булькнув что-то непонятное, вдруг вылетел из воды. Мы все – Старый Водяной, Леший и я свалились в кучу-малу. У меня под боком ворочался Леший. Водяной, которого я так и не отпустил, лежал на мне, а на Водяном, на самом верху нашей кучи сидел зеленый лягушонок и весело квакал:
– Здорово я его пощекотал! Правда, здорово, а Водяной? Как он из воды выпрыгнул, а! Вот потеха!

– Спасибо, Кваш! Вот уж выручил, так выручил! – сказал я, садясь, но не выпуская из рук Водяного, – Я тебя не помял, Леший?
– Да нет, вроде, цел. Я уж было, подумал, что утащит он нас в воду. Хорошо, лягушонок помог!
– Ну, что, Водяной, чего молчишь? Кстати, здравствуй! Видишь, пришел я к тебе. Обещал и пришел. Чего молчишь-то? Не рад, что ли? – обратился я к Старому Водяному.

– Так что тут говорить-то? – ответил Старый Водяной, – Одолели вы меня. Вон, вас сколько на меня, на одного, навалилось! А ведь если бы не этот зеленый головастик, утянул бы я вас обоих к себе! Чего уставился? Тебя бы тоже утопил! – сказал он Лешему.
– А чего ты такой злой? Можно подумать, вокруг тебя одни враги, – сказал я, – Чего ты на всех злишься?

– Чего, чего! Да ничего – вот чего! – Водяной немного помолчал, а потом проворчал – И до чего же вы все хорошие! Просто смотреть противно – тьфу! Все друг с другом – тю-тю-тю! Фи-фи-фи! Тьфу! – и он снова плюнул, – Что Русалка, что эта вот Шишка ходячая! – и он мотнул головой на Лешего.
– Это я-то – шишка ходячая?! Я?!! – завопил Леший, – Да я... Да я, знаешь, что с тобой сделать могу?!!

– Погоди, Леший, не кипятись! – попытался я успокоить не на шутку разозлившегося Лешего, – А ты, Водяной, не обзывайся понапрасну! Ни к чему это. Ты мне объясни, что тебе за удовольствие – гадости всем делать? Ведь поэтому тебя никто и не любит. Из-за этого с тобой никто дружить не хочет. Ты же ведь один-одинешенек остался. Как ты еще выдерживаешь-то жизнь такую? С тобой же даже поговорить никто не хочет. Вокруг народу полно, а ты один живешь! Ты посмотри – ведь даже с кем ты в молодости дружбу водил, и те с тобою дела иметь не хотят!

– Больно ты много про мою молодость будто знаешь! Да когда я молодым был, твой пра-пра-пра-прадед еще на свет не появился! Откуда тебе знать-то?
– Много – не много, а кое-что и мне известно! Припомни-ка те времена, когда ты на кабане верхом катался. Припомни, припомни! Может, скажешь, и тогда вокруг все такие же плохие были?

Старый Водяной молча смотрел на нас своими голубыми глазами и, видимо, старался что-то вспомнить. Я тоже замолчал и ждал – вспомнит Водяной про то, на что мне Домовой намекнул, или нет? Вдруг глаза у Старого Водяного оживились, он шевельнулся, да как затрясется! Смотрю на него – глаза закрыл, и трясется так, что вода с его лохматых волос во все стороны разлетается.

– Что это с ним? – спрашиваю у своих друзей, – Уж не плохо ли ему без воды стало? Может, его в реку отпустить?
– Я не знаю...– растерянно пробормотал Леший, – Может, Кваш знает? Ведь он тоже в воде живет, Водяного часто видит...
– Кваш! Ты не знаешь, что это с ним? Уж не помирает ли он?
Помереть, я думаю, он не помрет, – ответил Кваш, – А вот, что он так трясется – не пойму! Никогда такого не видел! Давай подождем, может, перестанет трястись-то?

Тут Водяной глаза открыл, встряхнулся еще несколько раз, и говорит:
– Вспомнил! Ох, ну, дела!
– А что это ты сейчас делал, Водяной? Что ты так затрясся-то? – спросил я его.
– Когда? Сейчас вот? Так это я смеялся!
– Смеялся?!! – в один голос закричали Леший и Кваш,– Ты – и смеялся? Быть такого не может!
– Что ж тут такого необычного? – в свою очередь удивился я, – он разве смеяться не может?

– То-то и удивительно, что смеется! – ответил мне Леший, – В нашей округе, почитай, все считали, что он уже Нежитью стал. А Нежить смеяться не умеет – это все знают! Так и думали – не смеется никогда – значит – Нежитью стал.
– А что это за Нежить такая? – спросил я.
– Это трудно в двух словах рассказать... – начал было объяснять Леший.

– Да чего тут трудного-то? – вмешался Водяной, – Ничего трудного. Нежитью любой волшебник становиться, из которого все Волшебство, вся Волшебная Сила ушла. Ну, пару-тройку заклинаний, конечно остается. А чтоб по-настоящему волшебство творить, так уже не выходит. Вот так Нежить и получается. Зовут их по-разному – Кикимора там, или Лопасть, – смотря по тому, кто в Нежить обратился. Вот так-то! А ты говоришь, трудно сказать, – обратился Водяной к Лешему, – Молод ты еще видать, коли таких простых вещей объяснить не можешь!

– Да, я, конечно, помладше тебя буду – это точно, – отозвался Леший, – А за науку спасибо! Как это у людей-то говориться: век живи – век учись! Ты-то на своем веку много чего повидал. А я что – из Нежити-то, и знаком только с одной Кикиморой, что в болоте у Второго Ручья живет. Неприятная, надо сказать, особа! Смеяться не умеет, только хихикает противно, когда мерзость какую-нибудь сделает.
– Ну, с Нежитью разобрались, кажется, – сказал я, – А вот почему ты, Водяной, смеялся, я так и не понял. Может, расскажешь нам, что тогда с кабаном-то произошло?

– Ты меня отпусти сначала, не убегу, – сказал Водяной, – чего мне бежать-то от вас? Сделать вы мне, ничего не сделаете. А поговорить мне уж давненько хочется с кем-нибудь. Отпусти, отпусти, не бойся!
– Да пожалуйста! Я не держу тебя! И бояться я тебя не боюсь, – ответил я.

Старый Водяной слез с моих коленей, где я его придерживал до сих пор, и уселся на выступающий из земли толстый корень,
– Слушай, а откуда тебе известно, что я на кабане верхом катался? – спросил меня Водяной, – Ведь это так давно случилось! Я даже и припомнить-то этот случай не смог сразу. Откуда? Или рассказал кто?
– А разве ты один тогда на кабане этом ездил? – спросил я вместо ответа, – Разве больше никого не было с тобой?
– Неужели, Домовой? Как это ты с ним встретился? Я-то думал, он из этих краев давным-давно ушел! Нешто, жив еще, сказки по-прежнему рассказывает?

– И жив, и здоров! А сказки... Не знаю как раньше, а теперь у него это очень здорово получается!
– Да где же он, приятель мой старинный, сейчас обитает?
– Познакомился я с ним здесь, неподалеку. В тот день как раз, когда с тобою впервые встретился. А живет он теперь у меня. Просил привет тебе передать.
– Правда? Вот это здорово!
– Правда. Так и сказал, "Предай ему привет от меня, если он раньше тебя не утопит!"

– Все такой же, значит! Пошутить он еще в старые времена мастер был. Весело с ним! Его все любили и в Волшебной Деревне, и вокруг. Кстати, с кабаном шутку – он придумал. Выдумщик был – непревзойденный!
– Забавник он, действительно, большой! – сказал я, и спросил Старого Водяного:
– А почему бы тебе, Водяной, не перебраться к нам поближе? Там тебе, по-моему, веселее будет. Зверей там, конечно, поменьше, зато вашего народу там больше гораздо, как я слышал, живет. Чего тебе здесь сидеть одному-одинешеньку, как медведю в зимней берлоге? Вот ты скажи, какое у Водяного дело самое главное?

– Какое, какое? Знамо какое, – реку беречь, за ручейками да родниками приглядывать. Чтоб везде порядок был, чтоб реке урону никакого не было – это и есть главное. Ну и пошутить маленько можно. Но это уж от характера зависит. Водяные-то разные бывают!

– Вот! Правильно говоришь – реку беречь надо! Реку!! А что ты здесь охраняешь? От кого?!! Здесь же нет никого. Ты же от безделья умираешь в этом ручейке! И злость твоя – от безделья да от скуки смертной. Дела у тебя, Водяной, нет настоящего, вот ты и выдумываешь пакости разные, чтоб хоть как-то развлечься. Правильно я говорю? Скажи! Только честно!
– А что, я от скуки совсем в Нежить превратиться должен? Надо же как-то развлечься! Тоскливо ведь сидеть, ничего не делать...

– Так и я о том же! Здесь тебе скучно, неинтересно. А я предлагаю дело интересное. Твое дело, понимаешь, Водяной, твое?! Кроме тебя, делать его некому. А там, ниже по течению река-то, Яхрома, знаешь, какая большая!
– Да ну, уж и большая, скажешь тоже! Побольше, конечно, моей Комарихи будет, да не намного!
– Отстал ты от жизни, Старый! – сказал Леший, – Уж сколько лет прошло, как плотину поставили люди. В том месте, где разбойнички у Большого Брода шалили, помнишь? Так теперь Яхрома все луга заливные затопила, в большую реку превратилась! Так-то!

– Да, Водяной, – сказал я, – Теперь там работы хватит не только одному, а и десятерых Водяных мало, пожалуй, будет!
– А ведь и впрямь, давненько я вниз по реке не спускался! Ох-хо-хох! – вздохнул Старый Водяной, – плохо одному-то! Никто тебе ничего не расскажет, новостей никаких не знаешь!
– Так вот я тебе и говорю – пойдем со мною! Я местечко знаю замечательное, тебе обязательно понравиться! И народ вокруг будет – есть, с кем поговорить. Да и Домовой мой, я думаю, тебя не забудет – будет к тебе в гости ходить. Недалеко ведь! И, главное – для реки пользу большую принесешь, не то, что здесь! Пойдем!

– Соглашайся, соглашайся, – поддержал меня Леший, – Прав Человек, во всем прав! И веселее там, и нужнее ты там гораздо!
– Ага! – вступил в разговор молчавший до сих пор Кваш, – Воды там видимо-невидимо! Я как-то решил от одного берега к другому переплыть. Хочешь верь, хочешь – не верь, только я целый день плыл! Во какая речка широченная!

– Да врешь, поди! – не поверил Старый Водяной.
– Не, не вру, честное слово! – ответил Кваш, – Я, правда, тогда еще головастиком был, – и чуточку помолчав, сказал, – Но тогда я тоже оч-чень быстро плавал!
– Ну, тогда понятно, почему ты целый день реку переплывал! – воскликнул Леший и рассмеялся.
Вслед за Лешим и остальные засмеялись, – и Водяной, и я, и сам Кваш.

Когда все перестали смеяться, я опять Водяного спрашиваю:
– Так как, пойдешь со мною?
– Да вроде, уговорили вы меня. И туда захотелось перебраться. Но и отсюда как-то неловко уходить, все-таки столько здесь прожил...
– Решайся, решайся! А за Комариху ты не волнуйся, мы попросим Русалочку – она приглядит. Живет-то она рядышком. Кваш, передашь просьбу? – обратился я к лягушонку.
– Конечно! – ответил он, – Мне это труда не составит.

– Ну, уговорили, уговорили! Передай Русалке этой, чтоб как следует за Комарихой приглядывала! Чтоб порядок здесь был! А не то...
– Полегче, полегче, Водяной! – остановил я его, – Пора отвыкать от таких разговоров! Не гоже, я думаю, с угроз всяких новую жизнь начинать!
– Привычка! – пробормотал, смутившись, Старый Водяной, – Сразу, пожалуй, и не отвыкнешь!
– А ты старайся! Старайся! – воскликнул Кваш, – Вот как я: был у меня хвост, я старался-старался, старался-старался, он и пропал!
– Нет, Кваш! – сказал, смеясь, Леший, – Это не совсем так! Хотя, пожалуй, кое-какое сходство есть...

– Ну ладно, – сказал я, – решили идти, так пошли! Мне бы хотелось засветло домой добраться. Кваш! Загляни к Русалочке, попроси ее за речкой этой приглядеть. Да, сказать не забудь, что Старый Водяной на новое место перебирается! И, конечно, привет ей передай!
– Да разве ж можно про новость такую позабыть! – воскликнул лягушонок, – Об этой новости вся округа еще до вечера знать будет!
– Пошли, Водяной?

– Это ты – пошли, а я – поплыли!
– Прости, оговорился! Да, а как же я место, что приглядел, тебе покажу? Как мы с тобою встретимся? И где?
– Я так себе соображаю: до моста, до глубокой воды, мы порознь передвигаться будем. А уж там, где глубина начнется – вместе.
– Это как же – вместе? – не понял я.
– А вот там и узнаешь! – крикнул Старый Водяной и – бултых! – в воду. Только круги пошли.

– Ну что ж, друзья, пора нам расставаться! Спасибо вам, что помогли Водяного одолеть! Да и уговорить тоже! До свидания! Надеюсь, не на долго расстаемся!
– Счастливого пути тебе, Человек! Тетеньке моей Зеленой привет передавай! – ответил Кваш.
– До свидания! – попрощался Леший, – Я к вам с Домовым загляну на днях!

И разошлись мы, каждый в свою сторону: Кваш – в воду нырнул. Леший – в лесу исчез, а я – по дорожке к Старому Мосту пошел.
Идти было не очень далеко и, перебравшись через брод, я вскоре подошел к Старому Мосту.

– Что же, интересно, Старый Водяной придумал, чтоб нам дальше вместе добираться? - спросил я сам себя, – На лодке, что ли?
– Эй, Водяной! – крикнул я, – Ты здесь?
– Здесь, здесь! – ответил Водяной, – Уже и ждать устал! Побыстрее-то не мог, что ли?
– Да я и так, вроде, не задерживался нигде. Бегом мне, что ли, надо было бежать?
– Вроде, вроде! – проворчал Старый Водяной, – Мог бы и бегом! Вот смотри, что я здесь смастерил!
– Куда смотреть-то? Я ведь и тебя не вижу, только голос твой и есть! Сам-то ты где?
– Да вот я! Не видишь, что ли? Под мостом! Гляди, какая штуковина получилась!

Я заглянул под мост и увидел Старого Водяного, сидящего на небольшом плоту. Плот был сделан из двух бревнышек. Между бревнышками переплетались ветки таким образом, что получилось что-то, вроде сидения.
– И кто на этом поедет – ты или я? – удивился я потому, что плотик этот показался мне не очень надежным.
– Ты, конечно! – ответил Водяной, – А я тебя прокачу с ветерком!
– Так я ж это твое сооружение или раздавлю, или переверну! Да ты на меня-то посмотри! Это ж все равно, что слона в тарелку посадить стараться!

– Что такое слон? И что такое – как ты сказал, талерка?
– Не талерка, а тарелка!
– Ну да это все равно! Потом разберемся! Садись, говорю! Не бойся, – как раз для тебя делал. Садись!

Я спустился к воде и осторожно поставил ногу на одно бревнышко. Плотик чуть накренился, но выдержал. Осмелев, я забрался на него и сел на переплетенные ветки. Выдержал плотик!
– Смотри-ка! Держит! – обрадовался я, – А как же мы поплывем?
– А вот так! – сказал Водяной, спрыгнул с плотика в воду и пропал.

Плот немного качнулся и поплыл – сначала медленно, а затем все быстрее и быстрее. У моих ног поднялся пенистый бурун, а берега вокруг замелькали со страшной быстротой. На первом повороте я подумал, что сейчас мы вылетим на берег, но каким-то образом Водяному удавалось все время держаться середины реки. Я успокоился и стал поглядывать по сторонам. Оказалось, мы уже миновали Старую Мельницу и Лиственничные Посадки. Вот промелькнули Второй Ручей, Стрекозиный Луг и Рябиновый Склон. Вот и Первый Ручей исчез позади.

– Далеко еще до твоего местечка? – перекрикивая шум воды, спросил Водяной.
– Через два поворота! – крикнул я в ответ. И тут же увидел ту самую заводь, где хотел поселить Старого Водяного.

– Стоп! Здесь! Давай к берегу поближе. Во-о-он туда, где песок, видишь?
– Ага! Сейчас! Вот, прошу! – сказал Водяной и вытолкнул плот на берег. Я сошел на песок и сказал:
– Ну, ты даешь! Вот это скорость! Ни разу по воде так быстро не передвигался! Здорово! Молодец, Водяной!
– Да ладно, чего уж там! Сейчас-то я постарел, ослаб. Вот знал бы ты меня в молодые годы! Эх, было времечко! – и, помолчав, спросил:
– Ну, так где же та заводь, что мне обещал?
– Так вот же она! А вон там, родник-ключик бьет!
– Подожди-ка малость, не уходи! Я осмотрюсь немного, – сказал Старый Водяной и без всплеска ушел под воду.

Я присел на бревно, лежащее на берегу, и стал дожидаться Водяного. Не успел я придумать, куда поселить Старого Водяного, если ему здесь не понравится, как увидел его. Водяной вылез из воды и уселся рядом со мной на бревно.

– Здесь даже лучше, чем я думал! – сказал он и посмотрел на меня своими голубыми глазами. – Спасибо тебе, что вытащил меня с Комарихи! Работы здесь, конечно, хватает – и родники прочистить надо, и гнилухи со дна достать. Видел бы ты, что на дне твориться: банки, сапоги, железки! Эх, люди! Что вам река – помойка, что ли? Здесь, действительно, дел на десятерых хватит. Но что за жизнь без дела? Это ты правильно сказал там. Спасибо тебе, дружище! Можно я тебя так называть буду?
– Конечно! Я очень рад, что тебе здесь понравилось! Ну, что ж, осматривайся, обживайся! А я, пожалуй, домой пойду – Домовой меня уже заждался, наверное!
– Ну, иди! И приходи непременно, поболтаем! Да, Домовому привет передай и скажи, что я его на новоселье к себе приглашаю!
– Обязательно передам! До свидания!

– Ты чего замолчал, пап? – спросил Алеша.
– Как чего – все рассказал, вот и замолчал, – ответил я.
– А дальше? Дальше-то что было? Рассказывай! – начала приставать ко мне Настя, – Дальше давай!
– Нет, ребята! На сегодня хватит. Дальше – в следующий раз.

© Дракон Рассвета (Вилай). 1985 (Москва – Свистуха)


Великим Начинаниям – Удача и Великие Свершения!
Долгим Походам и Странствиям – Счастливый Исход!
Уставшим Путникам – Яркий Свет и Добрый Огонь!

Библиотека   Хранилище Преданий   Дракон Рассвета (Вилай), Академик Природных Сил, Маг   Кавалер Ордена "За Мастерство" в номинации "Проза", Бриллиантовая I ст
 

© Орден рыцарей ВнеЗемелья. 2000-2015. Все права защищены. Любое коммерческое использование информации, представленной на этом сайте, без согласия правообладателей запрещено и преследуется в соответствии с законами об авторских правах и международными соглашениями.

Мир ВнеЗемелья ВнеЗемелье это – вне Земли...
  Original Idea © 2000-2019. ISNik
  Design & Support © 2000-2019. Smoky


MWB - Баннерная сеть по непознанному

Баннерная сеть сайтов по непознанному

Kаталог сайтов Arahus.com Анализ сайта Яндекс цитирования