24 ноября 2017 года нашей эры, III тысячелетие: Поздравляем с Днем Рождения Незабвенного Академика Природных Сил, Мага Дракона Рассвета (Вилая)! Пополнения в Гобеленах : Живые Гобелены (Smoky).      11 октября 2019 года нашей эры, III тысячелетие: Магистрат поздравляет Орден с 19-ой годовщиной построения Цитадели! Ура, Дамы и Господа! Виват смелым, терпеливым и плодотворным Рыцарям Ордена!      Обратите внимание! β-Цитадель вместе с Каминным Залом перехала на ordenknights.ru. Просьба ко всем рыцарям и гостям Ордена: смените Короткие Переходы на Цитадель в своих Замках!
 
Главная Башня   
Триумфальный Зал   
Геральдический Зал   
Тронный Зал   
Библиотека   
Хранилище Преданий   •   
Созвездие Баллад   •   
Хранилище Манускриптов   •   
Хранилище Свитков   •   
Книга Заговоров   •   
Игры творцов   •   
Легенда   •   
Магия Пера   •   
 
Турнирный Зал   
Гобелены   
Трапезный Зал   
Артефактная   
Зал Мелодий   
Мастерские   
Кельи   
Кулуары   
Каминный Зал   
Гостевой Зал   
Альфа-Цитадель   
Личный Замок Магистра ISNik-а, 2000-2017
Личный Замок Тайного Советника, Хозяйки Цитадели, Smoky - Прибрежные Валуны, с 2000 г
Волшебная Частица Цитадели Ордена рыцарей ВнеЗемелья. Хранится в Тронном Зале. Дается в руки всем желающим. Обращаться бережно!
 
Дипломатия Ордена

Лунная Радуга, Проект Магистра Ордена ISNik-а, 2006-2017
Музей раритетных сайтов
 
Гид Цитадели


 
Библиотека   Хранилище Преданий   Дракон Рассвета (Вилай), Академик Природных Сил, Маг   Кавалер Ордена "За Мастерство" в номинации "Проза", Бриллиантовая I ст

Как же я долго тебя ждал...

Лес, озеро, небольшая полянка, освещенная мерцающим светом луны. На поляне сидит девушка, светло-русые волосы рассыпались по плечам, серые глаза смотрят на поляну с легким страхом. Кажется, ей на что-то сложно решиться... Руки беспорядочно вертят сухую веточку, иногда нервно подрагивая.

Наконец, решившись, видимо на что-то, она с трудом поднимается. Было видно, что она сидела там уже довольно-таки давно, и ее тело затекло.
Поморщившись, она наклоняется вперед, под майкой, на спине, набухают два бугорка. Они начинают быстро расти, и вскоре ткань натянулась, и в ней появились две рваные дыры, из которых выросли белоснежные крылья, чем-то похожие на ангельские, но более... резкой, угловатой формы.

Расправив их, она резко прыгнула и, одновременно, взмахнула ими. С первой попытки подняться у нее не получилось, она упала обратно на землю.
Но она не бросила попыток, и раза с третьего поднялась в воздух и полетела на восток, навстречу еще не поднявшемуся из-за горизонта солнцу. Ветер ласково обдувал ее решительное лицо и нежно трепал красивые, струящиеся волосы.

Она решила отдохнуть, только когда солнце уже клонилось к закату.
Она спустилась в небольшую деревушку. Детишки сразу же облепили ее, всем хотелось потрогать ее крылья, им было интересно, они никогда не видели такого.
На пересохших, обветренных губах девушки появилась неожиданно мягкая улыбка. Она, не жалея черные джинсы, встала на колени. Дети, радостно закричав, начали дергать ее крылья. Несколько перьев слетели, девушка поморщилась, но с места не сдвинулась.

Неожиданно послышались испуганные крики родителей. Вскоре всех детей растащили и девушка смогла встать и отряхнуть колени.
– Кто ты? – спросила девушку дородная женщина, еле удерживая упирающегося парнишку лет пяти.
Девушка чуть сморщилась, будто бы ей было неприятно или больно говорить, и спокойно, безо всякого выражения, ответила:
– Я странница. Просто странница.
Ей, видимо, не поверили, и повели к старейшине.

Старейшина – настолько старый житель деревни, что видел несколько поколений жителей деревни, посмотрел на девушку сквозь толстые стекла очков, ахнул и выронил кружку. В неожиданно наступившей тишине очень отчетливо прозвучал звук покатившейся по полу железной кружки. Когда кружка, ударившись о сапог, испуганно затихла, дед, провожавший ее взглядом, поднял глаза на девушку и, будто бы очнувшись, почтительно склонил голову и сказал:
– Госпожа, не откажи в милости, переночуй в нашей деревне. Отобедай. Может, чарку выпьешь?

Девушка кивнула, было непонятно, на что она согласилась, но дед решил, что на все сразу, и попросил старосту определить девушку куда-нибудь переночевать и поесть. Когда девушку увели, женщина, что начинала разговор со странницей, спросила старейшину о девушке.
Дед покачал головой и ответил:
– Я же рассказывал вам о ней. Она Ищущая Странница. Она ищет Его.
– Кого его? – переспросила женщина.
– А этого никто не знает. Она никогда и не кому не говорила, кого она ищет, но как-то, выпив лишку, обмолвилась, что кого-то Его. Говорят, что после этого она не выпила больше ни капли спиртного.
Женщина, видимо вспомнив рассказы, зажала рот рукой, чтобы не ахнуть.

Девушка отужинала, правда, не прикоснувшись к щедро налитой чарке с медом, и легла спать. Во сне ее крылья дергались, будто бы она продолжала лететь, искать, порой девушка сильно вздрагивала.
Проснулась она раньше рассвета. Даже привыкшие рано вставать деревенские жители еще крепко спали. Тихо, чтобы никого не разбудить, она вышла из избы и взлетела. Старейшина, который плохо спал из-за многих болезней, улыбнулся и пожелал ей удачи в ее поисках.

Сегодня девушка летела быстрее, ее глаза светились, возможно, на нее так подействовал сон и хороший ужин, а возможно она, наконец, почувствовала, куда лететь.
Ближе к вечеру она подлетела к горам и опустилась на каменную площадку, рядом с глубокой пещерой. Ведьма ступила на небольшую площадку около пещеры в склоне горы, и устало уронила крылья. В пещере что-то зашуршало, и оттуда вылез дракон.

– Здравствуй, Дракон! – шагнув навстречу ящеру, сказала девушка, – Я, наконец, прилетела...
– Здравствуй, милая! – мягко пророкотал дракон, и ласково потерся носом о плечо крылатой.
Дракон вскинулся на задние лапы, и превратился в человека.

– Как же я долго тебя ждал... – он обнял девушку, и погладил растрепанные волосы.
Ведьма прильнула к груди Дракона и, подняв лицо, хотела что-то сказать. Но тут силы оставили ее, и он едва успел подхватить обмякшее враз тело.
– Родная моя, как же ты измучилась... – нежно глядя на бледное лицо, произнес Дракон, занося ее на руках под каменный свод.

Подойдя к широкому ложу, он осторожно уложил крылатую гостью вначале на бок, а затем, аккуратно расправив крылья – чтоб не подвернулись – перевернул на спину. Дракон присел рядом на краешек и наклонился, прислушиваясь к дыханию ведьмы. Грустно покачав головой, он отвел с лица упавший локон, и нежно поцеловал ее в губы. Веки девушки дрогнули, она судорожно вздохнула, но так и не пришла в себя, продолжая лежать с закрытыми глазами. Дракон снова грустно покачал головой, печально вздохнул, и встал, не отрывая взгляда от бледного лица. Несколько минут простоял он, не шевелясь и глядя на ведьму, видимо, о чем-то размышляя.

Внутри пещера нисколько не напоминала логово того гигантского зверя, который вылез встречать прилетевшую гостью. Она была больше похожа на жилище алхимика. Это был довольно большой – шагов пятнадцать на двадцать зал овальной формы, освещенный светящейся желто-розовой полосой в локоть шириною, опоясывающей зал на высоте чуть больше человеческого роста.
В центре зала пол был сплошь зарисован какими-то геометрическими фигурами, странными изображениями и рисунками. В самой середине переливалось совсем, как настоящее, светясь красно-оранжевыми сполохами, пламя.

По периметру, вдоль стен располагались совершенно человеческие предметы – книжные шкафы, наполненные книгами, стол с парой стульев, большая квадратная кровать, камин с двумя глубокими креслами перед ним, и длинный, шагов семи в длину, стол, уставленный разнообразным лабораторным оборудованием – колбами, пробирками, штативами, какими-то аппаратами и множеством мелочей, трудно опознаваемых при беглом взгляде, занимающих пространство не только поверхности стола, но и нескольких полок, висящих над ним.

Дракон очнулся, наконец, от задумчивости, пересек зал и подошел к алхимической лаборатории. Пройдя вдоль стола, собрал несколько пузырьков и баночек. Тщательно отмеряя, он накапал в стакан каких-то жидкостей из пузырьков, добавил воды, и размешал. Вернувшись со стаканом в руке к ведьме, он нежно приподнял ее голову и осторожно влил содержимое стакана ей в рот. Убедившись, что она рефлекторно проглотила жидкость, Дракон вновь уложил голову девушки на подушку.

Склонившись, он несколько минут прислушивался к ее неровному дыханию. Когда дыхание ведьмы замедлилось и стало ровным, он облегченно вздохнул и, нежно поцеловав ее поочередно в закрытые глаза, тихо сказал:
– Спи, родная... Теперь ты можешь отдохнуть. Теперь ты дома...

Вновь вернувшись к алхимическим приборам, он долго безостановочно готовил что-то, выпаривая, смешивая, прогоняя через змеевики, и вновь смешивая. Когда заходящее солнце заглянуло в пещеру, высветив на стене багровый круг, Дракон удовлетворенно вздохнул – в небольшой плошке в его руке чуть дрожало желе, светящееся мертвенно-зеленым тусклым светом.
Подойдя к спящей ведьме, он, поставив на табурет плошку, начал осторожно раздевать ее. Когда девушка оказалась совершенно обнаженной, он снова повернул ее на бок, и внимательно ощупал крылья, спину и грудь.

Покачав головой, он начал уверенно, но нежно втирать светящееся зелье в бледную кожу, приговаривая:
– Еще бы немного, и ты навсегда лишилась бы возможности летать... Как же так можно?... Который раз живешь, а все одно и то же... И когда ты только будешь вспоминать, как надо летать?... В прошлый-то раз... Даже до пещеры не долетела.... Хорошо, я вовремя поспел.... А ведь без крыльев-то... Сама знаешь... Ты же без них жить не сможешь... А следом и мне уйти придется... А жизнь так прекрасна!...
Закончив с мазью, Дракон перевернул девушку, внимательно оглядывая – не пропустил ли чего. Довольно кивнув, он снова подошел к рабочему столу.

Мазь на теле девушки, сначала засветившаяся ярко-зеленым, постепенно начала менять цвет – сперва на желтый, а затем на оранжевый, после чего свечение стало медленно угасать. Лежала крылатая совершенно неподвижно и, если бы не глубокое ровное дыхание, можно было бы подумать, что она мертва.

Дракон вновь подошел к ней, на этот раз, неся колбу с черной жидкостью, в толще которой то и дело мелькали маленькими звездочками синие и фиолетовые вспышки. Теперь он стал тщательно, не пропуская ни одного перышка, втирать черную жидкость в крылья.
– Ну, вот... – довольным голосом проговорил он, глядя на исчезающие крылья, – Теперь они не будут тебе мешать...

Когда ведьма открыла глаза, в устье пещеры заглядывала полная луна. Девушка села, с удивлением и любопытством разглядывая обстановку. Дракона нигде видно не было.
Вот, что-то привлекло ее внимание на лабораторном столе, и она встала, собираясь подойти поближе.
– Ой! – воскликнула она, обнаружив, что лишилась крыльев.
Отчаянье охватило ее, и ей сразу вспомнилось то незабываемое ощущение полета... Непроизвольно она напряглась, будто хотела взлететь, и... ударилась головой о каменный свод пещеры...

Прямо перед глазами плясали языки пламени. Рефлекторно отпрянув, девушка поняла, что лежит на полу, а пламя – нарисовано. Макушка ныла. Потрогав, она ощутила влажное пятно а, поднеся пальцы к глазам, увидела на них кровь.
Полет... Удар... Воспоминание было мутным. Ведьма взглянула вверх – свод пещеры располагался не меньше, чем метрах в пяти от нее.

"Странно"... – медленно продираясь сквозь муть, проплыла мысль.
Ведьма встала, оглядела пещеру и, не обнаружив Дракона, направилась темному овалу входа, через который виднелся черный бархат неба с мерцающими звездами.

На площадке перед входом сидел Дракон. Он повернулся, и сказал:
– Иди сюда, родная... – и протянул ей руку, – Присядь рядышком...
Девушка подошла и села рядом – так же, как и он – свесив ноги в пустоту ущелья. Дракон обнял ее за талию, и притянул к себе. Ведьма прижалась к нему боком, ощущая жар его тела. Стало тепло и безмятежно-уютно.
– Ты ударилась... – Дракон провел пальцами по голове ведьмы, отчего боль и легкое помутнение сразу исчезли, оставив лишь ясное острое радостное ощущение неповторимого единения...

– Болячка будет... Зарастет... – он помолчал немного, затем, снова обняв ее одной рукой, сделал широкий взмах другой, – Смотри...
Пейзаж вокруг удивительным образом изменился. Не смотря на то, что была ночь, и луна уже зашла, все на многие версты вокруг стало отчетливо видно – будто все стало чуть светиться изнутри... На чем бы ни сосредотачивалось внимание – сразу будто приближалось, становились ясно видны все детали. Прекрасные долины, горный хребет вдалеке, веселые, хрустально-прозрачные реки, олени, спящие в густых зарослях орешника, барс, подкрадывающийся к спящей козе...

Ведьму охватил трепет – она вдруг почувствовала, что этот мир настолько прекрасен, что... Дыхание прервалось, в горле появился комок, и она не смогла – да, и не хотела! – сдерживать набежавшие слезы. Слеза радости, слезы облегчения, слезы счастья...

– ...Левой рукой я обнимаю ваш стан,
А правой указываю на окрестные дали и на большую дорогу.
Ни я, никто другой не может пройти эту дорогу за вас,
Вы должны пройти ее сами.

Она недалеко, она здесь, под рукой,
Может быть, с тех пор, как вы родились,
Вы уже бывали на ней, сами не зная о том,
Может быть, она проложена всюду, по земле, по воде.

Возьмем свои пожитки, сынок, – ты свои, я свои – и поспешим в путь,
В чудесных городах и свободных странах мы побываем с тобой.

Если ты устал, возложи на меня свою ношу, обопрись о мое бедро,
А когда наступит мой черед, ты отплатишь мне такой же услугой,
Ибо с той минуты, как мы двинемся в путь, отдыха не будет у нас.

Сегодня перед рассветом я взошел на вершину холма и увидел усыпанное звездами небо,
И сказал моей душе: Когда мы овладеем всеми этими шарами вселенной
И всеми их усладами, и всеми их знаниями, будет ли с нас довольно?
И моя душа сказала: Нет, этого мало для нас, мы пойдем мимо – и дальше.1


Дракон чуть помолчал, и тихо добавил:
– Вряд ли я смогу сказать лучше...
Ведьма судорожно всхлипнула и, утерев набежавшие слезы, улыбнулась.
– Красиво... Этот мир очень красив, а я даже и не замечала этого... Он даже более красив, чем тот, в котором мы родились в прошлый раз, помнишь его? – она посмотрела на лицо Дракона, в его глаза. Как бы ни был прекрасен этот мир, Ведьма была намного более счастлива оттого, что, наконец, нашла своего Дракона...

Он неторопливо, нежно провел рукой по ее волосам и тихо, с мягкой улыбкой на губах, ответил:
– Конечно, помню, родная... – чуть помолчав, он добавил, – Когда-то я думал, что все миры похожи, будто бы их лепили с одного образца, и лишь потом понял, похожи не миры, похожи мы... миры же каждый раз разные...у каждого есть своя изюминка, что-то уникальное, чего нет у других...

Договорив, он надолго замолчал, перебирая ее волосы и наслаждаясь покоем и тишиной, как вдруг она, неожиданно тихо и печально, спросила:
– Ты никогда не жалел? Что мы выбрали такую судьбу? Сотни жизней, сотни миров... Но всегда, всегда наша жизнь течет по одному руслу. Мы рождаемся в разных местах, ты становишься драконом, находишь пещеру, а я ищу тебя почти всю жизнь... затем, несколько лет счастья, а потом конец и...все сначала...

– А чего бы ты хотела? – мягко спросил Дракон, проводя пальцами по виску и щеке девушки.
– Не знаю... – тоскливо ответила Ведьма, отводя взгляд, чтобы он не видел ее боли, – Я просто устала... устала, что все повторяется... устала всегда искать тебя, чтобы пробыть вместе всего немного...
– Но вспомни, – улыбнулся он, – ты сама говорила когда-то, что лучше так, чем прожить краткое мгновение жизни и в следующей забыть друг о друге...
– Тогда мне казалось это единственно верным... меня давило ощущение обреченности... Но милый, с каждым разом у меня остается все меньше и меньше сил... Родной мой, когда-то я просто не долечу до тебя...

В глазах Дракона промелькнуло беспокойство, он испугано прижал девушку к себе, будто бы боялся, что может потерять ее прямо сейчас...
– Любимая, может быть, попробуем по-другому? Давай в следующий раз Я буду искать тебя?
Девушка пристроила голову на его плече и тихо сказала:
– Ты сам знаешь, что из этого ничего не выйдет. У тебя нет этого дара, только я могу найти тебя, ты же не сможешь...
Он прервал ее речь, мягко положив палец ей на губы.
– Не стоит сейчас переживать. Тебе нужно хорошенько отдохнуть, вот уже тогда сможем решить нашу проблему, сейчас же к ней лучше не подходить...
– Но я не хочу спать, я отлично выспалась! – возразила Ведьма, поднимая на Дракона глаза.
– А я и не то имел ввиду! – рассмеялся он и, подняв девушку на руки, унес в пещеру.

Через несколько часов из пещеры вышла закутанная в одеяло девушка и присела на площадку, подогнув под себя ноги. Занимался рассвет, солнце еще не успело выползти из-за горизонта, но некоторые его лучи уже пробивались, освещая горы.
Вскоре, вслед за ней, из пещеры вышел мужчина, не прикрытый даже простыней, и присел рядом с девушкой, обнимая ее. Она прильнула к нему и вздохнула.

– Я не развеял твоих печалей? – спросил Дракон, проводя рукой по волосам Ведьмы.
– Конечно, развеял, родной, но... – она на миг замялась, но затем продолжила, – Глядя на эти просторы я вспомнила, как это прекрасно – летать.
– Так что нам мешает? – воскликнул Дракон, – Полетели!
– Но мои крылья... – начала, было, девушка, но мужчина ее перебил.
– Они на месте, просто стали невидимыми, и неощутимыми. Но летать ты сможешь, родная!

Лицо Ведьмы озарилось, было видно, что она счастлива.
– Так полетели! – выкрикнула она, вскочив на ноги, воодушевленная и радостно-веселая, одеяло упало на площадку, выставив на обозрение ее наготу.
– Может, ты хочешь одеться сначала? – с улыбкой спросил Дракон, лаская взглядом ее гладкое тело. Девушка покраснела и подобрала одеяло.
– Да, думаю лучше одеться, а то пойдут еще предания о ведьмах, летающих нагишом со своими ручными ящерами... – хмыкнула она и пошлепала в пещеру.
Дракон рассмеялся и, догнав ее, обнял и весело прошептал:
– И ведь, главное, эти легенды не будет отходить от реальности...
Рассмеявшись, ведьма чмокнула Дракона в нос и, вывернувшись, побежала одеваться. Ей так хотелось поскорее взлететь, почувствовать, что вокруг воздух, и все правила, все ограничения жизни просто исчезают, унесенные встречным ветром...

Громадные крылья мяли воздух так, что тот стонал и ревел, однако дракону все же никак не удавалось догнать шуструю летунью. Она, смеясь от счастья, крутилась вокруг, улетала вперед, делала резкие виражи около самого его носа, но ни разу он так и не смог коснуться ее.
– Ладно, хватит! – дракон шумно выдохнул, и назад унеслось облачко дыма, – Сдаюсь! Ты победила...

Ведьма, звонко рассмеявшись – словно серебряные колокольчики прозвенели – замедлилась, поравнялась с драконом, и аккуратно опустилась ему на шею. Обхватив ее руками и ногами, она сказала:
– Милый, ты просто волшебник! У меня еще никогда не было таких крыльев!
– Волшебник... – довольно усмехнулся Дракон, – Разумеется, я волшебник! Слава Творцу, мне удается помнить все, чему научился в прошлых жизнях... – он скосил один глаз на ведьму, и ехидно добавил, – Не то, что некоторым...
– Милый, ну я же не виновата в том, мне приходится выбирать родителей таких, чтобы у меня крылья могли вырасти... А ген крыльев не сцеплен с геном памяти, ты же знаешь... В этот раз мне повезло – сразу полететь удалось, а вот, в прошлый... Мне полгода учиться пришлось, и все равно не долетела... С генетикой не поспоришь, дорогой...

– Это мы еще посмотрим... – пробурчал Дракон, заложил крутой вираж и, сделав "кобру" перед отвесной каменной стеной, вцепился когтями в край площадки около пещеры, – Слезай милая, приехали...
Девушка легко соскочила на гладкие камни. Дракон наполовину заполз следом, и обратился в человека. Встав на ноги, он подошел к ведьме и, обняв ее, повлек в пещеру.
– Нет! – уперлась та, – Я еще летать хочу, это так восхитительно!
– Тебе пока нельзя долго напрягать крылья, дорогая! Надо постепенно, – уговаривал Дракон, – Мы же и так полдня летали! Неужели ты не устала?
– Нет!... – девушка так яростно замотала головой, что волосы ее образовали облачко вокруг головы, но потом, смутившись, замерла и добавила, – Ну, может, чуть-чуть...

Прильнув к его груди, ведьма просительно заглянула в глаза:
– Ну, пожалуйста!... Знаешь, мне все детство снились эти сны... Я лечу, парю над землей, мне так легко, так... так свободно! – она примолкла, и приникла к его губам.
Нежный поцелуй начал переходить в страстный, но тут девушка неожиданно отодвинулась от возлюбленного, и жалобно протянула:
– Милый, ну, пожалуйста...
– Нет! – твердо, не смотря на нежную улыбку, произнес Дракон, – Иначе ты испортишь все мое волшебство. И не сможешь летать вообще. Пойдем-ка, лучше, позанимаемся творительной магией... Пора уже переходить к живым существам... – и он, поцеловав ведьму в нос, увлек ее внутрь горы.

– Ну, что тебе не нравится на этот раз? – грозно нахмурившись, и уперев руки в бока, спросила ведьма. Глаза ее слегка мерцали, и казалось, что она сейчас взглядом метнет молнию в самом буквальном смысле слова.
Сидящий на корточках Дракон проводил взглядом убегающую к выходу ящерку и, подняв глаза на готовую взорваться от негодования девушку, спокойно ответил:
– Ничего... – гневное выражение лица ведьмы изменилось на изумленное, когда Дракон, широко улыбнувшись, добавил, – На этот раз все получилось просто замечательно!

– Правда?! – она кинулась ему на шею так стремительно, что он не удержался, и они оба упали, покатившись кубарем.
– Я – победила! – гордо сообщила девушка после недолгой возни, усаживаясь поудобнее на смеющемся под ней Драконом, – И теперь ты должен выполнить одно мое желание!
– Ка... Какое? – сквозь смех прохрипел Дракон.
– Ты должен отпустить меня полетать!

– Ты что, хочешь наткнуться на дерево? – справившись со смехом, спросил Дракон, – Или разбиться о гору?
– Почему? – удивилась ведьма, – Почему это я должна на что-то натыкаться?
– Но сейчас же ночь, милая! – и он указал рукой на черное устье пещеры, – А ночное зрение мы у тебя еще не развили...
– Вредный, вредный, противный, хитрющий драконище! – замолотила кулачками по его груди девушка, – Ты специально заставил меня творить этих гадов, чтоб я не летала!
– Ну, конечно, милая! – легко поднимаясь с пола с девушкой на руках, ответил Дракон, – Специально...

Он подошел к кровати, и бережно опустил свою ношу на пушистое покрывало.
– Зато теперь мы можем полетать здесь...
– О, любимый... – ведьма потянула Дракона к себе, – Это единственное, что может соперничать с полетом...

– Что ты делаешь, милый? – спросила ведьма, подходя к Дракону и обнимая его за талию.
– С генетикой пытаюсь бороться... – Дракон мельком взглянул на девушку, и отставил в сторону большую колбу, из которой выливал содержимое в широкую чашу, – Я хотел сказать, с наследственностью, будь она неладна!
– Что случилось, дорогой? – взглянув на утомленное лицо Дракона, обеспокоено спросила ведьма.

– Последние два мира... – Дракон взял скальпель, провел лезвием по запястью, и расположил руку над чашей, наполовину заполненной густо-фиолетовой, почти черной, жидкостью, – Я едва успевал к твоему прилету. Ты не представляешь, как трудно научиться становиться человеком, родившись крокодилом...
Капли крови падали в темную жидкость, но не растворялись в ней, а собирались в ровный темно-красный шар, частично выступающий над поверхностью.

– Крокодилом?! – ахнула ведьма, прикрыв рот рукой, – Ты не говорил никогда...
– Любимая! – Дракон склонился к ведьме, и потерся носом о ее ухо, – А кем, ты думаешь, я появляюсь на свет?
– Ну-ууу... – протянула девушка, прильнув к плечу любимого, – Я думала... Я все время думала, что драконом...
– Нет, дорогая, – устало покачал головой Дракон, – Драконы были только в первых мирах... А потом... Потом становилось все хуже и хуже...
– Ты не рассказывал...
– Зачем? Разве это что-нибудь изменило бы?

Дракон взял маленький пузырек и капнул из него желтого раствора на рану. Жидкость вскипела, соприкоснувшись с кровью, и кровотечение тут же прекратилось. Он подождал, пока опадут последние пузыри пены, и протер тряпицей запястье. Рука оказалась совершенно целой – даже шрама не было видно.

Ведьма покачала головой и, глядя на происходящее в чаше, спросила:
– Так что же ты делаешь?
– Пытаюсь сделать так, чтобы в следующий раз родиться человеком... Как ты... – Дракон раскрутил жидкость в чаше, – И кое-что еще... Кое-что еще...

Красный шарик крови стал медленно вращаться, испуская бледно-розовое свечение и становясь все более прозрачным. Внутри стала проявляться маленькая фигурка. Через несколько минут стал отчетливо различим крохотный эмбрион. Он выглядел в точности так, как должен выглядеть человек перед самым появлением на свет.

Дракон внимательно рассмотрел содержимое чаши, и торжествующе улыбнулся:
– Наконец-то!
Он дунул в чашу, и фиолетовая жидкость вспыхнула темно-синим пламенем, в котором почти мгновенно сгорело то, что плавало в центре сосуда.

Ведьма, с интересом наблюдавшая за всем происходящим, спросила:
– И что это значит?
Дракон поставил чашу на стол, обернулся и, подхватив девушку, закружил ее по залу.
– Это значит, что я нашел! – закричал он радостно и так громко, что даже эхо в ущелье повторило: "...шел"...

– Что, что ты нашел? – ведьма подняла его сияющее восторгом лицо, и заглянула ему в глаза, – Ну-ка, признавайся, таинственный драконище, что ты нашел?
– Я нашел... – Дракон остановился, опустил девушку на пол, крепко поцеловал ее и, оторвавшись, тихо выдохнул, – Нам не надо больше рождаться, милая...

Глаза ведьмы широко распахнулись, она прикрыла ладошкой рот, и шепотом, будто боясь спугнуть ту желанную мечту, которая посещала ее неоднократно, прошептала:
– Никогда?
Дракон кивнул, потом отрицательно помотал головой, и снова кивнул.
– Ну... Еще один раз. Последний.
– Последний... – удивленно, неуверенная еще в таком счастье, прошептала Ведьма...– Но как такое возможно?

– Возможно, – улыбнулся Дракон, прижимая к себе Ведьму, – Теперь возможно. Конечно, не все еще проверено, но надежда появилась, вышла из-за угла и весело подмигнула нам, – Дракон рассмеялся и зарылся лицом в волосы ошалевшей от счастья девушки. Та, обняла его и тихо спросила:
– Ты уверен, что риска не будет?
– Риск есть всегда. И ты сама это знаешь, родная, но, по-моему, игра стоит свеч.
– Ты прав, – улыбнулась Ведьма, подняв глаза на его лицо, – У тебя усталые глаза. Пойдем, разомнемся, полетаем...

Дракон рассмеялся.
– А ты все о своем! Ох, летунья! Ну, давай, полетаем!
На этот раз они полетели к лесу. Правда, с посадкой у Дракона были небольшие проблемы, но вскоре они уже валялись на свежей траве, и наслаждались погожим деньком. Ветер трепал листву деревьев, из-за чего тени метались по поляне, устроив игру в догонялки с солнечными зайчиками.

– Секунду, – улыбнулась Ведьма, отрываясь от созерцания веселой светопляски, поднялась на ноги и хитро улыбнулась, – Я сейчас вернусь родной, не скучай.
И не успел Дракон спросить, куда она направилась, девушка скрылась за деревьями. Вернулась она минут через пять, неся огромную охапку цветов.
– Буду плести! – заявила она и уселась на землю. Вскоре она смастерила два, хоть и слегка корявых, но вполне миленьких венка. Один она водрузила на голову Дракону, а один косо нацепила на свою. Дракон, видя как венок медленно, но верно сползает девушке на глаза, рассмеялся и щелкнул пальцами, венок стал поаккуратнее и заискрился озорными огоньками. Это придавало девушке сходство с эльфийкой.

Но Ведьма не осталась в долгу. Она взмахнула рукой, и венок Дракона вдруг увеличился и нежно засветился.
– Вот, так вот! – воскликнула она, неожиданно прыгнув на мужчину.
– Или вот так, – успевает среагировать Дракон и, поймав ее еще в полете, обнимает.
– Эх...– мечтательно вздохнула девушка, устраиваясь на груди у Дракона, – Последний раз... как же это прекрасно... можно будет провести вместе вечность и не задумываться о будущем, не бояться, что не найдем друг друга...
– Конечно, – улыбнулся Дракон, – И я знаю, у нас все получиться. И еще одно. Я люблю тебя, моя ведьмочка.

Она тепло посмотрела на него, в ее глазах стояли слезы, но то были слезы счастья. Перехваченным от волнения голосом она прошептала тихо-тихо, будто боялась, что спугнет это волшебное ощущение:
– Как я рада... рада, что могу сказать тебе те глупые, но в тоже время самые важные три слова – я тебя люблю и не хочу тебя терять.
Дракон ничего не стал говорить в ответ, да слова там были излишни. Он просто очень крепко обнял девушку и нежно поцеловал ее.

Только к вечеру они собрались домой. Лететь в темноте было страшновато, но они подсвечивали себе путь венками. Пару раз, правда, Ведьма чуть не врезалась в деревья, но Дракон со смехом выправлял ее полет хвостом.
– Пора спать, – потянулся Дракон, когда они уже прилетели, но Ведьма была с ним не согласна.
– Неет, давай уж поработаем, мне не хочется отодвигать возможную сказку!
– Я думаю, несколько часов наша сказка все же подождет, – мягко улыбнулся Дракон и, не смотря на активные протесты девушки, усыпил ее и унес на кровать.
– Ты слишком устала, я не хочу, чтобы ты переутомилась, – нежно сказал он, поглаживая ее по волосам, и прилег рядом, с насмешкой добавив:
– Да и мне бы выспаться нормально, а то полеты-полеты...

– Дракон, я устала, – жалобно сообщила ведьма, – А внизу только лед и камни, на которые и встать-то даже нельзя, тут же сорвешься...
Внизу, сколько хватало глаз, тянулись горы, сплошь покрытые льдом. Острые пики резали темную синеву неба сверкающе-белыми клыками. Между ними в черно-синюю тень проваливались ущелья такой глубины, что дна было не разглядеть. Облака остались далеко позади и внизу. Здесь же было царство холода, камня, льда, слепящего света и синевы – яркой наверху и почти черной внизу, в тени меж острых скал.

– Садись на меня, – мотнул головой дракон, – Лететь нам еще долго, а дальше будет еще труднее – там горы выше, и воздух еще разреженнее...
Ведьма аккуратно подлетела и уселась на привычное место на загривке – чуть впереди крыльев.
– Уффф! – вздохнула она с облегчением, и тут же спросила, – А тебе не тяжело, милый?
– Справлюсь... – ответил, усмехнувшись, Дракон.
– Осторожно! – вскликнула девушка, вцепившись в пластину гребня, когда дракон, перелетая очередную вершину, чуть не проехался брюхом по острым камням.

– Не переживай! Все будет в порядке! – расправив крылья в планирующем полете, Дракон обернулся и весело подмигнул Ведьме, – Это еще цветочки...
– Это?!!! – воскликнула девушка, прижав руки к груди, – Это – цветочки?! – она пристально вгляделась вперед, и спросила, – Что же тогда будет дальше?
– Ффф! – выпустил клуб дыма дракон, – Да, так, ничего особенного...
– Ты сказал – цветочки! – ведьма стукнула дракона кулаком по шее, – Говори, противный драконище, куда ты меня хочешь затащить?! Что, что там будет дальше?

– Горы... – ответил Дракон, начав подниматься перед следующей вершиной.
– Такие же?
– Ну... Почти...
– Что значит, почти?
– Немного повыше...
– Немного?!! – в голосе ведьмы прозвучали угрожающие нотки.
– Все относительно... – дракон скосил глаз на возлюбленную и, заметив нахмуренные брови, добавил, – Ну, намного... Разве это что-то меняет? Не возвращаться же назад из-за такого пустяка!

Ведьма покачала головой, чуть подумала, и спросила:
– А ты сможешь перелететь?
– Думаю, да. Я один раз уже пролетал здесь...
– Но тогда ты был один.
– Тогда я был не так силен, как сейчас... Не одна ты тренировалась целый месяц... К тому же, там будет место, где можно передохнуть.
– Что за место? – живо поинтересовалась Ведьма.
– Не сказать, чтобы очень удобное... Но крыльям отдых дать можно...
– Тааак... – протянула девушка, – Понятно... Махонький кусочек скалы, на котором даже переступить нельзя, не свалившись в пропасть, да?
– Ну... В общем, да... – кивнул Дракон, – Ты мысли научилась читать?
– Нет! Я просто уже выучила, что если ты говоришь "не очень удобное", это значит, что там без заклинаний, вообще, удержаться невозможно!
– Эх, угораздило же меня связаться с ведьмой... – нарочито сокрушенно пробормотал дракон, однако, так, чтобы ведьма его услышала.

Перевалив через очередную гряду, путники увидели впереди дрожащее марево, вставшее стеной от земли до неба. По нему изредка пробегали белые и голубые молнии. Дракон тут же замедлил полет и стал кружить около одной из вершин.
– Что ты делаешь, милый? – спросила ведьма.
– Надо найти местечко, где ты могла бы переждать... – дракон, внимательно оглядев вершину со всех сторон, круто повернул, и полетел прочь от нее.

– Переждать – что?
– Ты видишь эту стену? Завесу с молниями? – еще раз развернувшись, дракон усиленно замахал крыльями, набирая скорость.
– Конечно! А что это? – ведьма увидела стремительно приближающуюся скалу, и воскликнула, – Что ты делаешь?
– Наверное, правильнее было бы сказать, не что это, а кто это... – прорычал дракон, и добавил, – Держись!

Внезапно он окутался огненным коконом, и врезался в вершину горы. Ведьма, даже не успевшая сообразить, что происходит, лишь вцепилась в пластину гребня, и крепко зажмурилась. Однако, не смотря на раздавшийся жуткий грохот, кроме легкого толчка, она ничего не почувствовала, и тут же открыла глаза. Оглянувшись, девушка с изумлением увидела, что вершина горы исчезла, а вместо нее – относительно ровная площадка величиной с половину футбольного поля. По склону горы катилась, поднимая тучу снега и пыли, огромная лавина.

– Что это? – изумленно спросила Ведьма дракона.
– Это – местечко, где ты сможешь переждать... – ответил он, мягко опускаясь на только что созданную площадку, – Слезай, дорогая...
– Что переждать? – ведьма спрыгнула на землю, подошла к голове Дракона, и заглянула в его золотые глаза, – Что происходит, милый? – встревожено спросила она.
– Эта стена, – дракон кивнул в сторону непонятного занавеса, простертого от горизонта до горизонта и от земли до, казалось, самых звезд, – Это Ледяной Демон...

– Ледяной Демон? – ахнула, прикрыв ладошкой рот, девушка, – Тот, о котором рассказывают сказки? Значит, он и вправду есть?
– Есть, милая, есть... – кивнул дракон, вглядываясь в дрожащее марево, на глазах начавшее обретать вид монолитной ледяной стены.
– Так вот, значит, какой он... – задумчиво глядя на ледяную перегородку, разделившую мир надвое, пробормотала Ведьма.
– Нет, милая... Это не он, это лишь его... инструмент... – дракон чуть помолчал, всматриваясь в какую-то точку на ледяной стене, и добавил, – А вот и он, появился... Гляди!

На поверхности почти гладкой стены появился уступ, на котором стояло громадное, выше самого высокого дерева, существо. Сложенное из кристаллов льда, оно сверкало в лучах заходящего солнца, разбрызгивая радужные сполохи.
– Тебе не пройти! – загрохотало со всех сторон так, что ведьма зажала уши руками, а с окрестных гор посыпались лавины.

– Ладно, – проворчал Дракон, – Побудь здесь, милая, а мне надо с ним разобраться... – дракон скользнул с обрыва, и полетел навстречу Ледяному Демону.
– Тебе помочь, милый? – крикнула вслед Ведьма.
– Нет! Это моя битва! Только моя! – донеслось до девушки.

Дракон разогнался и, окутавшись огненным коконом, врезался в грудь Ледяного Демона. Происходящее скрылось в облаке пара, а когда его отнесло в сторону ветром, ведьма увидела, что на месте Ледяного Демона зияет огромная выбоина, а сам дракон кувыркаясь, падает среди острых ледяных глыб.
– Любимый! – вырвалось у девушки, готовой броситься вниз – туда, к беспомощно падающему возлюбленному.

Однако дракон уже пришел в себя и, коротко взмахнув крыльями, вылетел из потока падающих осколков. Мерно взмахивая, он начал набирать высоту. Через несколько минут он поднялся гораздо выше площадки, с которой, затаив дыхание, следила за ним ведьма. Отлетев подальше от стены, дракон вновь начал разгоняться. Взглянув на то место, где недавно стоял Демон, она с ужасом увидела, что никаких следов разрушения на стене нет, а на вновь появившемся уступе начинает проявляться радужная фигура.
– Тебе не пройти! – загрохотали, казалось, сами горы, однако это не остановило дракона, начавшего новую, еще более стремительную атаку.

Огненный шар, раза в три больше, чем первый раз, с громоподобным воем, подобно падающему метеору, врезался в ледяную стену. Блеснула ослепительная вспышка, а через несколько секунд горы встряхнуло так, что часть их обрушилась. Рухнула вниз и бОльшая часть площадки, где стояла, боясь перевести дыхание, ведьма. Ей пришлось даже вспорхнуть, чтобы перелететь на уцелевший островок. Когда ноги ее коснулись опоры, ее сбил с ног грохочущий удар-вихрь, долетевший до ведьмы. Перекувырнувшись, девушка вскочила, не обращая внимания на ссадины, появившиеся от острых камней, и подбежала к краю, чтобы увидеть происходящее.

Огромный кусок ледяной стены, будто в замедленной съемке, сползал вниз. Следом за ним, распространяясь, будто круги на воде, начинали падать соседние куски ледяной стены. Постепенно в стене образовался пролом, за котором виднелась горная страна, куда так стремился Дракон.
Внимательно глядя вниз, Ведьма пыталась увидеть хоть малейшие признаки дракона – хоть хвост, хоть кусочек крыла. Но кроме ледяной мешанины, стремительно падающей в черную глубину ущелья, видно ничего не было. Наконец, не выдержав, девушка сорвалась с места и, ускоряя крыльями и без того стремительное падение, полетела вниз – туда, где обломки ледяной стены погребли под многометровой толщей ее жизнь, ее любовь – ее Дракона.

Она спустилась быстрее, чем прекратилась ледяная лавина, и ей пришлось летать над ледяной рекой, в которую обратилось дно ущелья, дожидаясь, когда можно будет опуститься, не боясь оказаться под многотонными ледяными глыбами, падающими сверху. И, хотя она не верила, что любимый ее погиб, глаза ее наполнились слезами, мешая хоть что-то увидеть в наступающей темноте. От падающих сверху кусков льда и камней она уворачивалась, не видя их, и подчиняясь лишь интуиции.

Наконец смертоносный ледопад закончился, и ведьма смогла опуститься на ледяную поверхность. Тишина и тьма полностью поглотили дно ущелья. Лишь звезды, слабо мерцающие на бархатно-черном покрывале неба, тихо позванивая, пели печальную песнь об отважном драконе, осмелившемся напасть на Ледяного Демона.

Никакого движения. Ни звука. Только тихий скрип подошв по замерзшей поверхности. И слезы. Они текли, и комок стоял в горле – так, что дышать было трудно. Девушка шла, не глядя под ноги, не видя, куда идет. Медленно. Она шла, а крылья – те самые невидимые и неощутимые крылья – чертили две глубокие борозды позади. Ледяная река была огромной, по ней можно было идти целый день. Или ночь. А может быть, и день, и ночь – ведь было темно, и у этой реки, от которой исходил могильный холод, берегов не было видно. Да и были ли они, эти берега? Разве может быть берег у тоски? У боли, у отчаяния? Может ли быть берег у любви? И уж, конечно, не у погибшей любви...

Ведьма шла по бескрайнему морю замерзшей тоски, и на нее накатывали одна за другой волны отчаяния и боли. И слезы перестали уже течь – они высохли, потому что внутри иссяк их источник. Ей казалось, что внутри у нее что-то умерло, и там поселилась огромная пустота, в которой не было ничего...

Без сил она опустилась на лед. Опершись руками о шершавую ледяную поверхность, она машинально стала водить по ней, выглаживая маленькое ледяное зеркальце. Через пару минут девушка заглянула в него, и увидела отражение звезды. Звезда мерцала. Приглядевшись, ведьма поняла, что звезда мерцает очень странно – ритмично, будто бы в такт ее дыханию. Непроизвольно наклонившись, она закрыла небо, отражающееся в ледяном зеркале, но отражение звезды никуда не пропало, а продолжало так же мерно то вспыхивать поярче, то медленно угасать, и вновь разгораться.

Неожиданная, совершенно безумная мысль вспыхнула в ней, заставив вскочить на ноги. Нет, это была даже не мысль, это была острое, до судорог, до спазма сердца ощущение-прозрение "ОН ЖИВ!!!!"
– Жив!!! – взвился к звездам восторженный клич, – Милый мой, любимый! Ты жив, жив, жив!....

Но тут Ведьма замерла, охваченная страхом – как его оттуда извлечь?
– Спокойно, милая, спокойно... – начала она уговаривать саму себя, – Вспомни, чему он тебя учил... Успокойся... Вдох, выдох... Сосредоточься на дыхании... Так... Вдох... Выдох... – сердце, плясавшее сумасшедшую румбу, начало постепенно успокаиваться, – Хорошо... вдох... выдох... Зажги огонь в сердце... Так... Направь его в руки... Теперь туда, вниз... Еще, еще!...

Клубы пара окутали ведьму, лед под ногами начал плавиться, и стало так скользко, что ей пришлось взлететь. Не прекращая плавить лед, девушка медленно погружалась все ниже и ниже. Время перестало существовать для нее – только лед и пламя, лед и пламя...
Небо начало светлеть, когда Ведьма поняла, что она проиграла. Сил не осталось. Она бессильно уронила руки, и опустилась на дно выплавленной в леднике шахты.

Вокруг словно молоко было налито – все пространство было наполнено густым белым паром. Но едва ноги ее коснулись дна, как надежда с новой силой вспыхнула в ней – она победила! Она стояла на драконе! И он был жив!
– Ты жив! – девушка упала ничком на дракона, и обняла его, приговаривая, – Жив, жив, жив... Милый мой, родной, любимый!

Ведьма сообразила, где находится голова, и переместилась к ней. Гладя закрытый глаз, она говорила:
– Ну, же, родной! Очнись! Твоя ведьма снова с тобой, любимый! Приди в себя!
Веко дракона дернулось, и медленно поднялось.
– Штооо... Хдеее.... – прошипел едва слышно он.
– Здесь, на земле! Милый! Ты жив! – Ведьма склонилась над головой возлюбленного, из глаз ее хлынули слезы...

Неожиданно от ледяной стены откололся огромный кусок, и ведьма инстинктивно накрыла собой голову дракона. Однако прошло некоторое время, а ничего не падало. Оглянувшись, она увидела то, что меньше всего ожидала увидеть. Перед ней стоял Ледяной Демон.
– Посторонись... – от его голоса у девушки задрожали внутренности, но она решительно замотала головой, – Посторонись, я не причиню ему вреда... – вновь прогрохотало кристаллическое чудовище.

Видя, что слова его не производят никакого эффекта, Ледяной Демон легко отодвинул девушку к стене, и подсунул руки под лежащего дракона. Аккуратно, даже бережно и нежно он поднял его, и начал скользить по ледяной стенке шахты наверх. Изумленная ведьма встрепенувшись, рванулась следом, напрягая все силы, чтобы не отстать. Она почувствовала, что сейчас рухнет на дно колодца, когда ее снизу подхватила огромная холодная рука. Ничего не понимая, ведьма без сил опустилась на ледяную ладонь, и отдалась на волю Провидения – она была слишком измучена, чтобы испугаться по-настоящему.

Несколько мгновений – ладонь чуть наклонилась, и ведьма съехала на поверхность ледника рядом с отверстием выплавленной ею шахты, ровнехонько к боку лежащего здесь же Дракона.
– Что? – изумленно подняв глаза на сверкающую фигуру, спросила она, – Но почему?

– Я не убийца... – пророкотал Демон, – И сейчас мне нужна будет твоя помощь.
– В чем? – удивилась ведьма.
– Я могу срастить его кости – они сродни льду и камню. Но я не могу наполнить все его тело должным количеством жизни... Это должна сделать ты. Иначе он умрет.
– Я... Я постараюсь... – ведьма погладила холодеющий бок дракона и, почувствовав, что именно теперь, когда спасение было так близко, она может его потерять – теперь уже окончательно и бесповоротно.

В ней что-то будто лопнуло, или взорвалось, и она почувствовала такой прилив силы, какого даже не подозревала в себе, и она, решительно взглянув в сверкающее лицо Ледяного Демона, твердо сказала:
– Да! Я сделаю это!
– Хорошо, – громыхнуло ледяное чудовище, – Теперь я вижу, что ты готова.

Ледяной демон склонился над драконом, аккуратно расправил его крылья, лапы и хвост, и стал медленно оглаживать своими полупрозрачными пальцами все драконье тело. Через несколько минут он выпрямился и прогрохотал:
– Все! Теперь ты, ведьма!
Девушка подошла вплотную к лежащему телу, и положила на него свои маленькие, изящные ладони. Закрыв глаза, она произнесла череду мантр, которым ее научил Дракон во время долгих занятий в пещере. Она почувствовала, как сила, клокотавшая внутри нее, изливается через руки, и наполняет тело Дракона жизнью.

Вот, она увидела внутренним зрением, что ожило и забилось в нормальном ритме сердце, как шевельнулись, и начали качать воздух легкие, судорога прошла по всему телу, и мышцы наполнились жизнью. Наконец, яркой звездой полыхнуло сознание, и Дракон, вздрогнув, поднял голову.

Золотые глаза распахнулись, и яркая мысль рванулась навстречу трепетно ждущему этого момента сознанию Ведьмы:
– ЛЮБИМАЯ!!!!
Ведьма отняла руки, встряхнула кистями, и улыбнулась Дракону.
– Ну, вот! Твоя наука не прошла даром... – Ведьма шагнула, и обняла дракона за шею, – Любимый... – слов больше не осталось, и она – в который раз уже за прошедшие сутки! – заплакала.

Дракон ткнулся носом в ее плечо, и тихо прошептал:
– Я все-таки не обошелся без твоей помощи...
Ведьма, продолжая плакать, часто-часто закивала. Потом, хлюпнув носом, она сказала:
– Я... Я ничего не смогла бы, если бы не он...
– Он? Кто? – удивился Дракон.
– Он... Демон... Ледяной Демон...

Дракон вскинул голову, и столкнулся взглядом со сверкающим гигантом.
– Ты?!...
– Мне нет нужды убивать тебя... – пророкотал демон.
– Зачем же тогда?...
– Ты не пройдешь... – немного грустно, но твердо ответил гигант, – Видишь? – и он взмахнул рукой.
Позади него высилась ледяная стена, делящая мир на две части.

– Но как же?! – воскликнула ведьма, – Ведь она рассыпалась, я сама видела!
– Это – его стена, его страх... – прогремело в ответ, – Он ожил, ожил и страх.
– Но я не боюсь смерти! – прорычал Дракон, и выдохнул клуб пламени.
– Да, ты не боишься смерти... – согласился Ледяной Демон, – То было в прошлый раз, и ты победил меня, и пролетел. Теперь же тобой владеет другой страх...
– Но страх смерти – самый сильный из страхов, а я победил его! Я не боюсь смерти, и ты должен пропустить нас!
– На этот раз ты боишься не за себя... – усмехнулся, брызгая радугами восходящего солнца, Ледяной Демон, – Ты боишься, что твои мечты погубят других... Ты можешь преодолеть этот страх?

Дракон ничего не ответил и, склонив голову, глубоко задумался.
– Ты можешь принести в жертву себя... Что ты и сделал. Но можешь ли ты поверить в то, что кто-то способен принести себя в жертву ради тебя? Ты можешь принять это? Или по-прежнему считаешь, что это будет не жертва во спасение, а смерть по твоей вине? Думай, дракон, думай... Хотя здесь не думать надо, а...

Ледяной Демон замолчал, и в ущелье повисла тишина.
– Я вижу, ты не готов... – громыхнула гора сверкающих кристаллов, – Там, за стеной – твое будущее. Но тебе туда не пробиться. Возвращайся назад, в прошлое... Это твой единственный выход...


1. У.Уитмен, "Листья травы", пер. К. Чуковского.

© Дракон Рассвета (Вилай) в соавторстве с Синдоломэ (Ведьма, Янтарь и проч...). Aug 08 – Sep 09 2006


Великим Начинаниям – Удача и Великие Свершения!
Долгим Походам и Странствиям – Счастливый Исход!
Уставшим Путникам – Яркий Свет и Добрый Огонь!

Библиотека   Хранилище Преданий   Дракон Рассвета (Вилай), Академик Природных Сил, Маг   Кавалер Ордена "За Мастерство" в номинации "Проза", Бриллиантовая I ст
 

© Орден рыцарей ВнеЗемелья. 2000-2019. Все права защищены. Любое коммерческое использование информации, представленной на этом сайте, без согласия правообладателей запрещено и преследуется в соответствии с законами об авторских правах и международными соглашениями.

Мир ВнеЗемелья, Проект Магистра Ордена ISNik-а, 2006-2017 ВнеЗемелье это – вне Земли...
  Original Idea © 2000-2019. ISNik
  Design & Support © 2000-2019. Smoky


MWB - Баннерная сеть по непознанному
 
Баннерная сеть сайтов по непознанному

Анализ сайта Яндекс цитирования