21 ноября 2016 года нашей эры: Пополнения в Триумфальном Зале : Указы. Поздравляем госпожу Тису Поднебесную со вступлением в Орден и присвоением ей звания Волонтер!      15 ноября 2016 года нашей эры: Пополнения в Триумфальном Зале : Указы. Поздравляем госпожу Пожирательницу печенек со вступлением в Орден и присвоением ей звания Волонтер! Поздравляем госпожу Рыбку МЮ с присвоением звания Воин Ордена!      16 мая 2016 года нашей эры: Поcле длительного Путешествия в Орден вернулся Личный Оруженосец и Талисман Магистра, DarkHelgi! Виват рыцарю! Пополнения в Геральдическом Зале : Свита (герб DarkHelgi), в Кельях : Свита (открыта Келья DarkHelgi).      Обратите внимание! β-Цитадель вместе с Каминным Залом перехала на ordenknights.ru. Просьба ко всем рыцарям и гостям Ордена: смените Короткие Переходы на Цитадель в своих Замках!
 
Главная Башня   
Триумфальный Зал   
Геральдический Зал   
Тронный Зал   
Библиотека   
Хранилище Преданий   •   
Созвездие Баллад   •   
Хранилище Манускриптов   •   
Хранилище Свитков   •   
Книга Заговоров   •   
Игры творцов   •   
Легенда   •   
Магия Пера   •   
 
Турнирный Зал   
Гобелены   
Трапезный Зал   
Артефактная   
Зал Мелодий   
Мастерские   
Кельи   
Кулуары   
Каминный Зал   
Гостевой Зал   
Альфа-Цитадель   
Личный Замок Магистра ISNik-а
Личный Замок Тайного Советника, Хозяйки Цитадели, Smoky - Прибрежные Валуны
Волшебная Частица Цитадели Ордена рыцарей ВнеЗемелья. Хранится в Тронном Зале. Дается в руки всем желающим. Обращаться бережно!
 
Гид Цитадели


 
Дипломатия Ордена

Лунная Радуга
Интернет-магазин ВнеЗемелья "Оберон"
Музей раритетных сайтов

 
Партнеры ВнеЗемелья

Купить отечественную и зарубежную фантастику: книги и аудиокниги, DVD и видео, игры и софт, музыку... Приобретая товары на Ozon.ru, Вы тем самым оказываете содействие проекту "ВнеЗемелье" как Участнику Партнерской программы этого интернет-магазина.
 
Библиотека   Хранилище Преданий   Strannik, Воин

Пять минут.
III место в Ристалище N 8

Надо мной белый потолок со слабо различимым сиреневым рисунком. Свет ровный, чуть желтоватый, струится из скрытых источников. Воздух свежий, чуть пахнет медом. Ровно щелкает метроном.
Я лежу на широкой кровати, парализованный. К моей наголо обритой голове прикреплены пластинки датчиков. Они биопластиковые, подстраивающиеся под пользователя, регулирующие степень надавливания и температуру, привычные. Не то, что старые металлические, из ферропласта с точками золотых контактов. Но сейчас мне кажется, что датчики холодны как лед. Правда и лед я видел только во время марсианского похода, когда ночью температура упала до минус пятнадцати, что для терраформированной и освещаемой искусственными солнцами планеты очень много.

Это называется "Трансформация". На самом деле она еще не началась, еще есть немного времени. Пять минут... Пять минут до того, как мое сознание будет выдернуто датчиками и в секунду переписано в память Потока, после чего могучие электроразряды превратят мое тело в пепел. Пять минут жизни.
Говорят, это безболезненная процедура (еще бы, все нервные окончания подавлены), а потом... Потом будет Поток. Бесконечное познание, чистые, незамутненные эмоции, мир информации и свободы. Почему же я так этого страшусь? Ведь я должен радоваться, ликовать. Ведь сейчас это не жизнь, а лишь подготовка к ней. Жизнь будет в Потоке. Бесконечная, полная радостей и новых открытий, знакомств и общения.

Идея Потока зародилась очень давно, в раннеатомную эпоху, когда первые, еще очень медленные и несовершенные компьютеры связывались в сети. Тогда много говорили о том, что рано или поздно возникнет кибернетический разум, который уничтожит человечество как вид. Не возник.
Прогресс информационных технологий, в конце концов, создал устройства, управляемые мыслью, а позже – подсознанием. Следующим шагом стал Поток. Тогда много говорили об опасностях, подстерегающих людей на этом пути, о том, что нельзя все отдавать на откуп машинам, о том, что человечество неизбежно деградирует, живя в иллюзорных мирах. Над ретроградами смеялись, но не мешали. Жизнь каждого была высшей ценностью. Давно канули в Лету времена, когда за несогласие с большинством лишали жизни, теперь у человечества было время, чтобы переубедить несогласных. Развитие биологии и медицины продлили среднюю продолжительность жизни до пятисот лет. Но Поток мог сделать ее бесконечной...

Исторические сведения, известные каждому, всплывали в памяти произвольно, безо всяких усилий с моей стороны. Все же, откуда этот страх перед Трансформацией? Я ведь не просто останусь собой, хотя и в другой материальной форме, я обрету новые возможности, к моим услугам будет вся мощь Потока, все знания его. Почему? Откуда?
Метроном щелкнул особенно громко, отметив очередную минуту. Странно, но этот звук вызвал у меня приступ почти животного ужаса. Не будь я парализован, руки бы сами сорвали с головы датчики, ноги бросили бы тело к двери... Кстати, а зачем перед процедурой парализуют? Тьфу, какой глупый вопрос! Разумеется, для того, чтобы не было никаких неприятных ощущений во время перезаписи сознания и с другой стороны, чтобы не генерировать паразитные сигналы. Были случаи, когда в Поток переписывали первых, что во время Трансформации происходили сбои, и уже переписанные ощущали странную раздвоенность.

Исследования показали, что этот "эффект постпамяти" вызван связью сознания и тела. Ведь сознание – продукт деятельности мозга, а тот в свою очередь работает за счет слабых электрических импульсов. Человеческое тело также генерирует слабый ток, который и привносит искажения. Потому следующим претендентам стали вводить особый состав, меняющий химизм тела и снижающий уровень естественного тока в теле, но, в качестве побочного эффекта, вызывающий паралич. И действительно, "эффектов постпамяти" больше не было зафиксировано.
Сухое щелканье метронома воскрешает в памяти тиканье старого-старого будильника в моей комнате. Как давно это было...

Мои родители всегда были противниками Потока. Нет, не в смысле полного отказа то кибертехнологий и информационных систем. Просто они считали, что "уходить в Поток" люди должны по собственному желанию, а не по результатам ментотестов Большой Машины. Я отчетливо помню тот день. Прозрачно-золотой, тронутый увяданием осени, но по-летнему теплый. С бегущими по синему небу паутинками облаков, ласковым теплом на солнце и зябкой прохладой в тени. С ало-золотыми деревьями в старом парке и синими горами вдалеке. Помню, как бегу по дорожке навстречу отцу и маме, как меня подхватывают сильные руки... А, вот лиц не помню. Силюсь вспомнить, и не могу.
В тот день в наш дом пришли чиновники "Службы Потока". Безукоризненно вежливые, подтянутые, мягко-настойчивые. Они поведали родителям, что у меня потрясающие ментопсихические показатели, и потому они настоятельно рекомендуют перевести меня в школу Потока для подготовки. Родители категорически отказались. Чиновники не настаивали. А на следующий день наш аэрокар столкнулся с тяжелым грузовозом. Родители погибли на месте, я оказался в больнице, потом – в интернате при школе Потока. Для меня началась совсем иная жизнь.

В школе Потока все было по-другому, чем в моей старой школе – веселье, игры на переменах и прочее не одобрялось. Впрочем, и перемен особо долгих не было. С утра до вечера учеба, впитывание информации, подготовка к Потоку. И постоянные рассказы о том, что нынешняя жизнь – лишь прелюдия к жизни настоящей. Именно тогда я услышал выражение – "Пропасть жизни". Так называлась книга. Старая, еще на бумаге, с когда-то оторванной и позже заботливо приклеенной обложкой, с обтрепанными и пожелтевшими страницами. Ее под большим секретом передавали друг другу некоторые ученики, в основном – старшеклассники. Они называли себя фрименами – свободными, на древнем наречии. Они выступали против Потока, против принудительного перемещения в него людей, говорили о том, что человечество остановилось в развитии. И готовились.

Я пришел к ним сам. Я вообще был одиночкой по характеру, а после смерти родителей вовсе замкнулся в себе. Но, узнав о фрименах, о том, кто они и против чего борются, я пришел к ним. Потому что уже тогда понимал – родители погибли не случайно. Аэрокар – очень надежная машина, сотни датчиков ежесекундно сканируют окружающее пространство на наличие препятствий. Если даже откажет часть их, остальные перераспределят между собой их рабочую зону.
Фримены приняли меня не сразу, долго проверяли, не донесу ли я на них. Я понимал, что так нужно – в школе строго следили за тем, чтобы ничего не отвлекало нас от "приобщения к знаниям Потока". Для этого самого "приобщения" кроме непосредственно уроков, в коридорах и комнатах школы были развешены экраны, на которых показывались огромные достижения и знания, созданные элементами Потока – так называли уже подключенных, повествовалось о безграничных возможностях познания и расширения разума во имя Жизни и Прогресса. Втолковывались преимущества "Трансформации". Именно потому, что многие безоговорочно верили в это, фримены так долго, почти год, проверяли меня.

От них я узнал, что Поток – отнюдь не такой идеал, как его представляют. Что многие здесь оказались после гибели родителей (в самой школе вопросы на подобную тему были не приняты). Что виртуальные миры не могут заменить реальной жизни, а бесконечная жизнь и познание – слишком высокая плата за разлуку с теми, кого любишь. Многого я тогда не понимал, но чувствовал – это правда. А потом появился Кэлор. Он был младше меня года на два. Смотрящий на мир широко раскрытыми глазами, доверчивый, тоскующий по родителям и плачущий по ночам. Я привел его к фрименам. Помню, как на него смотрел лидер фрименов Итан, и как он горько сказал вполголоса: "Идеальный кандидат на обработку. Поток его сломает".

Итан оказался прав – Кэлора "сломали" за два месяца. И "на ковре" у директора он рассказал все. Хотя, чего можно требовать от семилетнего пацана? Фрименов приговорили к принудительному подключению и назначили им самый низкий ранг в Потоке – Омега. Это значит – отсутствие доступа к большинству ресурсов, игнорирование всеми и вся, вечное несмываемое "клеймо" неполноценного. Фримены приняли наказание. Но все, как один говорили, что мне они промыли мозги, что заставляли меня верить им. Поэтому мое наказание ограничилось "снижением ранга до степени "Гамма" с возможностью последующего восстановления".
А за сутки до этого, меня позвал к себе Итан. Вообще я думаю – он заранее предполагал предательство, знал об этом. Он тогда сказал:
– Это скоро закончится. Вся надежда на тебя, Миран. На твою память.
Память у меня была действительно очень хорошая. Итан показал мне лист бумаги с несколькими строками, потом скомкал его.
– Запомнил?
Я кивнул.
– Ты должен будешь точно вспомнить их, когда окажешься там.

С тех пор прошло четыре года. Школу я закончил с рангом "Альфа" – высшим, который возможен. Оставшееся время до Трансформации я потратил на поиск информации. Удивительно, но в информационном мире подчас сложно найти нужное. Приходилось исхитряться. Кусочки головоломки складывались в общую картину, хотя не доставало многого. Но я уже понимал, что идея Потока, та, что была в начале, давно заменена другой. И я не позволял себе забыть те символы, что показал Итан. Придет время...

Метроном снова щелкнул громче обычного – одна минута. Всего одна минута жизни. Что ж, Итан был прав – время пришло. Секунды утекали в бесконечность, таяли. Страха не было. Было любопытство и готовность к действию. И за три секунды до начала я вдруг осознал простую мысль – Поток, это еще не все человечество. Это лишь его часть.
Вспыхнул ослепительный свет, распадаясь на сотни жгутов, формируя уходящий вдаль коридор. Я рванулся по нему. Свет скользил по жгутам, пульсируя, обгоняя меня. Вперед, вперед! И вот, наконец, светящаяся окружность гейта. И мягкий голос, звучащий со всех сторон:
– Элемент три-семь-ноль-ноль-девять тысяч Альфа, Поток приветствует тебя!

Значит – все. Я уже в Нем. Я – часть Потока. Теперь нужно вспомнить. Вспомнить те символы, которые показывал мне Итан. В память моих родителей. Во имя тех, чьи жизни были безжалостно нарушены. Во имя Человечества. Символы вспыхивали в моей памяти отчетливыми строгими линиями. Итан не сказал, что это за символы, но я понимал – это средство уничтожения Потока. Внезапно я замер. Жуткая догадка темным крылом коснулась меня. Если я уничтожу Поток – я погибну. И погибнут все те, кто находится в нем. Погибнут, сотрутся, перестанут существовать.

Большая машина с ее колоссальными банками памяти – лишь элемент Потока. Более крупный, чем я, но все же элемент. Сколько она сумеет сохранить сознаний – десять, сто, тысячу? Да и сумеет ли? Вряд ли. Основной массив данных Потока постоянно циркулирует по каналам связи. Если уничтожить их – сколько погибнет? Соразмерна ли такая плата за освобождение остальных? Способен ли я сделать это?
На одной чаше весов память и боль уже существующие, на другой те, что я могу принести. Что выбрать? Что выбрать?.. Я могу не торопиться – у меня впереди бесконечная жизнь. Целая прОпасть жизни. И чтобы перейти ее, я должен знать – имею ли я право дать жизни пропАсть...

Эпилог

Старое, огромное, умирающее багрово-красное солнце висело над горизонтом, прочерчивая огненную дорожку на поверхности тысячелетия назад замерзшего моря. Порывистый ветер нес колючий песок. На границе пустыни и моря стояли двое, глядя на вечный закат.
– Все-таки ты еще уверен, Миран?
– Да, Мастер.
– Несмотря на то, через что прошел...
Последняя фраза была явно риторическим вопросом.
Миран не ответил. Он вспоминал. Сколько же удивительного и пугающего он узнал за последние два планетарных цикла – в этом мире, Изначальном, как его называли, время уже давно измерялось циклами вращения планеты, которую когда-то называли Землей, вокруг своего умирающего светила.

Сначала это все казалось бредом – его привычный мир, мир Потока был такой же виртуальностью, как и сам Поток, только более высокого уровня. "Над" ним находился еще мир, еще... Сто тридцать три слоя виртуальности, созданной для тех миллиардов существ, которые не сумели понять и принять последствий Большого Зондажа Времени. А последствия эти были весьма плачевны – объективное Время Вселенной ускорилось в миллионы раз, правда почему-то это коснулось лишь процессов распада веществ и горения звезд. Миллиарды лет "разбегания" звезд сжались до десятков тысяч. Хорошо еще, энергоустановки работали на энергии вакуума, это давало надежду.
Те, кто не сумел принять этот факт – ушли в виртуальные миры, "сжав" субъективное время за счет гиперпьютеров. Нырнули в пропасть жизни, теперь-то Миран понимал истинный смысл этого выражения. Но оставались те, кто боролся, кто пытался восстановить разрушенное. Но их было крайне мало. Именно поэтому два планетарных цикла назад они начали проект, который предусматривал получение помощи от "спящих", как называли находящихся в виртуальности.

Но единственным положительным результатом оказался Миран, элемент три-семь-ноль-ноль-девять тысяч Альфа мира №127. И именно он предложил принципиально иную концепцию – не "булавочные уколы", а широкое внедрение информации об Изначальном мире в виртуальные миры. Мол, кто-то все равно откликнется. Этот проект получил широкую поддержку Совета Мастеров в основном из-за того, что в виртуальных мирах обитали многие специалисты по физике Времени, актуарные математики, эф-аналитики, словом, все те, кто нужны были здесь, для ликвидации самой большой катастрофы в истории человечества и Вселенной.

Двое, последний раз взглянув на закат, направились к небольшому аппарату обтекаемых очертаний. Спустя минуту он взмыл в небо и устремился на восток, где, если приглядеться, можно было увидеть высокий шпиль Хронозонда. В полете Миран думал о том, сколько же откликнется на призыв, сколько встанет плечом к плечу на борьбу со Временем. Сколько не испугается шагнуть дальше пропасти жизни...

© Strannik. Apr 18 2008


Рецензии к "Пяти минутам"

Дракон Рассвета : "Ведь сознание – продукт деятельности мозга". Широко распространенный ошибочный (возможно) стереотип. Доказательств этому нет. Я придерживаюсь прямо противоположной точки зрения. Отсюда – моё отношение ко всему рассказу в целом, поскольку именно на этом выстроен весь сюжет.
Strannik : Хорошая идея и реализация.
IvanDark : Хорошо, понравилось. Немножко скомкано в конце.
Chunya : Ну, что же, и такая трактовка имеет право на жизнь.
Smoky : А мне понравилось и даже очень! Вещь затягивает, и быстро понимаешь, что просто стремишься читать и читать дальше.
Легко, понятно, захватывающе. Идею я, правда, наблюдала недавно в Свитках и наших спорах про виртуальную жизнь, которую нам уготовило время по словам некоторых рыцарей. Но реализация отличная, придраться не к чему.
Лотадан : Очень понравилось начало. Эти рассуждения о жизни и страхе, но потом началась история про школу и так далее, стало скучно. Конец, если честно, не понял вообще.
Тень : Мнение судьи : Есть такое словосочетание – "читать запоем". Это как раз про "Пять минут". Понравилось. К огромному сожалению, концовка была чуть хуже, за что Судья несет непосредственную ответственность (автор попытался недостающее количество знаков ликвидировать второй идеей, а необходимость второй Идеи на этот текст не очевидна), но, несмотря на это, работа была продумана и реализована на высоком уровне. Вердикт: Достойно большего. Достойно быть лучшим.

Критик Ордена, Dalahan Dalyet : Ох, уж эти (мы) мужчины! Так и хочется задать чисто "женский" вопрос: "Зачем вам (нам) все это надо? Куда вы (мы) все рветесь (-мся)? Космос, Поток (какой-то)! Все пытаетесь (-емся) какие-то глобальные проблемы решать. Мир от чего-то спасаем (сами придумываем от чего). Друг другу головы воротим из-за этого. А дома дети (вполне конкретные) голодные сидят! Утюг не работает! Стиральная машина течет! Жену в картинную галерею уже давно никто не водил! Но разве ж мужчин это интересует? Надо поднимать Человечество на борьбу (или не на борьбу) с Информационным (или еще каким) Потоком! В общем: ВСЕ, КАК ОДИН! ДАЕШЬ! ЕСЛИ НЕ МЫ, ТО НИКОГДА!!! Пороть Вас (НАС) всех надо!!!"


Диагноз не установлен (Последний).
III место в Битве за Гобелен N 1

– Здравствуйте, дорогие жители Города! Передаем прогноз погоды. Сегодня будет солнечный день, полуденный дождь пройдет как обычно с 12.00 до 12.15. Температура воздуха в течение дня будет изменяться от 21 до 25 градусов шкалы Цельсия. С 14.00 до 16.00 будут сгенерированы легкие перистые облака, все остальное время небо будет ясным. Сегодня вечером будет радужный закат...

Человек, лежащий на кушетке беззвучно заплакал. Тотчас же над ним вспыхнула золотистая метель нанитов эмоконтроля, но человек лишь помотал головой. Метель погасла.
Человек был стар, хотя внешне и выглядел на тридцать. За телом неусыпно следили и ухаживали все те же наниты. Сеть "Нанонет", 3–Н, как ее называли в кулуарах, а потом и публично. Его детище, его счастье... И его приговор.

Человек повернул голову, взгляд скользнул по стене, нащупывая картину. Изображение расплывалось от слез, но он и так знал, что там изображено. Этот микроснимок, сделанный через гиперувеличители, в свое время печатали и показывали все электронные СМИ. Два зеркально-бликующих каплевидных тела с острыми гранями сложенных манипуляторов и энергоконвертеров на голубом фоне, а чуть позади и выше их – капля воды. Первая версия "Нанонета", система погодной коррекции, плод десятилетнего труда и многомиллиардных вложений.

Сколько тогда было планов, идей, какое воодушевление... Нанотехнологии способны дать все в неограниченных количествах, восстановить экологию планеты, открыть дорогу в Космос... Да, они были в состоянии дать все это. Но кроме функций, непосредственно влияющих на жизнь людей (поддержка физической молодости, здоровья и силы, неограниченное потребление, погодная коррекция) все остальное оказалось просто ненужным. Даже его идея "Учеников-универсалов" не получила поддержки. А ведь была стоящая идея – использовать наниты для стимуляции человеческой памяти, для расширения пропускной способности нервной системы...

Но многие предпочли попросту обращаться к "Нанонету" за всей требуемой информацией. И в самом деле – зачем учиться, если можно просто загрузить себе в мозги все, что пожелаешь. Благо, интерфейс был мысленный. Более того, скачивали не только знания, но и умения, передавая управление своим телом и выполнение всех работ нанитам, а в это время мозг развлекался...

Когда процесс заметили, было уже поздно. А ведь этот факт был известен уже давно – если мозг не получает новой информации, он начинает пожирать сам себя. Планету охватило безумие в самом прямом смысле этого слова. Наниты продолжали поддерживать жизнь, но восстановить психику они не могли.
Немногие оставшиеся нормальными попытались спастись, спешно начав получать новые знания, но... Но оказалось, что они утратили способность к обучению. Это был закат человечества как вида.

Человек пережил всех. Он помнил душераздирающие картины, словно кадры старинных, трехсотлетней давности, фильмов ужасов, когда зомби бродили по улицам городов. Он помнил липкий ирреальный ужас ночного Города, в котором как и обычно горели фонами и сияли рекламные голограммы, но не было людей. Ни одного!
Теперь это был его приговор. Ведь он не мог даже умереть. Когда-то он сам вложил такой алгоритм в "Нанонет" – поддержка жизни. При любых условиях. Вплоть до недопущения суицида. И сейчас он пожинал плоды своих действий.

День шел своим чередом, в полдень прошумел веселый пятнадцатиминутный дождь, но человек этого не слышал. И когда радужные отсветы заката вспыхнули на потолке и стенах, его сердце остановилось. Немедленно начатые реанимационные процедуры не имели успеха. Нельзя вернуть к жизни того, что не хочет жить. Кто понимает всю тяжесть того, что он совершил.
Радужный закат догорал над Городом.

***

Нанокомплекс 31264654787 – Центральной:
– В 16.27 прекратилась жизненная деятельность субъекта 5411786545212. Реанимационные процедуры не дали результата.

Центральная – нанокомплексу 31264654787:
– Причина прекращения деятельности?

Нанокомплекс 31264654787 – Центральной:
Диагноз не установлен...


© Strannik. Dec 12 2007


Рецензии к "Диагноз не установлен"

Дракон Рассвета : Все бы ничего, но явное противоречие в конце. По логике он должен был с ума сойти, а не умереть...
InavDark : Эмммм... что-то мне это напоминает... это раз. Минус, то бишь. Далее – много техническо-логических нестыковок – два минус. Легко предсказуемый конец – три минус. "...День шел своим чередом, в полдень прошумел веселый пятнадцатиминутный дождь..." – этот абзац все погубил... А потенциал был большой... и тянул на все 10... ыхххх... Нужно dсе же фундаментальнее, а не белыми нитками...
Лотадан : Мне не понравилось, напомнило сюжет одного неважного фильма.
АИСт : Прелестно, не многие бы додумались представить картину в виде картины.
Veter : Тема и находка интересны, но всегда хотелось чего-то недосказанного, оборванного, на пике мысли...
Алисинель : Да, логика нарушена. Интриги мало.
ISNik (автор Гобелена) : Гобелен фигурирует и описан практически дословно... Тема (нанотехнологии) поднята очень модная и актуальная, а человек – попрежнему – венец. Может, действительно, "нежелание" человека сильнее протоколов "Нанонета"? Первый абзац очень сильно напомнил "Там" Алексея Калугина...
Smoky : Мнение судьи : Не согласна с мнением Дракона, Последний действительно мог умереть. И это не был суицид – это была человеческая Воля, которая зачастую сильнее аппаратуры, и Вам, Дракон, как Магу это хорошо известно.
Описание гобелена присутствует, связь сюжета с ним – на лицо. Работа продуманная и законченная, читается легко. Но она не соответствует одному из условий Битвы – 12 000 знаков (+ –), а имеет с пробелами 3 990 знаков. Жаль, что голосующие не обратили на это ни малейшего внимания.


Три тысячи сорок седьмой – положительно...
III место в Ристалище N 6

Закат заливал небо розовым и багряным. Коричневые длинные тени ложились на снег, перемежались с огненного цвета полосами. Похоже на шкуру тирхирга. Сам я, правда, никогда не видел этих зверей, они обитали на Черном Побережье, далеко на юге. Но о них рассказывали бояны, а они–то рассказывать умели.
До выхода оставалось ровно сорок семь арнов, Хранитель Времени установил этот срок. Он единственный, кто знал, когда открываются Врата...
Ирцан скрылся за горизонтом и сразу же мир стал серовато–синим. Верный признак того, что ночью будет метель. Ударил колокол на Башне Времени. Пора. Оружие, припасы, теплая одежда, амулеты – все давно готово. Только зайти к Мастеру...

В замке было теплее. Хотя возможно потому, что здесь не было пронизывающего ветра. Дрова в обогревающих очагах подернулись седым пеплом. Охранники украдкой тянули к ним озябшие руки. Чадили факелы. Я быстро шел по коридору к покоям Мастера. От коридора их отделяли высокие резные двери из железного дерева, украшенные скромным узором из голубоватого металла. Для пришельцев с юга это могло бы показаться забавным, даже смешным. Но они не знают, что этот металл куда ценнее никчемного желтого золота. Потому что это небесный металл, из которого делают самые лучшие мечи и амулеты. Человек, имеющий частичку такого металла при себе, становится невосприимчивым к магии и колдовству. Ему невозможно отвести глаза, нельзя заморочить.
Я толкнул двери. В лицо ударили запахи крови и трав.

Мастер лежал на широкой кровати под балдахином, укрытый до подбородка. Длинное безбородое лицо его было бледным, в капельках пота. Мастер умирал.
Последний случай, когда человек заболел Гнилью всего год назад, хотя умирало и куда меньше, чем раньше. Только предания говорили, насколько опустошила эта болезнь наши земли в древние времена. Но чтобы Мастер...
Хотя он был не похож на других Мастеров, так говорили старики. Рассказывали, что нашли его за Вратами, замерзшего и едва живого. Знахари и лично Хранитель Времени выходили его. Но он так и не вспомнил, откуда он. Да и звали его необычно – Дэн.

Мастер открыл глаза, чуть слышно произнес:
– Подойди ближе, Кинтар.
Его лицо на мгновение исказила гримаса боли – Гниль причиняет невыносимые страдания даже при легких движениях.
Я шагнул ближе.
– Ты все помнишь, мой ученик?
– Я все помню, Мастер, – произнес я. – Я должен дойти до Железной горы, пройти Лабиринт и найти в нем Черную жемчужину. Это... Это спасет вас.
– Не меня, – поправил Мастер. – Это поможет окончательно изгнать Гниль из этих земель. Это лекарство...
Лицо Мастера дернулось – снова боль, но он продолжал:
– Помни все, чему я учил тебя. Но помни главное – нет ничего драгоценнее жизни. Не отнимай ее, если есть альтернатива...

Далекий колокол донес свой медный голос – пора. Я неловко поклонился и поспешно выскочил за дверь. Было что–то несуразное в том, что вчерашний учитель и старший товарищ сегодня бессильно лежит, считая дни до смерти, и ожидая ее как избавление. Что–то страшное...
Ветер ударил в лицо, неся мелкие иголочки снежно–ледяных кристалликов. Я поглубже надвинул капюшон и рысцой направился к Вратам. Время поджимало.

Зимняя ночь повисла над замком. Смолкли шаги и разговоры, лишь ветер продолжал бросать горсти снега в слюдяные окна.
Мастер шевельнулся, выпростал руку из–под одеяла, некогда служившего шкурой снежному найту. Бледно–голубым сиянием разгорелся в ладони гладкий матовый шарик, запульсировал. Мастер почувствовал, что боль уходит. Он знал, что это ненадолго, эксперимент далек от завершения. Но несколько часов без боли, пусть она была и не настоящей, это прекрасно.

Он коснулся плоского серебристого медальона на шее. Под пальцами Мастера металл неярко засветился.
– Вторая фаза начата, – четко произнес Мастер.
– Отлично, мы его ведем, – ответил тихий голос из медальона.

Огромное помещение скупо освещено. Тени сгущаются на стенах, зачерняют их. Густо–синий свет лишь подчеркивает тьму. Все пространство занято продолговатыми обтекаемыми капсулами темно–голубого цвета. Они размещены по строгой системе, в несколько уровней по высоте.
На массивном пюпитре перемигиваются разноцветные искры. Два человека в скафандрах стоят у пульта...

Сразу за Вратами меня настигла метель. Настоящая, сбивающая с ног, путающая следы. Но я все–таки северный воин, а значит метель мне не помеха. Амулет на запястье не позволял сбиться с пути.
Я прошел еще немного, но вскоре понял, что просто зря трачу силы. Лучше всего переждать.
Укрывшись за пригорком, я вытащил из заплечного мешка тугой сверток, который спустя несколько арнов превратился в маленький конусовидный купол. Убежище. Я поскорее заполз внутрь и задернул полог. Красота! Без жгучего ветра казалось, что в куполе тепло. Захотелось лечь и уснуть. Но это обман! Потом можно не проснуться.
Стряхнув сонливость, я разжег маленький костер. За купол можно было не опасаться – вымоченная в особом растворе плотная ткань становилась совершенно негорючей. А дым выводился через отверстия, закрытые мембранами из шерсти снежных найтов. Поужинав копченым мясом, я приготовился к "тревожному сну" – особому состоянию организма, когда можно и отдохнуть, и при малейшей опасности быть готовым к бою. За матерчатыми стенами Убежища, укрепленными планками из железного дерева, завывал ветер.

– Пусть метель продержится до утра. С рассветом – выключаем. Надо дать парню возможность пройти как можно больше.
Высокий седой человек смотрел на экраны и голографические развертки.
– Понял, командор, – ответствовал второй, молодой парень с резкими чертами лица. Его длинные нервные пальцы касались световых панелей легко, играючи.

***

За спиной оставались лиги пути. За спиной осталось Ледяное плато и фьорды, снежный буран и нападение найтов, бродячий Морок, справиться с которым мне помог меч из небесного металла. Цель приближалась с каждым шагом.
Внезапная мысль поразила меня так, что я даже замер на мгновение, боясь спугнуть. И странно – это была будто не моя мысль. Она была очень проста – зачем я иду? Ради чего? Черная жемчужина остановит болезнь, ну и что? Разве мало других замков на бескрайних просторах Снежной Земли, где Гниль может уничтожать людей? Не лучше ли взять жемчужину себе? Разумеется, не для того, чтобы продать или схоронить как клад. Но можно ходить по замкам, врачевать людей... И стать уважаемым и богатым человеком.

И словно из глубины всплыли, вспомнились слова Мастера:
"Нет ничего драгоценнее жизни. Ни богатство, ни власть, ни слава..."
До цели оставался день пути.

– Программа утраты веры в действии, командор.
– Не рано?
– Нет, судя по отчетам Дениса, он крепкий парень.
– Скажите, Карл, вы не считаете все это несколько неправильным по отношению к этим людям? Этот эксперимент, все это...
– Нет, командор. Я много думал над этим, и понял, что человечество сумело избежать гибели только потому, что в Первый Рейс ушли лучшие. Не только специалисты, не только ученые, но и просто лучшие люди, способные любить и сострадать, готовые отдать самое ценное – жизнь, ради других.
Седой командор покачал головой
– Этого не поняли наши предки.
– Но, возможно, поймут потомки...

Железная гора имела форму правильной пирамиды и блестела на солнце. Я обошел вокруг нее, отыскивая вход. Вот он – тяжелая плита. Но Мастер подробно рассказал, как открывать такие двери. Я приложил ладонь к небольшой выпуклости, и плита начала медленно подниматься с ноющим звуком.
Лабиринт был вовсе не таким, как я себе представлял. Высокие потолки, широкие коридоры, стены цвета белого золота (приходилось видеть, когда южные князьки приезжали набирать наших мужчин в свои армии), яркое освещение. Но это был действительно Лабиринт. Кое–где на стенах были непонятные знаки, некоторые из них светились. Но понять их смысл мне не удавалось.

Иногда попадались двери, но открыть я сумел только одну. За ней была обычная комната. Ну, не совсем обычная, с непривычного вида мебелью и непонятными предметами, но ничего опасного. Впрочем, меч я не убирал.
Коридор привел меня к еще одной двери. Когда я приблизился, она отъехала вправо.
Помещение по ту сторону было большим и круглым. Куполообразный потолок, огромные окна непривычной формы, через которые светит яростное солнце, обилие непонятных вещей. А в центре стоит небольшая тумба, на которой покоится темный шар. Жемчужина. Цель. Лекарство. И огромное искушение. Я протянул руку к жемчужине и замер, потому что не знал, что делать дальше...

Прозрачная часть капсулы виртуального моделирования поднялась. Шустрые многорукие роботы–медики подкатились было ближе, но Денис цыкнул на них, поднялся сам. Не хватало еще, чтобы ему, лучшему вирт–оператору помогали машины.
Запищал браслет–коммуникатор. Его вызывал командор.
– Слушаю.
– Денис, все в порядке?
– Да.
– Тогда брифинг через час.
– Понял.

Спустя час Денис вошел в кают–компанию "Ковчега". Все остальные были уже в сборе.
– Друзья, – заговорил командор, – я позволю себе для начала углубиться в историю. В 2164 году Старой Эры с Земли ушел первый межзвездный корабль–колония. Знаменитый Первый Рейс. Я не буду упоминать известные всем факты. Скажу только, что благодаря этому кораблю человечество сумело выжить, поскольку через пять лет после старта была развязана ядерная война между Землей и давно колонизированным и стремящимся к независимости Марсом. Эта война уничтожила почти всю жизнь на обеих планетах. Но несколько десятков тысяч человек успели лечь в анабиосон в специальных укрепленных бункерах. Это и спасло их. Система была построена с таким расчетом, чтобы этих людей разбудили те, кто выживет или те, кто прилетит на планету. Мы прилетели. Но спящие пока продолжают спать. Потому что есть опасность, что, проснувшись, они окажутся не лучше организаторов той войны. И потому был начат эксперимент, основой которого стала виртуальная реальность, где моделировались различные ситуации. Более того – в этих моделях участвовали сознания спящих. Модели эти призваны были выяснить одно – готовы ли люди измениться, перестать быть жадными, властолюбивыми, равнодушными. Было проведено три тысячи сорок семь экспериментов. Последний – "Черная жемчужина" – продолжается в настоящий момент. Подробнее я прошу рассказать моего заместителя Карла.

Карл порывисто поднялся:
– Мы исходили из "схемы большинства". То есть если больше людей, готовых принять новых порядок вещей – пробуждение будет. Наоборот – увы... Но на текущий момент ситуация крайне интересна – 50 на 50. Тысячу пятьсот двадцать три дали положительный результат, и столько же – отрицательный... Прошу прощения... Да. Слушаю. Что? Вы уверены?
Карл выключил коммуникатор. Обвел взглядом присутствующих.
– Тест три тысячи сорок семь – результат положительный.

Денис смотрел в иллюминатор на мертвую Землю. Еще немного. За сотни светолет уже вышли на треки разгона могучие спасательные А–крейсера, несущие сотни тысяч роботов и установок обеззараживания. Но все это не важно. Главное – на Земле вновь будут люди. Жизнь – это самое ценное во Вселенной. И она будет.

© Strannik. Sep 06-10 2007


Рецензии к "Три тысячи сорок седьмой – положительно..."

Дракон Рассвета : Сложилось впечатление, что один результат склонил чашу весов. Это было бы объяснимо для общего количества в пределах десятка. Но при выборке в 3 с гаком тысячи – это несерьезно. Большинство – это уж совсем идеальный идеал. Половина альтруистов – это уже больше, чем мы имеем сейчас. Идея же путешествия в забытый/заброшенный космический корабль встречалась не раз. Виртуальность отчасти компенсирует это, но можно было и куда–нибудь еще их водить.
Лотадан : Мне не очень понравилось, но написано все-таки не плохо.
Smoky : Мнение судьи :


Весь мир на диске.

Я восторженно смотрел на Ангела снизу вверх. Наконец-то, этот день пришел. Как долго я его ждал, день моего шестнадцатилетия.
Ангел был, как и все другие Ангелы – молодой и прекрасный. Такой, каким не стать ни одному человеку. Однако в его глазах я с удивлением увидел грусть. Странно. Разве Ангелы могут грустить? Конечно, им доступен весь спектр человеческих эмоций и даже своих, ангельских. Но никто никогда не говорил мне, что Ангелы могут грустить.

Ангел моргнул, и грусть исчезла. В его глазах теперь плескалась бесконечная сила и терпение. Аквамариновая сила и густо-синее терпение.
– Подойди, молодой Рой, – звучным голосом произнес он. – Ты достиг поры взросления и получаешь право на Выбор.
С этими словами он протянул мне небольшую темно-серую коробочку. УРС, Универсальный ретранслятор смыслов. Вещь покруче волшебной палочки, джинна из лампы и золотой рыбки вместе взятых.
Я благоговением протянул руки к ней...

Они пришли, когда земные правительства окончательно сорвались с цепи. Когда полем боя стала вся планета. Когда призрак ядерной зимы стал куда реальнее, чем даже в годы "холодной войны".
Серебряные шары-корабли опустились на планету сквозь черные химические дожди и огненные сполохи лазерных "зениток". Ангелы вышли из них и обратились к главам правительств с предложением помощи. Некоторые из последних приказали открыть огонь на поражение, но даже скоростные, обгоняющие звук, пули электромагнитных "рельсовиков" не могли причинить вреда гостям. Ангелы спокойно начали делать свое дело.

Невероятно, однако планета возродилась. За какие-то сорок лет Земля стала такой, какой, наверное, была сразу после сотворения. За это время Ангелы прекратили войны и уничтожили все оружие. И подарили человечеству УРС.
Теперь каждый по достижении шестнадцати лет мог прийти в Храм в своем городе или селении и получить Ретранслятор. И выбрать Программу. Это называлось Выбор.

Программы были самые разные – созидания и разрушения, проектирования невиданных машин и приключений, кропотливых исследований и любовных утех. Все, чего только можно пожелать. Ангелы не ограничивали выбор ничем, кроме количества. Одному человеку полагался только один диск.
Как работал УРС, Ангелы не говорили. Однако, по словам друзей Рой знал, что он создавал совершенно новый мир в соответствии с заданной Программой. Персональный рай для каждого. Идеальный мир.

УРС лежал в моих руках. Сделанный, наощупь, словно из гладкой пластмассы, он имел металлический блеск и тяжесть металла. Но без Программы он пока ничто.
– Теперь выбирай, – произнес Ангел. Сияющий список развернулся в воздухе. Несколько минут я придирчиво изучал его, потом ткнул пальцем в один пункт.
– Вот это.

Серебристый диск лег мне в ладонь. Мгновение, и на его поверхности проступили буквы: "Толкиен. Властелин колец. Приключения, фэнтези".
– Иди, Рой, – ласково произнес Ангел. – Твой мир ждет тебя.
И я снова увидел в его глазах грусть.
Неловко поклонившись, я поспешил к выходу. Пару дней можно подождать, проститься с родными и уйти.

Ангел вошел в свою келью. Тяжело опустился на лежанку. Он устал. Проклятье, как же он устал! Эта глупая задумка его создателей, давно исчезнувших из Вселенной. Зачем, ну зачем давать людям сразу все? Целый мир...
На памяти Ангела только двое выбрали Программы научных исследований. Двое за почти сорок лет существования сети Храмов. Ведь это очень соблазнительно, не создавать миры, а жить в уже созданных. Миры – на диске. Счастье для всех и сразу. И чтобы никто не ушел обиженным...

© Strannik Mar 04 2007


Проект "Человечество".

К`ноор должен был принять решение. Несколько нитов (единица измерения времени, соответствующая земному часу. Один нит равен 1,3 земного суточного цикла) тому назад из Центра пришло сообщение об экстренном сборе Комиссии, так что времени оставалось в обрез. Необходимо было принять решение, решение о том, что делать с планетой 3-6356-45-бета, которую местные жители называли Землей...

Межгалактический Совет был создан двести пятьдесят циклов тому назад. Он возник на обломках Великой Империи, погибшей в ходе самой масштабной войны, какую только видела Метагалактика. И поэтому, первым законом, принятым Советом стал закон о запрещении войн. Армии были распущены, боевые звездолеты переделаны в гражданские, оружие уничтожено. На это было потрачено много сил и времени, и в 12875 СГГ (стандартном галактическом году) был принят "Закон предупреждения". Согласно ему, все планеты и планетарные системы, жители которых еще не вышли в Большой Космос, попадали под наблюдение Комиссии, которая решала, представляют опасность аборигены планеты или нет.

На планету посылалась группа ученых и аналитиков, которые должны были наблюдать за развитием аборигенов и постараться предотвратить распространение в Метагалактике "вируса войны". Планета 3-6356-45-бета попала в поле зрения комиссии давно. Согласно археологическим находкам с этой планеты происходила могущественная раса Древних, живших еще до Последней Войны. Но Древние давно исчезли. Неизвестно, то ли они погибли в войне, то ли просто ушли из галактического домена. Но на планете развивалась новая, молодая цивилизация. И наблюдение за ними, бесспорно, представляло интерес для науки. Именно поэтому в 12997 СГГ туда была послана станция "З`тхор" ("Наблюдатель"). Первым ее командиром стал дед К`ноора.

К`ноор сидел, подперев передними конечностями голову. Этот жест он давно подсмотрел у местных жителей, и теперь машинально копировал. Он думал. Ситуация была более чем нестандартная.
– Подумаешь, сложность, – говорили его друзья в Академии, – Получаешь данные, анализируешь, даешь оценку и вывод. Потом принимаешь решение. Ничего сложного.

Действительно, ничего сложного в этом не было. Все варианты давно рассчитаны лучшими учеными и Вычислителями, каждая экспедиция на новую планету – лишнее тому подтверждение. Дело командира маленькое – решить, достойна ли цивилизация жить и развиваться дальше или нет. Тем более, что К`ноор не зеленый новичок. Он уже командовал тремя станциями до "Наблюдателя" и лично принял решение об уничтожении одной из планет – 7-3453457-556-альфа, которую населяли злобные карлики-гуманоиды, владеющие атомным оружием, но совершенно не знающие о ценности жизни. Для них было в порядке вещей убить отца, мать, сына, дочь. И К`ноор без колебаний принял решение об уничтожении планеты.
Но здесь, на Земле ситуация была совсем другая. Не укладывающаяся ни в какие рамки. Эти земляне, как они себя называли, были средоточием парадоксов. После ухода Древних с планеты, они оказались на первобытном уровне развития, но за шесть тысяч местных лет поднялись со ступени животных на уровень начальной космической цивилизации. Они яростно и быстро осваивали новые земли и новые знания, и в то же время в войне превращались в животных, жаждущих крови. Они уничтожали себе подобных без жалости и сострадания лишь за то, что те отличались пигментацией внешней оболочки и поклонялись другому богу. И в то же время они могли жертвовать своей жизнью ради идей, которые чаще всего не могли быть реализованы.

К`ноор очнулся от размышлений и взглянул на хронометр, вмонтированный в основание голопроектора. Пора было приниматься за дело. Ему было необходимо просмотреть много мента-видео записей и вынести последний вердикт. Кроме проанализированных данных немаловажную роль играла и последняя оценка, когда командир доверялся интуиции, и та подсказывала ему правильное решение. Именно благодаря интуиции, в свое время было спасено две планеты. Но, несмотря на это, у метода "последней оценки" было много противников, считавших его необъективным.

К`ноор поднялся во весь свой двухметровый рост. Внешне он напоминал земное насекомое - богомола, правда, были различия в структуре мозга и отсутствовали репродуктивные органы (К`ноор принадлежит к генетической группе 3-Z). Он шагнул в синий круг, начерченный на полу, и тот налился светом. Вспышка, и командир вышел из такого же круга, но уже в другой части базы, за несколько километров от своей каюты. Это тоже была давняя традиция, строить базы, физически разбросанные на большой территории. Благодаря технике телепортации, части базы соединялись в единое целое.

К`ноор сделал несколько шагов и остановился перед дверью. Несколько секунд система определяла его биопараметры и сравнивала с эталоном, затем дверь растаяла, пропуская командира. Это был информ-центр, мозг и сердце базы. Именно сюда стекались данные, отчеты, результаты. Только командир имел право входить сюда. Небольшая комната имела форму идеальной сферы. В центре, в антигравитационном поле висел предмет, напоминающий гладкий серебристый саркофаг. К`ноор оттолкнулся и поплыл к нему. Приблизившись, он прикоснулся к сенсорам на панели управления, и крышка саркофага откинулась.

К`ноор лег и устроился поудобнее. Выждав несколько секунд, он дал мысленную команду закрыть крышку. Бесшумно заработали сервомоторы, К`ноора окутала темнота. Но она длилась недолго. Вспыхнул свет, однако командир видел его не глазами. Информация транслировалась прямо в мозг, минуя органы восприятия.
– Необходима информация для последней оценки, – мысленно произнес он, – Порядок показа – хронологический. Начинай !
КИИ дал подтверждение и пустил первую запись.

...Мамонт бежал. Он уже устал, но продолжал бежать. Останавливаться было нельзя. За зверем гнались. Несколько крупных коренастых фигур, вооруженных примитивными копьями. Вот один из них обгоняет мамонта и вскидывает свое оружие. Зверь, не успев затормозить, натыкается грудью на острие. Но, падая, всей своей массой обрушивается на незадачливого охотника...
...Огромный прекрасный храм. Золотые статуи у ворот и золотой алтарь. Широкие ступени ведут вниз, к подножию, где собралась огромная толпа. Двое рослых мужчин выводят из храма молодую женщину и ведут ее к алтарю. Позади следует еще один человек – старик с золотым ножом в руке. Женщину кладут на алтарь, старик заносит нож. Странно, но на лице жертвы нет страха. Она улыбается...
...Битва. Сражаются всадники. Один на белой лошади, на голове островерхий шлем. Щит вытянутый, каплевидный. Тело защищает рубашка из мелких металлических колец.
– Кольчуга, – заботливо подсказывает КИИ.

Его противник верхом на вороном скакуне, щит маленький и круглый, доспехи из воловьей кожи, обшитой деревом. У обоих копья. Вот они срываются с места, и мчаться навстречу друг другу. Миг, и оба падают пронзенные. Низкий рев труб раскатывается над полем. Армии начинают сближаться...
...Городская площадь. Огромная куча дров. Девушку привязывают к столбу. Раздается команда, и стражники поджигают дрова. Пламя бежит по сухому дереву...
Тесная темная комната. Молодой парень прикован к стене. Напротив него человек в черной форме. Человек держит короткую металлическую палку, конец ее светится тусклым красным светом. Человек в форме подносит палку к лицу парня...

...Одинокий летательный аппарат с белыми звездами на крыльях летит над землей. На горизонте виден город. Аппарат выполняет маневр и от него отделяется небольшое темное тело. Ослепительная вспышка озаряет небо. Над городом встает гигантский гриб из дыма. Всесокрушающая ударная волна вдребезги разносит дома, поднимает в воздух машины...
...Темный чердак. Пятном света выделяется окно. Человек в темной одежде держит в руках оружие. К дому напротив подъезжает машина. Из нее выходит человек с белым шарфом в сопровождении еще двоих. Негромкий хлопок заглушает расстояние. Человек с белым шарфом падает...
...Поздний вечер. Параллелепипед дома. Из одного из окон слышны крики...
– Я тебе покажу, сволочь !..
Мужчина бьет женщину. Бьет холодно и расчетливо, чтобы не оставалось следов...

– Стоп ! – выдохнул К`ноор.
Изображение погасло, и командир несколько аров (единица измерения времени, соответствующая земной минуте. Один ар равен 0,563 земной минуты) лежал в темноте, пытаясь осмыслить увиденное. Он видел немало жестокости за свою долгую жизнь. Но представить такое даже он не мог. Как можно так спокойно отправлять на смерть или подвергать мукам своих соплеменников ? Почему так происходит ? Разве они не понимают, что тем самым убивают самих себя ? Немыслимо !
Чтобы успокоиться, командир начал медитировать. И вскоре он был вновь готов к работе.
– Дальше, – скомандовал он.

...Пожар. Пылает здание. Температура такая, что подойти невозможно. Внезапно над толпой, собравшейся вокруг, летит крик :
– Помогите !!!
Из одного из окон высовывается девочка. На ее лице написан страх. Вдруг из толпы выбегает парень и мчится к горящему дому...
...Городская площадь. Слышны выстрелы. Улица простреливается вдоль и поперек. Человек лежит под огнем. Его ранило в ногу. Внезапно из-за угла выбегает подросток и бросается прямо в бушующий ад, прикрываясь одной только кожаной курткой...
...Атака истребителей. Небо рассекают дымные трассы. Одна из них идет наперерез головному истребителю. Но один из ведомых внезапно вырывается вперед и принимает на себя удар ракеты...

Над Альпами стояла звездная ночь. Млечный путь сиял в небе. Прохладный ветер ерошил волосы и холодил кожу. И никто не подозревал, что эта ночь была решающей, что завтра для Земли могло и не наступить.
Зал Совещаний был полон. Кроме почти всего экипажа станции здесь присутствовали и трехмерные проекции председателей Комиссии. Один за другим выступали ученые, аналитики, эксперты. Свои доклады они подтверждали цифрами, данными, вычислениями. Но все ожидали главного - решения командира. И вот последний докладчик сел на место.

– Прошу, командир К`ноор, – произнес председатель с Аденны, похожий на земного льва.
К`ноор поднялся и шагнул к трибуне.
– Уважаемая Комиссия, уважаемые сотрудники, – произнес он, – Проведя все возможные исследования и наблюдения, я пришел к выводу... – Командир запнулся.
– Продолжайте, – подбодрил его председатель.
К`ноор обежал взглядом присутствующих. Как они отреагируют ? Права старая заповедь : "Выбор делаешь только ты. И никто не вправе тебя осудить".
– Я пришел к выводу, что планета 3-6356-45-бета, иначе именуемая Землей, имеет право на существование.

По Залу пронесся гул удивления. К`ноор поднял переднюю конечность :
– Более того, я считаю, что необходимо послать на планету специалистов, которые смогли бы научить землян контролировать инстинкты, направленные на разрушение, и развить их созидательную часть.
– Весьма интересно, – произнес председатель, – Тем более что ранее вы ратовали за уничтожение планеты. Немедленно пришлите нам свой отчет. К`ноор поклонился и быстро вышел из Зала.
Это была, наверное, самая тяжелая ночь для командира. В который раз он спрашивал себя, прав ли он. Не пошел ли он на поводу у эмоций. Лишь под утро он забылся тяжелым сном. Разбудил его сигнал начала консервации базы.

Солнце вставало над горами. Выпавшая роса блестела и переливалась на траве. Людей в этом, чудом сохранившемся уголке природы, еще не было, поэтому лишь птицы стали свидетелями старта звездолета. Гигантский эллипсоид на секунду завис над землей, потом рванулся вверх, оставляя за собой белый инверсионный след. К`ноор стоял в рубке у смотрового экрана, прощаясь с планетой. И в душе он пообещал себе вернуться сюда, во что бы то ни стало.

© Strannik Oct 2003


Скука.

Бог скучал. Он смотрел на созданную Им Вселенную и скучал. Его творение было совершенно.
Вселенная достигла совершенства, пройдя через горнила войн и катастроф, была крещена огнем и мечом, силой и духом, Светом и Тьмой. Но она выстояла, и достигла седьмого уровня реализации – каждое существо стало идеальным – ни болезней, ни смерти, ни старости, ни зла.
Сатана повержен, ад запечатан навеки, и никто больше не угрожает душам.
Только скука...

Раньше в Его бесконечной жизни была цель. Эта цель – борьба со злом, битва любви и ненависти, справедливости и предательства, Порядка и Хаоса. Битва на всех уровнях бытия от "стрингов"-суперструн до метагалактических доменов. Битва ха души. А теперь...
Зло повержено. Противник навеки выведен из игры, казалось бы, результат превосходен, но...

В извечной битве Света и Тьмы была не только Его цель, но и Его желание прогрессировать, идти вперед, добиваться новых результатов. А теперь наступила праздность, отдых, перерыв... способный затянуться на неопределенное время, вплоть до вечности...
Все сонмы ангелов, святых и просто душ жаждали действия. Райские кущи и пение арф никого не привлекали.

Они вечность занимались важным и нужным делом – спасали Вселенную – творение Отца – от слуг Тьмы. А теперь спасать никого было не надо...
Бог вновь размышлял. Собственно, Он давно знал ответ. Выход был только один. Но было жаль Свое творение. Наконец, Он решился.

Пение ангельских труб раскатилось по Раю величественной гаммой. Все разговоры смолкли, и ангелы и души приготовились внимать Творцу...
– Да будет свет !!!

© Strannik Oct 2003


Великим Начинаниям – Удача и Великие Свершения!
Долгим Походам и Странствиям – Счастливый Исход!
Уставшим Путникам – Яркий Свет и Добрый Огонь!

Библиотека   Хранилище Преданий   Strannik, Воин
 

© Орден рыцарей ВнеЗемелья. 2000-2015. Все права защищены. Любое коммерческое использование информации, представленной на этом сайте, без согласия правообладателей запрещено и преследуется в соответствии с законами об авторских правах и международными соглашениями.

Мир ВнеЗемелья ВнеЗемелье это – вне Земли...
  Original Idea © 2000-2017. ISNik
  Design & Support © 2000-2017. Smoky


MWB - Баннерная сеть по непознанному

Баннерная сеть сайтов по непознанному

Kаталог сайтов Arahus.com Анализ сайта Яндекс цитирования