1 декабря 2017 года нашей эры, III тысячелетие: Пополнения в Триумфальном Зале : Указы. Поздравляем госпожу Тису Поднебесную и госпожу Пожирательницу печенек с присвоением звания Воин Ордена!      Обратите внимание! β-Цитадель вместе с Каминным Залом перехала на ordenknights.ru. Просьба ко всем рыцарям и гостям Ордена: смените Короткие Переходы на Цитадель в своих Замках!
 
Главная Башня   
Триумфальный Зал   
Геральдический Зал   
Тронный Зал   
Библиотека   
Хранилище Преданий   •   
Созвездие Баллад   •   
Хранилище Манускриптов   •   
Хранилище Свитков   •   
Книга Заговоров   •   
Игры творцов   •   
Легенда   •   
Магия Пера   •   
 
Турнирный Зал   
Гобелены   
Трапезный Зал   
Артефактная   
Зал Мелодий   
Мастерские   
Кельи   
Кулуары   
Каминный Зал   
Гостевой Зал   
Альфа-Цитадель   
Личный Замок Магистра ISNik-а
Личный Замок Тайного Советника, Хозяйки Цитадели, Smoky - Прибрежные Валуны
Волшебная Частица Цитадели Ордена рыцарей ВнеЗемелья. Хранится в Тронном Зале. Дается в руки всем желающим. Обращаться бережно!
 
Гид Цитадели


 
Дипломатия Ордена

Лунная Радуга
Интернет-магазин ВнеЗемелья "Оберон"
Музей раритетных сайтов

 
Партнеры ВнеЗемелья

Купить отечественную и зарубежную фантастику: книги и аудиокниги, DVD и видео, игры и софт, музыку... Приобретая товары на Ozon.ru, Вы тем самым оказываете содействие проекту "ВнеЗемелье" как Участнику Партнерской программы этого интернет-магазина.
 
Библиотека   Хранилище Преданий   Smoky, Тайный Советник, Хозяйка Цитадели

Дикарка.
II место в Ристалище N 11 (полная версия)

– "И тут прямо на его лошадь упала полуобнаженная дикарка"... Нет, ерунда какая-то получается, – Рози мотнула головой, вынула лист из печатной машинки и, скомкав, бросила его в переполненную урну. Бумажный комок, покачавшись на вершине рукотворного айсберга, свалился на пол и, старательно удирая от скученных собратьев по несчастью, закатился под диван, где тут же попал в лапы черного кота, давно ожидавшего новую игрушку.
Рози прошлась по комнате, пристроилась на диване, поджав ноги, и попыталась представить себе картину происходящего, которую никак не могла завершить на бумаге...

Джунгли... Усталый испанец едет на лошади. Точнее, не едет, а медленно и мучительно (особенно для боков коня!) продирается сквозь заросли тропического леса. Огромные лианы обвивают деревья, уходя высоко-высоко и полностью теряясь в недосягаемых кронах, которые почти полностью закрывают небо. И лишь одинокие ярко-голубые лоскуты изредка мелькают среди буйной зелени.
В джунглях кипит жизнь. Отовсюду раздаются громкие крики птиц и голоса непуганых животных, которые внимательно наблюдают за непрошенными гостями. Джунгли напряжены. Джунгли недовольны вторжением. Они привыкли жить своей собственной жизнью и не терпят вмешательства.
И тут...

Из-под дивана появился скомканный лист бумаги, а за ним две черные лапы. На мгновение лапы замерли, ожидая реакции белого комка, но когда она не последовала, появившаяся из темноты третья лапа лихо подтолкнула комок к первым двум, и возня продолжилась. Девушка наклонилась и подобрала лист, оторвав когти от добычи. Лапы обиделись и спрятались обратно под диван, ожидая удобного момента, чтобы выразить все недовольство своеволием хозяйки.

Тщательно разгладив комок у себя на коленях, Рози вздохнула и прочитала вслух все, что там было напечатано: "И тут прямо на его лошадь упала полуобнаженная дикарка".
– Не густо, – скептически усмехнулась девушка и, вздохнув, вернулась к столу. Она заправила чистый лист в печатную машинку и занесла руки над клавиатурой.
В комнату постучали.
– Войдите, – автоматически ответила девушка, продолжая мысленно ловить фразу за хвост. Но та постоянно ускользала из сознания, оставляя лишь легкий шлейф гениальности и неопределенности.
– Мадемуазель Рози, – в комнату вошла горничная, – к Вам господин Сантьяго.
Девушка обреченно опустила руки, фраза ускользнула безвозвратно, а приход колоритного и болтливого Сантьяго грозил затянуться на весь вечер.
– Проси, – кивнула она и, зачехлив машинку, встала из-за стола, стараясь улыбнуться максимально приветливо.

В комнату вошел высокий чернявый мужчина с горящими глубоко посаженными глазами цвета древесного угля и подкупающей радушной улыбкой. Непокорные кучерявые волосы были старательно уложены и забраны в аккуратный хвост. На мужчине сидел скромный костюм с легким щегольским оттенком, хорошо пошитый французским мастером, но совершенно не идущий его страстной натуре.
– Здравствуйте, Рамон, – приветливо поздоровалась Рози, когда тот преподнес ей очередной маленький букетик фиалок и поцеловал руку. – Вы как всегда – сама галантность. Благодарю за цветы!

Ей очень хотелось добавить, что ради букетиков, которые он ей приносит чуть ли ни каждый день, продавщицы на Монмартре истощили все свои оранжереи. Но она сдержалась, поскольку знала, что темперамент одного испанца намного сильнее суммарного темперамента десяти французов. А ссориться с Рамоном ей совершенно не хотелось, ведь ее книга рождалось благодаря ему, и кто, как не он, Рамон, поведает ей историю своих предков, завоевывавших Америку?
Девушка взяла букет и направилась к окну, чтобы поставить его в вазу. Солнечное утро сменилось пасмурным днем, предвещавшим скорый дождь и унылый вечер. А ее джунгли жаждали действий и огня...

Рози повернулась и тут же налетела на гостя. Он, неслышно приблизившись, стоял у девушки за спиной, глядя на улицу из-за ее хрупких плеч, которые переходили в тонкую длинную шею, а затем в очаровательную головку с каштановыми волосами, нарочито небрежно подобранными хитрой заколкой.
Рози смутилась от неожиданности, аккуратно обошла препятствие, отведя глаза в сторону, и направилась к журнальному столику, всем телом ощущая на себе горящий взгляд испанца, который (она это знала наверняка!) не чувствовал ни капли неловкости, а, скорее, наоборот – получал от ситуации максимум удовольствия.

Вошла горничная с подносом, и комнату тут же наполнил прекрасный аромат настоящего бразильского кофе, который Рамон привез хозяйке на прошлой неделе. Гость, как ни в чем не бывало, устроился за столиком, взял чашечку и сделал маленький глоток.
– Как Вам кофе? – поинтересовался он, улыбаясь.
– Прекрасный, благодарю Вас за подарок, – ответила девушка, ставя чашечку на стол. – Так на чем мы остановились прошлый раз?
– Сейчас посмотрим, – ответил испанец, доставая из внутреннего кармана маленький потрепанный блокнот, исписанный чернильными закорючками.

Рози много раз листала дневники предка Рамона, который участвовал в первых экспедициях, предпринятых испанцами для завоевания Америки. Он весьма подробно описывал события, которые происходили с конкистадорами, и, надо признать, делал это весьма талантливо с художественной точки зрения.
Однако Рози не стремилась в точности перевести на современный язык записи испанского предка Рамона. Нет, ее интересовал дух, который можно было почерпнуть из дневника, описание неизвестных ей племен и их обычаев, взаимоотношения внутри самих конкистадоров, их цели, их реакции на происходящее.

Обладая такими бесценными данными, можно было придумать и обыграть любую ситуацию, в точности передав дух того времени и взаимоотношения между аборигенами и завоевателями. И сделать это так, чтобы ни один историк или этнограф не могли придраться к ее книге и упрекнуть автора в полном непонимании происходящих тогда событий и абсурдности описания жизни аборигенов цивилизованным современным писателем.
Рози понимала, что ее книгу вряд ли напечатают – кому нужен роман неизвестной молодой писательницы. Да и тема, надо признать, была не современной и не востребованной. Но девушка не могла ни писать – это было сильнее ее. Поэтому каждый день она печатала страницу за страницей, получая от самого процесса невероятное удовольствие и зная, что все написанное – правдоподобно, ибо основано на подлинных описаниях предка Рамона.

***

Хмурый день, убаюканный мелким затяжным дождем, потихоньку клонился к вечеру, а Рози, перестав обращать внимание на пылкие взгляды испанца, все слушала "дедушкины записи" в исполнении потомка древнего рода.
Надо признать, что потомок этот был наделен не только способностью легко и быстро переводить изрядно потрепанные временем записи со староиспанского, но и обладал немалым актерским даром. Слушая его, девушке казалось, что она сама путешествует по джунглям, прячется от аборигенов, наблюдает за дикарками у озера, участвует в непостижимых для европейца обрядах внутри племен, защищается от ядовитых змей, рыб, насекомых и прочих "романтических" удовольствий джунглей.

Постепенно пред глазами Рози стали появляться герои ее книги. Они двигались на фоне событий, о которых читал Рамон, сначала легкой тенью, как бы в стороне, плавно захватывая все больше ее внимания и выходя на первый план. Девушка уже не видела соратников испанского предка, перед глазами Рози действовали только ее герои. У них была своя жизнь, яркая и неповторима, свои трагедии и радости, свои провалы и взлеты, свои потери и победы...

– Розалия... – кто-то нежно тряс ее за плечи, – Розалия, проснитесь.
Девушка открыла глаза. Она лежала на диване, а над ней стоял Раймон, сверкая черными глазами и улыбаясь во всю свою испанскую улыбку.
– Я Розита, – сонно ответила девушка и встрепенулась. – Я заснула? – удивленно пробормотала она, стряхивая остатки сна и приподнимаясь, – простите, Рамон!
– Что Вы! Пока Вы спали, я дочитал последние главы Вашего романа, – ответил испанец, не отпуская ее плечи и присаживаясь рядом на диван.
– Но... он еще не готов... Да и все равно не будет напечатан...
– И больше всего, – перебил ее Рамон, доставая откуда-то мятый лист, – мне понравилась фраза "И тут прямо на его лошадь упала полуобнаженная дикарка".
– Ой, нет! – мотнула головой девушка, отобрала у него бумагу и, снова скомкав, бросила ее в направлении урны.

С кресла напротив сверкнули два зеленых глаза. Черный кот, дотошно вылизывавший свою лапу и тщательно делавший вид, что все происходящее его не касается, прекратил свое увлекательное занятие и уставился на катившийся по полу комок. Состроив невинную морду, он спрыгнул с кресла и вальяжно направился в сторону движения почти не интересовавшего его предмета. Но, поравнявшись с ним, решил показать всем присутствующим, кто тут главный, и стремительно затолкал бумажку обратно под диван. Затем, довольно мурлыкнув, нырнул туда же, чтобы удержать добычу под своим контролем.

– А фраза была хороша, – улыбнулся Рамон, провожая взглядом бумажку и кота.
– Нет, это банально и скучно, – возразила Рози, поправляя волосы.
– Что же банального в том, что прекрасные девушки падают с веток прямо в руки страстных мужчин? – поинтересовался испанец, все еще не отпуская плечи Рози. – Лично мне в руки не падала еще ни одна! – сказал он и добавил, отвечая на молчаливое удивление, – с деревьев!
– Ну, разве что, – усмехнулась Рози и встала с дивана, выскальзывая из рук испанца.

– Вы считаете меня дон Жуаном? – вскинул брови тот.
– Нет, я считаю Вас испанцем! – ответила девушка, не поворачиваясь.
– В Ваших устах это звучит, как одно и то же, то есть, как оскорбление! – полыхнул глазами Рамон, – Вы слишком плохо обо мне думаете. Я Вам докажу, на что способны испанцы! – Он встал, коротко поклонился и, не дав Рози сказать ни слова, быстро вышел за дверь, хлопнув ею чуть сильнее, чем было допустимо.
– Ну, вот... обиделся, – пробормотала девушка и снова опустилась на диван. – И кто меня за язык тянул? Сколько раз говорила себе – молчи! Так нет же... Дикарка!..

По перилам и полу резного балкончика барабанил сильный дождь, которому показалось, что сегодня днем он был слишком скромен, и надо наверстать упущенное. Его музыка, навевавшая сначала светлую грусть, постепенно проникла куда-то глубже, рождая томительные переливы в душе – от печали до удрученности.
Из-под дивана снова показались две черные лапы, крепко державшие измученный комок бумаги. Рози наклонилась, с усилием отделила когти от бумаги и тщательно разгладила листок у себя на коленях. Среди множества потертостей и дырок еще можно было разобрать печатные буквы, составлявшие загадочную фразу "И тут прямо на его лошадь упала полуобнаженная дикарка".

– А, может быть, он прав? – спросила Рози две лапы, торчавшие из-под дивана, от которых исходило все недовольство черной кошачьей души. Лапы не ответили, а только гордо удалились, сливаясь с темнотой укрытия.
Девушка встала, подошла к столу и расчехлила машинку. Она занесла руки над клавиатурой и, помедлив минутку, напечатала: "И тут прямо на его лошадь упала полуобнаженная дикарка". Затем, еще немного подумав, Рози вдруг быстро и безостановочно застучала по клавишам...

"Молодая упругая грудь, едва прикрытая длинными черными волосами и украшениями, тяжело вздымалась. Смуглая кожа была покрыта мельчайшими капельками пота, которые переливались в скромных лучах пробивавшегося сквозь заросли света при каждом вдохе девушки. Тонкая талия переходила в упругие бедра, на которых невероятным образом держалась скромная полоска шкуры серо-зеленого цвета. От нее начинались длинные стройные ноги, оканчивающиеся аккуратной белой ступней с очень нежной кожей, словно девушка никогда не ходила босиком. На узких щиколотках глухо позванивали замысловатые украшения из пустой скорлупы местной разновидности ореха и ракушек. Тонкие руки с длинными изящными пальцами крепко вцепились в гриву коня. Сквозь приоткрытые пухленькие губки темно-кораллового цвета сверкали белые жемчужины зубов, а большие миндалевидные угольки глаз испуганно смотрели на Педро. Девушка была напряжена до предела и, казалось, малейшее движение его руки – и она исчезнет так же неожиданно, как и появилась..."

***

Рози разбудил игривый лучик солнца, ласкавший ее по щеке и длинным ресницам. Девушка приподняла голову и обнаружила себя спящей прямо за столом. Видимо, она проработала всю ночь и даже не заметила, как уснула. В печатную машинку был вставлен лист бумаги с несколькими строками и большими буквами "КОНЕЦ".
– Закончила, – сонно улыбнулась Рози, доставая лист из машинки, положила его в стопку других печатных листов и закрыла папку. – Все, роман готов. Только... – она печально вздохнула, – только его все равно не напечатают... Надо позвонить Рамону.

Но поговорить с испанцем не удалось. Ей ответили, что месье Сантьяго сегодня ночью отбыл в Бразилию по неотложным делам, и когда вернется – не сообщил. Рози положила трубку и подошла к окну. В маленькой вазочке на подоконнике красовался букетик, испускающий нежный аромат по всей комнате. Фиалки наслаждались лучами утреннего солнца и, казалось, даже не чувствовали, что их часы сочтены.

***

Дни летели за днями, а Рамон так не появлялся и даже не звонил. Рози начала вторую книгу испано-американской эпопеи, но работа не шла. Девушка постоянно затыкалась на мелочах и порой не могла закончить элементарную фразу. Черный кот с упоением играл скомканными бумажками, гоняя их по всей комнате и пряча от старательной горничной под диван.
По ночам Рози преследовали джунгли, племена аборигенов и он, испанец, с измученным лицом продирающийся сквозь густые заросли. Она просыпалась со щемящим чувством, которое на весь день оседало где-то глубоко внутри, не давая наслаждаться весной, молодостью и красотой окружающего мира.

Все посерело. Попытки дозвониться до Рамона ни к чему не приводили – ей все время отвечали, что он еще не вернулся. Дни становились скучнее и безрадостнее. Она почти заставляла себя выйти на улицу, чтобы прогуляться по уже зеленым бульварам, вдохнуть аромат Парижа, зарядиться его энергией и красотой, дабы набраться сил и продолжить книгу. Но Париж придавал ей сил только на время прогулки. Возвращаясь, она тут же окуналась в чувство безысходной тоски и потери.

Однажды, вернувшись с очередной прогулки, она увидела у себя на подоконнике букетик фиалок, как ни в чем ни бывало пристроившийся в маленькой вазе и благоухающий на всю комнату. Сердце екнуло. Рози оглянулась по сторонам, но в комнате никого не было. Позвав горничную, девушка узнала, что Рамон действительно заходил, однако, пробыв здесь всего пять минут, ушел, сославшись на срочное дело.
Рози тут же набрала его номер, но с сожалением узнала, что месье Сантьяго отсутствует, и о времени его появления ничего не известно. На том конце трубки любезно приняли сообщение для месье Сантьяго с просьбой перезвонить Розите и положили трубку.

Дни снова слились в один, серый и безрадостный. Рози совершенно забросила работу и лишь изредка бессмысленно бродила по улицам Парижа. Она перестала наслаждаться красотой города, не слышала пения птиц и шелест фонтанов на площадях, не замечала приветливые улыбки прохожих и яркого солнца молодого лета. Время остановилось.

***

Утро уже плавно перетекло в теплый июльский день, когда в комнату Рози постучали.
– Войдите, – сонно ответила она, не размыкая глаз.
– Вам посылка, мадемуазель, – сказала горничная, положила сверток на стол и поставила огромный букет шикарных роз на комод.
– Посылка? – удивилась девушка и встала с постели. – Спасибо, Вы можете идти, – кивнула она горничной, развернула сверток и увидела прямоугольный предмет, завернутый в красивую бумагу и обвязанный розовой лентой. Пожав плечами, Рози небрежно сняла упаковку.

Перед ней лежало дорогое издание в темно-зеленом твердом переплете, на котором большими золотыми буквами было вытеснено одно слово "Дикарка". Девушка раскрыла книгу и начала читать. С первых же строк ей стало понятно, что это... ее книга. Да! Сомнений быть не могло! Она держала в руках свое произведение, свою недосягаемую мечту, воплощенную в реальность!
Но кто? Рози закрыла книгу и прочитала имя автора "Р.Сантьяго". Не может быть! Внутри все похолодело. Она вспомнила, что несколько недель назад он заходил. Буквально на пять минут. Девушка открыла ящик стола. Папка с ее рукописью была пуста. Комната поплыла перед глазами, пытаясь убежать от страшной реальности. "Как он мог?!" – только и билась отчаянная мысль в голове, – "как он мог так поступить!?"

В комнату снова постучали.
– Да?.. – негромко отозвалась Рози.
– Мадемуазель, к Вам месье... – начала горничная, но, не дожидаясь разрешения, в комнату тут же вошел испанец, бережно выставил удивленную бесцеремонностью горничную за порог и прикрыл дверь. Затем повернулся к Рози и, улыбнувшись своей шикарной подкупающей улыбкой, спросил:
– Вижу, Вы уже получили мою посылку и цветы.
– Вы!.. – едва сдерживая гнев, выдавила девушка, – да, как Вы посмели?!.. Вы!..
– Вам не нравится издание? – нахмурился Рамон.

– Почему же? – Вы выбрали самый шикарный вариант, чтобы издать свою книгу, – язвительно ответила она, сделав особое ударение на слове "свою". – Да, Вы... банальный вор!
– Почему свою? – удивился испанец.
– Но ведь на ней стоит Ваше имя! – выпалила Рози, кидая книгу Рамону.
– Нет, на ней стоит имя... моей жены, – гордо ответил тот и загадочно улыбнулся.
Перед глазами Рози снова потемнело, но она с трудом взяла себя в руки.
– Прекрасно! Какое благородство! – глухо произнесла девушка. – Вы украли чужую книгу, чтобы сделать свадебный подарок! И как Ваша супруга его оценила?

– Пока не понимаю. С одной стороны, он ей понравился, но с другой... – испанец повертел книгу в руках, – она явно испытывает к подарку негативное чувство.
– С чего бы это? Ей не нравится текст?
– Нет. Уверен, текст ей нравится.
– Тогда что же?
– Не знаю, зачем она запустила в меня книгой. Она настоящая дикарка и, наверное, сегодня у нее плохое настроение, – вздохнул испанец, старательно пряча улыбку. – А я так хотел ее порадовать...

На несколько секунд в комнате повисла звенящая тишина. Даже черный кот перестал умываться и с интересом уставился на хозяйку. Рози пыталась осмыслить услышанное, но ей это никак не удавалось. Наконец, информация постепенно осела в ее взбудораженном сознании, вызывая новый всплеск эмоций и непонимания.
– Подождите, Вы хотите сказать... – тихо начала она.
– Да! – ответил Рамон и улыбнулся так, как никто другой не умел. – А это... – испанец повертел зеленый томик в руках, встал на одно колено и преподнес его девушке, – свадебный подарок моей дражайшей супруге – Розалии Сантьяго. То есть Вам, Рози!

© Smoky. Mar 17 2009


Рецензии к "Дикарке"

Smoky : Ох, еще одна история с воздыханиями и "настоящими рыцарями". Типично женская. Супротив мнения Критика, на мой взгляд, тема раскрыта полностью (куда уж более рыцарь в жизни дамы, господин Dalahan?! Это ж сколько сил надо было угробить на печать в лучшем виде неизвестной писательницы?! Собственно, воплотить то, о чем она мечтала!) и даже про столь желанную Судьей эротику не забыли.
Но есть одно НО. Я заметила, что фраза про дикарку повторятся в рассказе несколько раз. Однако является ли сама героиня таковой – не очень понятно, скажем так, это не явствует из ее описания и всего текста. Наоборот, мне показалась она спокойной, даже местами, непрошибаемой и совершенно не типичной француженкой. За что и снижаю балл.
Dalahan : Эта работа мне очень понравилась. Но я ей ставлю более низкий балл за не достаточно полное раскрытие темы (может я ошибаюсь?).
Дракон Рассвета : Единственный, на мой взгляд, рассказ, соответствущий, да.
Тень : Деталька. "Тонкие руки с длинными изящными пальцами крепко вцепились в гриву коня... а большие миндалевидные угольки глаз испуганно смотрели на Педро." – я попытался представить себе это "как есть": девушка падает сверху на едущего на лошади мужчину и при этом одновременно и "вцепляется", и смотрит. Несомненно, кто-то должен был сильно вывернуть голову, и, читая "девушка была напряжена до предела" я понимаю, что это сделала она, и тогда актуальным выглядит описание ступней, но остальное?! В-общем мое серое воображение спасовало.
В остальном сюжетное, законченное произведение. написанное на заданную тему. Если этим ограничиться, то 10, но есть несколько соображений:
1) Несколько переслащено, на мой взгляд.
2) Без интриги. Так как мысль автора достаточно явна в момент завязки.
Лотадан : Мнение судьи : Вполне изящная вещичка. История проста, написана очень по-женски. К недостаткам могу отнести лишь слишком частое повторение одной и той же фразы. По сути, кроме нее о романе практически ничего не известно. Отдельное спасибо Тени, за разъяснение позы.


Обыкновенная история.
Сказка

Жила-была принцесса, самая обычная, ничего особенного. Как и все обычные принцессы, она была своенравной и капризной. Звали принцессу... Да так все и звали – Принцесса. Нет, имя у нее, конечно же, было, как и положено – со всеми громкими наследными титулами и приставкой Прекрасная. Но произносили его только на приемах и балах. А в обычные королевские будни ее звали просто – Принцесса.

Чтобы дать надлежащее воспитание дочери, Его Величество V пригласил во Дворец множество заграничных учителей и гувернанток. Они усердно трудились, и к осемнадцати годам Принцесса хорошо разбиралась в музыке, живописи, литературе и говорила на нескольких языках. Но ничего не менялось в характере Принцессы – она оставалась такой же капризной и вредной. А учителя и гувернантки только разводили руками, мол, принцесса, что с нее взять.

И жил в том же Королевстве маг, волшебник и чародей. Звали его Вилай. Вот так просто, без титулов и звали. И славился Вилай помимо великих знаний своей мудростью, терпением и умением находить общий язык с кем угодно: будь то человек злой али добрый, будь то зверь лесной али домашний, будь то дерево али травинка. Всех живых существ понимал Вилай, со всеми говорил, всех уважал и помогал, чем мог.

И призвал однажды Его Величество V во Дворец мудрого Вилая. И провозгласил его Магом Королевства, и обещал наградить по-королевски, если волшебник обуздает капризный и своенравный характер Принцессы. Вилай поблагодарил Его Величество V за титул, но от награды отказался, мол, зачем ему деньги?
Удивился Его Величество V, а Вилай улыбнулся в бороду и говорит:
– Я выполю Вашу просьбу. Но при одном условии: если Вы позволите мне водить Принцессу на прогулки по лесам и долинам одну, без карет и Придворных Дам.

Удивился Его Величество V и задумался. Где это видано, чтобы принцессы по лесам и полям пешком гуляли, да еще без сопровождения Двора?! Немыслимо! Что скажут соседи?! Но Принцесса, хоть и имела в имени приставку Прекрасная, была столь капризной и своенравной, что никаких сил у всего Двора уже не осталось. Поэтому Его Величество V тяжело вздохнул и согласился.

Заслышав о решении отца, Принцесса устроила такой скандал, что даже дворцовые мыши и коты сбежали в дальние конюшни и там вместе отсиживались, терпя голод и лишения конюшенной жизни и ожидая, пока во Дворце все не утихнет. Принцесса буянила несколько дней, но Его Величество V был непреклонен в своем решении. Придворные Дамы тяжело вздыхали, не разделяя волю Его Величества V, но открыто встать на сторону Принцессы не решались, боясь потерять свои места и расположение Его Величества V.

Каждый день приходил к Принцессе Вилай и каждый день рассказывал ей коротенькую историю о том, что ему удалось увидеть накануне в лесу или в поле: про птицу или зверька, про деревья или реку, про дождь или облака. Каждый день Маг Королевства приглашал Ее капризное Высочество на прогулку, и каждый день он получал категорический отказ. Каждый день Вилай останавливал в полете разные предметы, которые кидала в него Принцесса, и каждый день он почтительно кланялся и удалялся, пряча улыбку в бороду.

На осьмой день Вилай не пришел. Принцесса очень обрадовалась и решила устроить небольшой праздник по поводу своей победы над Магом Королевства и Его Величеством V. Но музыка, танцы, а так же пироженные и мороженное ее почему-то уже не радовали. Принцесса поймала себя на мысли, что ей очень хочется послушать очередную историю Вилая. Но как же быть?
"В конце концов, я же Принцесса", – подумала она, – "что хочу, то и делаю!"

И она призвала к себе Мага Королевства. Придворная Дама, которую послала Принцесса за Вилаем, робко, и, на всякий случай, прикрываясь веером, доложила, что Маг приглашает Ее Высочество Прекрасную на прогулку и ждет ее в саду Дворца. Принцесса недовольно фыркнула и капризно топнула ножкой. Но любопытство взяло верх, и, прихватив с собой Придворных Дам, она направилась в сад.

При виде Принцессы Маг Королевства почтительно поклонился и, не давая ей опомниться, тут же начал свой рассказ о том, что он видел вчера в лесу. Они гуляли по саду, а Вилай все рассказывал и рассказывал свои увлекательные истории. Не заметно для Принцессы они покинули роскошный сад и вышли за ворота Дворца. Придворный Дамы не посмели нарушить приказ Его Величества V и остались в саду. Они тяжело вздыхали, провожая взглядами Принцессу и Мага Королевства, которые уходили все дальше и дальше.

Когда Принцесса опомнилась, они были уже далеко, и Дворец давно скрылся из вида. Дорога привела их к небольшому дому, который стоял на опушке леса, а невдалеке текла красивая речушка. Ее берега заросли камышом, а в заводях цвели кувшинки. Рядом с домом раскинулся маленький сад. И именно сейчас он был усыпан множеством белых ароматных цветов. Окна дома украшали резные ставни, а перед ними цвели аккуратные клумбы. Вокруг сада кружили пчелы и шмели, они перелетали с цветка на цветок и деловито жужжали. Легкие, как перышки, бабочки трепетали своими крылышками и кружились в воздухе, отчего создавалось впечатление, что это летают сами цветы, оторвавшись от стеблей, чтобы унестись куда-то далеко-далеко.

– Это мой дом, Ваше Высочество, – сказал Вилай.
– Как Вы посмели меня завести в дремучий лес?! – возмутилась Принцесса и топнула ножкой.
– Вам же тут нравится, дорогая, – спокойно ответил Маг и улыбнулся в бороду.
Принцесса уже открыла ротик, чтобы отчитать Вилая за дерзость и непозволительную самоуверенность. Но в этот момент на крышу дома прыгнули две белки и устроили настоящие догонялки.

Они то прыгали друг за дружкой, то останавливались и тыкались мордочка в мордочку, то, громко стрекоча по-беличьи, толкли друг дружку лапками. Потом снова прыгали и снова толкались. Избегав всю крышу, они по веткам яблонь спустились на крыльцо. И только тут стало заметно, что одна из белок держит орех, который вторая тщетно пытается отобрать. Они снова устроили заварушку прямо на крыльце, смешно стрекоча и размахивая маленькими лапками.
Глядя на эту картину, Принцесса не удержалась и рассмеялась. Белки от неожиданности замерли, выронили орех и повернули мордочки. Увидев людей, они со всех лапок бросились наутек. Но одна, с белым кончиком на хвосте, видимо, самая смелая, тут же вернулась, схватила орех и, что-то прострекотав, быстро скрылась среди деревьев.

– У Вас всегда тут так весело? – перестав смеяться, спросила Принцесса.
– Почти, – кивнул Вилай, продолжая улыбаться в бороду.
– Вы дерзкий, – заявила Принцесса, но гнева в ее голосе не осталось ни капли. – А еще Вы коварный, – добавила она и кивнула головкой. – Как Вам удалось меня завести в дремучий лес, что я даже этого не заметила?
– Вы сами этого хотели, – почтительно поклонился Маг.
– Я?! Да, как Вы смеете?! – возмутилась Принцесса и задрала носик.
– Хотите чая с земляничным вареньем, дорогая? – словно не слыша возмущений Принцессы, предложил Вилай.

Принцесса поджала губки. Она хотела еще возмутиться по поводу фамильярного обращения к Ее Высочеству Прекрасной. Но потом подумала, что слово "дорогая" несет в себе больше расположения и теплых чувств, кои и положено испытывать к принцессам, чем официальное "Ваше Высочество". И не стала выговаривать Мага. Вместо этого она молча кивнула, все еще не переставая дуться.

– Вот и хорошо, – улыбнулся Вилай, – Вы желаете пить чай в доме или в саду?
– Пожалуй, здесь мне будет приятнее, – кивнула Принцесса.
– Как пожелаете. Вы пока погуляйте по саду, а я скоро. Только в лес не уходите! – предупредил Маг Королевства.
– Я?! В лес?! – искренне удивилась Принцесса. – Одна?!
– Мое дело предупредить, дорогая, – сказал Вилай и направился в дом, пряча лукавство в уголках лучистых глаз.

– Вот еще! – фыркнула Принцесса, когда Вилай скрылся в доме. – Где это видано, чтобы принцессы по лесу гуляли, да еще одни?! – она пожала плечиками и оглянулась по сторонам, решая, чем же ей заняться, пока Маг готовит чай.
"И где это видано", – продолжала думать она, прогуливаясь по цветущему саду, – "чтобы Маги Королевств сами себе чай готовили, а принцессы в это время сами по себе гуляли. А кто меня развлекать будет? Безобразие!" – она снова надула губки.

Но тут ее внимание привлекли все те же шустрые белки. Спрыгнув с крайних яблонь и что-то громко прострекотав, они быстро побежали к ближайшим деревьям на опушке леса. Устроившись на одном из них, белки продолжили свои разборки. Они смешно тыкались мордочками, дрались лапками, задирали хвостики, вскакивали и снова садились на ветку. Улыбнувшись, Принцесса последовала за ними. Как только она подошла ближе, белки тут же замерли и внимательно посмотрели на нее маленькими черными бусинками.

Одна из них что-то прострекотала на своем беличьем языке, наклонив головку на бок, вторая ей ответила, и через секунду они уже шустро побежали к другому дереву. Потом перепрыгнули на третье, четвертое... Принцесса, не желая упускать их из виду, пошла за ними. Ей очень хотелось посмотреть, как эти маленькие шустрые зверьки общаются друг с другом. А белки, больше не обращая на Принцессу ни малейшего внимания, убегали все дальше и дальше от дома Вилая.

Наконец, они остановились, устроившись на стройном дереве, раскинувшем свои ветви над небольшой полянкой. Белки сидели на самой низкой ветке и словно поджидали Принцессу. Как только она вышла из-за деревьев, зверьки сверкнули маленькими черными бусинками, сказали что-то по-беличьи и умчали к верхушке дерева, скрывшись с глаз в густой кроне.

Дерево сразу привлекло внимание Принцессы, и она подошла ближе. Стройный ровный ствол уходил в высоту метров на двадцать. Раскидистые ветви стелились в стороны, приветливо шелестя большими резными листьями. Солнце, пробиваясь сквозь сочную зеленую крону, яркими вспышками играло на лице, плечах и волосах Принцессы. Она улыбнулась, положила руку на ствол дерева и провела по коре ладонью. Приятное теплое ощущение пробежало по пальцам, затем оно стало подниматься по руке все выше и выше, пока не достигло ее груди.

Принцесса словно потеряла связь с окружающим миром – существовала только она и это дерево, все остальное пропало из поля ее зрения, из всех ее ощущений и чувств. Сколько времени Принцесса так стояла, держа руку на стволе дерева, она не могла бы сказать.
– Ваше Высочество, как Вы далеко ушли, – раздался вдруг рядом голос Вилая, – Вы могли заблудиться. Я же Вас просил не покидать сад, – добавил он и укоризненно покачал головой.

– А?.. Что?.. Что Вы сказали? – вышла из оцепенения Принцесса и оглянулась по сторонам.
– Я сказал, что Вы могли заблудиться, дорогая, – повторил Вилай.
– Как я здесь оказалась? – удивилась Принцесса, продолжая оглядываться.
– По-видимому, Вы пришлю сюда сами, – ответил Маг Королевства, но в уголках его глаз засветилось лукавство.
– Сама?.. Ах, да!.. Я пошла за белками. Теми, что устроили турнир у Вас на крыльце, – и она улыбнулась, вспоминая.

– Я волновался, Ваше Высочество, – сказал Маг.
– Но Вы же меня нашли, – Принцесса пожала плечиками.
– Да, но больше так не делайте, дорогая. Пойдемте пить чай, – предложил Вилай и улыбнулся.
– С вареньем? – подозрительно уточнила Ее капризное Высочество.
– С вареньем.
– С земляничным?
– Да, с земляничным вареньем, – улыбнулся Маг Королевства, и, предложив Принцессе руку, повел ее в направлении дома.

Чай у Вилая был особенный, не чета тем безумно дорогим и заграничным, которые подавали во Дворце – ароматный, насыщенный и на редкость вкусный. А земляничное варенье... Ммм, ягодка к ягодке. Каждый раз, отправляя ложечку этой восхитительной сладости в ротик, Принцесса прикрывала глаза от удовольствия. Она давно ничего вкуснее не ела и потому даже не заметила, как съела целую вазочку. Глядя на нее, Принцесса задумалась, допустимо ли ей попросить у Мага еще одну вазочку варенья, или это не положено по этикету? Впрочем, какой этикет может быть в лесу?

На этих мысленные рассуждениях ее и прервал Маг Королевства:
– Вам понравился чай и варенье, Ваше Высочество?
– Ммм... да, – протянула Принцесса и едва заметно покраснела.
– Может быть, Вы желаете еще? – заботливо предложил Вилай.
– Нет, спасибо! – ответила она и отвела глазки в сторону.
– Не смею настаивать, – сказал Маг и собрался, было, унести чашки и варенье в дом.
– Подождите, – остановила его Принцесса, – я, пожалуй, съем еще. Если можно, – тихо добавила она.

Вилай улыбнулся и положил Принцессе полную вазочку земляничного лакомства.
– Здесь Вы можете себе ни в чем не отказывать, дорогая, – спокойно сказал Маг Королевства, налил ей чай и посмотрел на Принцессу.
– Да?! – задрала та носик. – А я итак себе ни в чем не отказываю! Я же принцесса!
– Разумеется, дорогая, – почтительно ответил Маг Королевства и спрятал улыбку в бороду.
– Я вот, например, хочу, – продолжила Ее капризное Высочество, зачерпывая ложечку варенья, – чтобы то дерево, – она указала ручкой в лес, – росло под моими окнами. Оно очень красивое, и я хочу, чтобы оно всегда было рядом. Я сегодня же прикажу его выкопать, перевезти во Дворец и посадить под моими окнами.

– Но это невозможно, дорогая, – ответил Вилай и покачал головой.
– Почему? – искренне удивилась Принцесса, так и не донеся варенье до рта.
– Оно погибнет, – пояснил Маг, но, видя, что она совершенно не понимает, о чем он говорит, пояснил. – Понимаете, Ваше Высочество, у всех деревьев очень большые корни...
Принцесса только молча хлопала глазками. Тогда Вилай решил сделать свои объяснения более понятными.
– Каждое растение, будь то травинка, куст или дерево, растет не только над землей, но и под землю. И чем выше это растение, тем больше и шире оно разрастается под поверхностью. Корни питают растение и помогают ему удерживать вертикальное положение, чтобы ни ветер, ни осадки не могли его свалить. Иначе растение погибнет.

Вилай посмотрел на Принцессу, но не заметил на ее милом личике ни одного признака понимания. Тогда он наклонился, аккуратно выкрутил травинку из земли и протянул Принцессе.
– Посмотрите, какая тонкая травинка, и какие длинные у нее корешки. А у клена...
– Фи! Ну, что Вы мне всякую грязь показываете, – поморщилась Принцесса и даже отложила ложечку с вареньем. – Ну, и что, что корешки?! Выкопают яму поглубже, достанут все его корни, и завтра же оно будет расти под моими окнами! – сказала она голоском, не терпящим возражений, и по-королевски кивнула.
– Но это невозможно, милая, – опять повторил Вилай и покачал головой.

– Что Вы заладили: не возможно, не возможно... – рассердилась Принцесса. – Если я так желаю, значит, так и будет! – она топнула ножкой. – А я желаю, чтобы это дерево росло под моими окнами! Я хочу его видеть постоянно, хочу слышать шелест его листвы, хочу прикасаться к нему. А еще я повяжу на его ветвях шелковые ленточки разных цветов, чтобы оно стало еще красивее! – глаза Принцессы на мгновение затуманились, но потом она быстро взяла себя в руки. – Я так хочу! – сердито сказала она и опять топнула ножкой.
– Нет, нет, милая... – начал Вилай.

– Какая я Вам "милая"?! – перебила его Принцесса и встала из-за стола. – Что Вы себе позволяете?! Я – Принцесса! – гордо сказала она, немного розовея щечками.
– Конечно, Ваше Высочество, – Маг Королевства тоже поднялся, почтительно поклонился и посмотрел Принцессе прямо в глаза. – Но от этого Вы не перестаете быть милой и доброй девушкой, которая способна любить по-настоящему и заботиться о том, кого любит, отдавая все и ничего не требуя взамен. Ведь любят потому что, а не за что-то и, чаще всего – вопреки.
От этих слов Принцесса сначала побледнела, а потом залилась румянцем.

– Как Вы смете... – тихо выдохнула она и отвела глаза в сторону. – Я пожалуюсь Его Величеству V на Вашу дерзость!
– Как Вам будет угодно, – спокойно ответил Вилай. – Но я знаю, что Вы не дадите погибнуть тому, кого любите.
– Что за ерунду Вы говорите? Я люблю... Кого? Дерево?! – она попыталась рассмеяться, но у нее ничего не получилось.
Вилай ничего не ответил.
– Но это же смешно, я – Принцесса, а это – всего лишь дерево! – она опустилась на стул и взяла ложечку варенья.

Но больше сладостей ей не хотелось. На душе стало грустно и тоскливо. Принцесса отодвинула вазочку с вареньем и упрямо сказала:
– Я хочу, чтобы оно росло под моими окнами!
– Может быть, Вам стоит просто посадить во дворцовом саду молодой клен? – предложил Вилай. – Молодые деревья лучше приживаются на новых местах.
– Но я хочу этот! – капризно сказала Принцесса и поджала губки.
– Этот клен уже давно не молод, – ответил Маг Королевства. – Ему, поди, больше сорока лет. Он уходит корнями глубоко в землю, чтобы питать высокий ствол и большую крону, а так же противостоять стихиям и непогоде. Другие же его многочисленные корни стелятся вдоль поверхности, переплетаясь с корнями соседних деревьев. Если Вы попытаетесь его пересадить, то погибнет не только этот клен, но пострадают и все окружающие его деревья, с которыми он связан.

Вилай смолк, ласково глядя на Принцессу, которая нехотя ковыряла ложечкой варенье и смотрела куда-то в лес поверх его головы.
– Проводите меня во Дворец, – вдруг тихо попросила она.
– Конечно, Ваше Высочество, – кивнул Маг Королевства и предложил Принцессе руку.
Весь обратный путь они больше не разговаривали. Вилай лукаво улыбался в бороду, ведя под руку Принцессу. А та настолько была поглощена своими мыслями, что даже не замечала дороги.

На следующее утро Принцесса потребовала к себе дворцового садовника, чем вызвала неподдельное удивление у Придворных Дам. Когда тот явился, она стала с пристрастием допрашивать его о возможности пересадить большое лесное дерево себе под окна. Но садовник, трепеща от возможности накликать на себя гнев Ее капризного Высочества, все же набрался мужества и сказал, что сие невозможно, поскольку дерево просто погибнет. Швырнув в него чернильницу, Принцесса топнула ножкой и прогнала садовника, который не мог ей помочь.

Потом она потребовала от Его Величества V пригласить во Дворец самых лучших садовников и ученых, чтобы они помогли ей осуществить задуманное. Его Величество V удивился, но просьбу выполнил, ибо так было спокойнее для всего Двора. Однако прибывшие заграничные мудрецы в один голос повторяли одно и тоже – это не возможно, дерево погибнет. Но все это Принцесса уже знала от Мага Королевства. В конечном итоге, не получив никакой помощи от заграничных ученых, она прогнала и их.

Прочитав все книги, которые были в Дворцовой Библиотеке о кленах, Принцесса загрустила. Дни шли за днями, а она становилась все печальнее и молчаливее. Принцесса больше не капризничала, не устраивала скандалов, а сидела у открытого окна и смотрела куда-то в даль. Повисшая во Дворце тишина и покой сначала очень обрадовали Его Величество V, и он хотел уже призвать Мага Королевства, чтобы высказать ему большую Королевскую Благодарность, коль тот отказался от награды. Но Придворные Дамы донесли Его Величеству V, что Принцесса пребывает в глубокой печали.
"Как бы чего не вышло", – в один голос шепотом повторяли они.
Его Величество V задумался. Но покой во Дворце так его радовал, что он быстро выбросил неприятные мысли из головы.

Шло время. Принцесса день ото дня становилась все печальнее и даже перестала выходить из своей комнаты, чтобы пообедать с отцом. Этого Его Величество V вынести не мог и призвал к себе Мага Королевства, чтобы получить от него разъяснения. Но Вилай только улыбнулся и сказал, что с Принцессой ничего страшного не происходит, все идет своим путем. Недовольный Его Величество V нахмурился, пошевелил густыми бровями, но поверил Вилаю. Однако попросил его все же заглянуть к Принцессе. Маг Королевства согласился. Едва он переступил порог покоев Принцессы, как та словно проснулась и тут же попросила Вилая отвести ее в лес.

Подойдя к дому Мага, Принцесса выпустила его руку, повернулась и сказала:
– Дальше я пойду одна.
– Но Ваше Высочество может заблудиться, – ответил Вилай.
– Не волнуйтесь, я не заблужусь, – загадочно улыбнулась Принцесса и быстро направилась в лес.
Маг Королевства остался стоять в саду. Он смотрел вслед Принцессе и улыбался в бороду, а в его глазах играли лукавые искорки.
– Иди, милая, иди, – прошептал он и пошел в дом готовить чай с земляничным вареньем.

Выйдя на небольшую полянку, Принцесса заметила, что листья на клене поменяли свой цвет с зеленого на ярко желтый, красный и даже бордовый.
"Осень", – пронеслось в ее голове, – "как же давно я тебя не видела!"
Она подбежала к стройному клену и, обняв его прямой красивый ствол, зашептала:
– Здравствуй, я так скучала! А ты?
Клен в ответ зашелестел резной листвой, и еще яркое осеннее солнце, пробиваясь сквозь его крону, заиграло бликами на волосах и плечах Принцессы.
– Значит, скучал, – выдохнула она и улыбнулась.

Она погладила кору рукой, подняла голову и посмотрела на его раскидистые ветви.
– Я так хотела, чтобы ты рос рядом со мной, – сказала Принцесса и прозрачная слеза скатилась по ее щеке. – Но все говорят, что тебя нельзя пересаживать, иначе ты погибнешь. Ты такой большой и связан с этим лесом... И с этими деревьями, – она махнула рукой в сторону. – Ты прирос к ним. И как же мне быть?
Принцесса снова обняла ствол, гладя его ладонями. Внутри нее клокотало и билось отчаяние, норовя вырваться наружу рыданием. Она прикусила губу и закрыла глаза, изо всех сил стараясь держать себя в руках. Ведь она же Принцесса, а принцессам не положено показывать свои чувства. Она опустилась на землю и прислонилась к клену спиной. И вдруг ощутила приятную волну, исходящую от дерева, которая тут же стала распространяться по всему ее телу, отодвигая отчаяние и принося покой и радость.

Откуда-то сверху появились две старые знакомые и о чем-то деловито застрекотали. Потом они шустро спустились по стволу, спрыгнули на землю и, стоя рядышком, как две сестрички, уставились на Принцессу.
– Здравствуйте, – улыбаясь, сказала та и протянула к ним руку.
Одна белка, не долго думая, тут же взобралась по ней на плечо Принцессы, а другая запрыгнула на колени. Маленькие черные глазки сверкали, как бусинки, словно что-то ждали.
– Извините, у меня для вас ничего нет, – сказала Принцесса, виновато. – Но завтра я непременно что-нибудь принесу, обещаю!

Говорливые зверьки что-то ей ответили. Но Принцесса не понимала беличьего языка и потому только улыбнулась им. Немного посуетившись, белки спрыгнули на землю и побежали куда-то в лес, по дороге играя в свою любимую игру – "догонялки". Глядя на них, Принцесса рассмеялась.
– Эти шустрые хулиганки живут на тебе? – спросила она у клена. – Наверное, защекотали всего?
Клен в ответ зашелестел листвой и скинул к ногам Принцессы несколько красивых листьев. Она подобрала их и, закинув голову, посмотрела на крону.

– Я поселюсь неподалеку, – сказала она, улыбаясь, – И буду приходить к тебе каждый день! Надеюсь, Вилай не станет возражать, если я немного погощу у него. – Принцесса опять улыбнулась. – А потом я попрошу отца, чтобы он построил тут для меня дом. И тогда мы всегда будем вместе! Я буду ухаживать за тобой, закрывать тебя зимой снегом, чтобы твои корни не мерзли, защищать от зайцев, чтобы они не ели твою кору, а летом поливать, чтобы ты не мучался от жажды. Правда, я хорошо придумала?
Клен зашелестел листвой, и в полном безветрии с него полетели листья, укрывая Принцессу ярким ковром из желтых, красных, бордовых и зеленых оттенков.
– Какой ты заботливый, – прошептала она, закрывая глаза и постепенно погружаясь в безмятежный сон.

Но листопад не заканчивался. Яркий вихрь из множества осенних оттенков кружил вокруг клена, срывая с него листья и укрывая спящую у его ствола Принцессу. Несколько молний сверкнули среди ясного неба, поднялся странный гул, идущий их глубин земли. А плотный поток ярких листьев, набирая силу, кружил все сильнее и сильнее, пока полностью не поглотил могучий клен и Принцессу, скрывая их от окружающего мира. Яркая вспышка осветила поляну, раздался страшный грохот. А потом все стихло, и лишь яркие кленовые листья, мягко шурша, опускались на землю.

Посередине поляны под плотным осенним ковром спала Принцесса, а рядом с ней стоял стройный мужчина в зеленом платье. На его плечах лежал плащ такого цвета, а голову покрывала остроконечная зеленая шапочка. Мужчина опустился на колени, но как только он наклонился над Принцессой, она сладко потянулась и открыла глаза.
– Как я хорошо поспала, – сказала она, жмурясь, и тут же отшатнулась. – Вы кто?!
– Я – Эльфийский Король X, – мягким голосом ответил мужчина и поклонился.
– Откуда Вы взялись? И где клен? – ничего не понимая, Принцесса подскочила на ноги и огляделась.

Нет, она находилась именно на той поляне, где и заснула. Но клена не было, он словно растворился, оставив после себя лишь разноцветный ковер резных осенних листьев. Принцесса непонимающе посмотрела на Короля X.
– Я и есть клен, – мягко улыбнулся он.
– Но как?.. – захлопала глазками Принцесса.
– Вы, наверное, много раз слышали сказку о Королевстве лесных эльфов, о злом колдуне, претендовавшем на земли Королевства, о том, как он коварством заманил Эльфийского Правителя на эту поляну и обернул кленом...
– Да... – рассеяно ответила Принцесса, – но это всего лишь сказка!.. Или нет? – она недоверчиво смотрела на Короля X.

– Или нет, – ответил тот и тепло улыбнулся.
– Но как же?.. – Принцесса оглянулась по сторонам, все еще не веря своим глазам.
– Если бы не Вилай... – покачал головой Эльфийский Король X.
– Вилай? Маг моего Королевства? – вскинула бровки Принцесса.
– Да. Ему удалось справиться с колдуном и освободить лесных эльфов из рабства. Но снять чары, наложенные на меня даже он не смог. Оставалось ждать, когда свершится условие колдовства.

– И что это было за условие? – вдруг насторожилась Принцесса, чувствуя, как начинает потихоньку краснеть под взглядом Эльфийского Правителя.
– Колдун заточил меня в дерево и сказал, что я буду кленом до тех пор, пока какая-нибудь капризная принцесса не полюбит меня. Он неистово хохотал, произнося это условие, считая, что ни одна принцесса не обратит внимания на какое-то дерево, да еще растущее далеко в лесу. Но оказалось, что колдун ошибался. – Король X подошел к Принцессе и взял ее за руку.
Та опустила глаза, и на ее щеках предательски заиграл румянец.

– Дети мои, чай уже остывает, – раздался рядом голос Мага двух Королевств.
– Вилай, друг мой! – обрадовался Эльфийский Правитель и направился к нему.
– Здравствуйте, Ваше Величество! – поклонился Вилай.
– Что за церемонии? – усмехнулся Король X и обнял Мага. – Благодарю тебя, друг мой! Благодарю!
– Вам не меня надо благодарить, – тихо ответил Вилай и кивнул в сторону Принцессы, которая, сверкая глазками, тоже приближалась к Магу двух Королевств.

– Ах. Вы коварный обманщик! – заговорила она, хмуря лобик и стуча кулачками по его груди. – Это Вы все подстроили и заманили меня!
– Вы пришли сюда сами, дорогая, – улыбнулся Вилай в бороду.
– Нет, меня сюда привели Ваши белки! – Принцесса топнула ножкой.
– Это не мои белки, дорогая, это белки Его Величества, – пояснил Вилай.
– Ах, так?! – Принцесса повернулась к Королю X.
Она хотела и ему устроить настоящую взбучку, но под мягким взглядом и теплой улыбкой лишь фыркнула, задрала носик и отвернулась.

– Вот и хорошо, – засмеялся Вилай. – Пойдемте, чай уже остывает. А еще, милая, я приготовил Вам большую вазочку варенья.
– Земляничного? – из-под лобья глянув на Мага двух Королевств, уточнила Принцесса.
– Земляничного, – ответил Вилай и, улыбаясь, направился в сторону дома.
– Позвольте Вашу руку Ваше Высочество, – раздался мягкий голос над ухом Принцессы.

Она подняла глаза, прищурилась, но ничего не сказала.
– Нам стоит поторопиться – Вилай не любит холодный чай, – засмеялся Король X.
– Ну, хорошо, так и быть, – кивнула Принцесса, все еще хмуря лобик, но уже несерьезно. – А Ваши белки там будут?
– Думаю, они давно уже стащили у Вилая что-то вкусненькое и сейчас пируют, – смеясь, ответил Король X.
– Да? Тогда нам точно стоит поторопиться, – улыбнулась в ответ Принцесса.
Она подала руку Эльфийскому Правителю, и они отправились за Магом двух Королевств пить прекрасный чай с земляничным вареньем.

© Smoky. Sep 28-29 2008


Великим Начинаниям – Удача и Великие Свершения!
Долгим Походам и Странствиям – Счастливый Исход!
Уставшим Путникам – Яркий Свет и Добрый Огонь!

Библиотека   Хранилище Преданий   Smoky, Тайный Советник, Хозяйка Цитадели
 

© Орден рыцарей ВнеЗемелья. 2000-2015. Все права защищены. Любое коммерческое использование информации, представленной на этом сайте, без согласия правообладателей запрещено и преследуется в соответствии с законами об авторских правах и международными соглашениями.

Мир ВнеЗемелья ВнеЗемелье это – вне Земли...
  Original Idea © 2000-2019. ISNik
  Design & Support © 2000-2019. Smoky


MWB - Баннерная сеть по непознанному

Баннерная сеть сайтов по непознанному

Kаталог сайтов Arahus.com Анализ сайта Яндекс цитирования