24 ноября 2017 года нашей эры, III тысячелетие: Поздравляем с Днем Рождения Незабвенного Академика Природных Сил, Мага Дракона Рассвета (Вилая)! Пополнения в Гобеленах : Живые Гобелены (Smoky).      11 октября 2019 года нашей эры, III тысячелетие: Магистрат поздравляет Орден с 19-ой годовщиной построения Цитадели! Ура, Дамы и Господа! Виват смелым, терпеливым и плодотворным Рыцарям Ордена!      Обратите внимание! β-Цитадель вместе с Каминным Залом перехала на ordenknights.ru. Просьба ко всем рыцарям и гостям Ордена: смените Короткие Переходы на Цитадель в своих Замках!
 
Главная Башня   
Триумфальный Зал   
Геральдический Зал   
Тронный Зал   
Библиотека   
Хранилище Преданий   •   
Созвездие Баллад   •   
Хранилище Манускриптов   •   
Хранилище Свитков   •   
Книга Заговоров   •   
Игры творцов   •   
Легенда   •   
Магия Пера   •   
 
Турнирный Зал   
Гобелены   
Трапезный Зал   
Артефактная   
Зал Мелодий   
Мастерские   
Кельи   
Кулуары   
Каминный Зал   
Гостевой Зал   
Альфа-Цитадель   
Личный Замок Магистра ISNik-а, 2000-2017
Личный Замок Тайного Советника, Хозяйки Цитадели, Smoky - Прибрежные Валуны, с 2000 г
Волшебная Частица Цитадели Ордена рыцарей ВнеЗемелья. Хранится в Тронном Зале. Дается в руки всем желающим. Обращаться бережно!
 
Дипломатия Ордена

Лунная Радуга, Проект Магистра Ордена ISNik-а, 2006-2017
Музей раритетных сайтов
 
Гид Цитадели


 
Библиотека   Хранилище Преданий   Smoky, Тайный Советник, Хозяйка Цитадели

Один беспокойный вечер.
Миниатюра

Нет, ну, ты гляди! Опять молчит и думает! Думает и молчит весь вечер! Хоть бы слово сказал, дьяволенок, может, легче стало и самому, и мне заодно. А то молчит, как партизан, и думает! Видимо, считает, что я каменная и непрошибаемая и потому ничего не чувствую. Или надеется, что я занята и не смогу уловить его флюиды, злодей такой! Причем злодей наивный!

Да, уже всю душу наизнанку мне вывернул своими ментальными зовами, вопросами и прикосновениями! Внутри все колышется, вздрагивает и нестерпимо хочется побегать по потолку! Чуть отпустит и...
Ну, вот опять!.. Сердце сжалось, словно его кто-то крепко сдавил, но потом плавно отпускает, а от него по всему телу и душе волны горячие расходятся. Сознание сбивчивое, на реальности надо с трудом фокусироваться, чтобы мимо предметов не промахиваться. А внутри все пульсирует и пульсирует. Думает, паразит!

О чем думаешь-то?! Скучаешь? Ну, подойди ты, злодей, к телефону, номер набери и говори, что хотел! Сил уже нет терпеть твои думы! Хоть сама тебе в час ночи звони и на ходу выискивай повод, почему срочно понадобился. Тебе проще, поверь! Я тебя спрашивать, зачем звонишь, не стану. Я тебе сразу все выскажу! Без обиняков. Все, что я думаю о тебе, о твоих ментальных способностях и о том, что молча скучать не надо - надо говорить сразу, чего хочешь.

Долго я еще смогу держаться, чтобы не забраться на стену или потолок? Не знаю... Ух, ты! Кажется, полегче стало. Точно. Неужто спать завалился?! Слава Вселенной, взявшей над твоим беспокойным сознанием верх! Фух... Здравствуй, мир, я вернулась! Теперь вижу, слышу и чувствую самостоятельно, чему несказанно рада! А ты спи, мыслитель, спи и раньше двенадцати дня, чтобы даже не думал обо мне думать!

Да... Тишина, блаженство... Нет, это, конечно, приятно, когда о тебе думают и скучают, и ты даже знаешь, кто, когда и как сильно. Но так утомительно!.. Фух...
А с другой стороны... Хорошо, что он думал. Ведь думал обо мне, а не о ком-то другом. Весь вечер душу мне выворачивал. Но ведь мне, а не кому-то. Вот завтра проснется, и тогда посмотрим, насколько он по мне за ночь соскучился. Может, снова думать будет?.. Злодей.

© Smoky. Sep 06 2008


Жилетка.
Миниатюра

Ну, и зачем приходил? Поплакаться в жилетку? Понятное дело, зачем же еще ко мне приходят. И что им моя жилетка так нравится? Ума не приложу! Уже давно не новая, многократно стиранная, кое-где ниточки торчат – все руки не доходят залатать. Цвета, прямо скажем, давно поблекли, а фасон отдает духами моей бабушки. Я в ней – чучело-чучелом, но все равно идут. Косяками! И как им не страшно на нас с жилеткой смотреть? Ума не приложу!

Да и к чему его, ум-то, прикладывать? К жилетке? А зачем он ей? Она итак работает. Слезы хорошо впитывает и даже не мокро в ней, пока плачутся. А твоя задача сидеть и мордочку сочувственную строить, чтобы со слезного ритма не сбивать. Ибо если собьешь, плакальщики сразу теряются и всю слезу не отдают. Зажимают. А потом с этой слезой недовылитой обратно к себе бредут. И настроение у них, прямо скажем, на недоплаканности и остается. А кому от этого хорошо? Никому!

А кому это, вообще, надо? Кому так необходимо слезы именно на твою жилетку выливать? Им, плакальщикам? Сомнительно. Ведь в мире много других жилеток и поновее, и покрасивее, и побогаче. Может, тогда тебе? Навряд ли. Зачем тебе проходной двор из жалующихся со слезами на глазах? А как слезы до жилетки не донесут? Тогда вселенский потоп, и залитые соседи у твоей двери будут долго и упорно добиваться твоей аудиенции. Хорошо, если не добьются.

Остается только она – жилетка! Точно! Вот она – причина всех бесконечных звонков и истертых в хлам тапочек, которые ты уже даже не убираешь от двери, ибо на них постоянно находятся новые ноги. Значит, это именно она зовет, манит, привлекает и каким-то невероятным образов очаровывает всех страждущих. Она явно обладает тайными секретами обольщения и приманивания потенциальных клиентов всех возрастов и любого пола. Подловленные однажды на мелочах, они уже не могут с ней расстаться и бегут плакаться по любому поводу. Да же по тому, с которым чуть раньше справились бы сами! Теперь все ясно.

Остается только один вопрос: зачем ей, жилетке, это надо?!

© Smoky. Sep 05 2008


Сильная слабость.
Миниатюра

Мужчинам и женщинам посвящается.

Она стояла у окна и курила, глядя в темное ночное пространство давно спящего города. За окном ничего не происходило, и, казалось, что даже воздух остановился, устав обтекать объекты этого сумасшедшего мира за день. Улицы совершенно опустели, и ни одна машина не нарушала тишину шуршанием своих колес.

Почему опять? Где взять силы?
Она вздохнула и смахнула предательскую слезу со щеки. К слезам она относилась двояко: с одной стороны – это весьма полезное свойство организма избавляться от негативных эмоций, а с другой – это проявление слабости. Конечно, найдется множество несогласных с таким мнением, тем более, когда речь идет о женских слезах. Но ее мало волновало чужое мнение. Слабость и все тут! А она не терпела любые ее проявления и, тем более, в себе.

Хотя кто ее заставлял быть сильной? Никто. Разве кто-то требовал от нее подобного хоть раз? Ну, может, в детстве, когда ей не хотелось идти в школу, а она, как назло, почти никогда не болела.
Быть сильной несложно. Надо только собрать всю волю в кулак, стиснуть зубы, если требуется, и, никуда не сворачивая, упорно двигаться к цели.

А если цель упирается?
Если она, точнее он, стоит рядом и, ковыряя ножкой песочек, постоянно в чем-то сомневается? А ты его уговаривай, увещевай, объясняй, шути, чтобы поддержать и отвлечь, выворачивайся на изнанку, но продолжай двигать к его личным вершинам и целям. Ибо такова твоя задача, ты для этого создана. И вся твоя жизнь посвящена его постоянному движению к вершинам. Вся жизнь. Твоя жизнь.

Она снова вздохнула и машинально закурила еще одну сигарету.
Вот сейчас придет и будет ворчать, что ты много куришь. Ну, поворчи, поворчи! Лишь бы тебе стало от этого легче. Мне же не жалко! Станет легче и, может, еще один день он пройдет бодро, без хандры и сомнений в своих силах.
Но на большее и не рассчитывай! День, от силы неделя – и как не было твоих слов и уговоров, все насмарку. Опять сникли, опять его закидали проблемами сверху, снизу, сбоку, из параллельного мира... А ты разбирай. Разбрасывай по степени важности, быстро находи подсказки для решения, успокаивай параллельно, снова намечай цели и снова внушай, поддерживай, улыбайся, шути и двигай.

Двигай постоянно! Здесь нельзя останавливаться более чем на день, чтобы он мог отдохнуть. Иначе скиснет. А выводить его из глубокой хандры намного сложнее. Это потребует от тебя больше сил, находчивости и оригинальности.
А ты для чего создана? Для поддержки. Вот и отрабатывай свою роль во Вселенной. И если он в хорошем состоянии духа и, не останавливаясь, движется – значит, ты все делаешь правильно.

А что тебе?
А тебе – смотреть на его восходы куда-то туда. Он должен достичь своих целей. Просто обязан. Значит, достигнет! Для этого ты и существуешь.
И уж где ты найдешь силы и нужные слова – твоя забота. Изыскивай у космоса, аккумулируй внутренние резервы, но будь всегда наготове, чтобы вовремя поддержать и не дать ему свернуть с намеченного пути.

Хорошо, если он в своем извилистом движении не забывает о тебе и хотя бы время от времени способен порадовать. Ведь много не надо: чуть внимания к тебе лично, к тому, что заботит тебя, и чем ты живешь.
Ты гляди, вчера опять притащил очередную звезду с неба. И зачем она? Уже целая коллекция! Эта – за вершину N1, эта – за вершину N20, а эта – за вершину N 150. Значит, уже сто пятьдесят покорил. Молодец!

Опять предательская слеза.
А может, это и есть твоя награда? За бессонные ночи; за переживания; за постоянные поиски решений, подсказок, советов, теплых слов; за корпение над тем, что ему надо помочь дописать, исправить, довести до ума; за твои восхищенные ясные глаза, обращенные в его сторону; за поддержку и постоянное выворачивание души на изнанку, лишь бы СМОГ. Ведь это именно то, ради чего ты живешь, ради чего ты создана в этом мире.

Некоторые на полном серьезе утверждают, что женщина создана из ребра мужчины. Но эта мысль имеет скорее аллегорическое значение, которое мало, кто понимает. Женщина – это опора, без которой мужчина не сможет существовать, не сможет дышать, не сможет двигаться к своим вершинам. А мужчина и его достижения – это цель женщины и ее награда. Мудрая Вселенная придумала этот уникальный симбиоз и теперь с интересом наблюдает за его существованием.

А, может, она так пошутила?
Пошутила, сделав сильного мужчину – по сути беспомощным и растерянным, если у него не будет опоры, а слабую женщину – монолитным фундаментом, на котором способны держаться все достижения и мощь миров. Вот такой своеобразный юмор у Вселенной.

Она глубоко вздохнула и посмотрела на пустую пачку.
"Ну, точно будет ворчать", – усмехнулась она и мысленно поцеловала его в тонко очерченный нос. – "Какой же ты у меня несносный ворчун! Но я горжусь тобой! Ты все сможешь! Ты достигнешь своих вершин! И я тебе в этом помогу. Иначе, зачем же я у тебя есть?"

© Smoky. Sep 04 2008


Прекрасное одиночество.
Миниатюра

Написано под музыку из кинофильма
"Тот самый Мюнхгаузен".

Звезды... Их миллиарды миллиардов, рассыпанных по черному космосу, мигающих и зовущих, как будто прижимающихся друг к другу, заслоняющих друг друга от чужих глаз (или от сглаза?). Они сверкают и переливаются, они манят своей красотой и таинственность, они очаровывают загадочностью. Они восхитительны! Они неповторимы! Нет ни одной, в точности напоминающей другую.

Как и глаза. Вы никогда не найдете одинаковых глаз, даже если вам представится возможность увидеть все глаза во Вселенной. Они все непохожи. Они по-разному грустят, смеются, зовут, восхищаются, одаривают или уничтожают прямо на месте. Вы не увидите одинаковых оттенков или крапинок в радужке. Каждая крапинка имеет свою форму и цвет. Глаза так же неповторимы, как и звезды. Говорят, глаза – зеркало души, и именно через них мы видим подлинное.

А человеческие души, как звезды, которых миллиарды миллиардов, рассыпанных по мирам черного космоса, такого холодного и равнодушного. Космос столь велик, что от одной звезды до другой нужно лететь миллионы световых лет. Он огромен, нет, скорее, он бесконечен. И в нем живут звезды.

Звезды... Такие прекрасные и такие одинокие. Ведь они не могут дотянуться друг до друга, не могут приблизиться, чтобы не спалить и не уничтожить все, к чему прикоснутся. Они горячие, непредсказуемые, импульсивные и величественно-властные. Они живут сами по себе, ибо любое сближение грозит неминуемой катастрофой. Они смотрят друг на друга издалека и вздыхают. Вздыхают, что не могут прикоснуться, не могут быть рядом.

И человеческие души, как звезды. Их миллиарды миллиардов, рассыпанных по черному космосу, мигающих и зовущих, как будто прижимающихся друг к другу, заслоняющих друг друга от чужих глаз (или от сглаза?). Они сверкают и переливаются, они манят своей красотой и таинственность, они очаровывают загадочностью. Они восхитительны! Они неповторимы! Нет ни одной, в точности напоминающей другую.

Души... Такие прекрасные и такие одинокие. Ведь они не могут дотянуться друг до друга, не могут приблизиться, чтобы не спалить и не уничтожить все, к чему прикоснутся. Они горячие, непредсказуемые, импульсивные и величественно-властные. Они живут сами по себе, ибо любое сближение грозит неминуемой катастрофой. Они смотрят друг на друга издалека и вздыхают. Вздыхают, что не могут прикоснуться, не могут быть рядом. Как звезды. И как глаза.

Говорят, глаза – зеркало души, а сами души, как звезды. Говорят... но никто не может ответить на самый простой вопрос: почему же в огромном мире прекрасного, восхитительного и неповторимого живет лишь слово "одиночество"? Прекрасное одиночество...

© Smoky. Aug 22 2008


С тобой.

Все события и персонажи надуманы,
любые совпадения случайны.

Они разговаривали по аське вот уже пару часов. И она никак не могла отделаться от гнетущего чувства, которое исходило от его сообщений. Вроде бы, он ни на что явно не жаловался, кроме того, что считает себя аккумулятором и распространителем негативной энергии. Но кому что не померещится в некоторые моменты жизни? Это просто усталость. И все же, и все же...
Поколебавшись немного, она решила высказать свое ощущение открыто.

Ангел: Знаешь... мне кажется, что ты никуда не хочешь ехать...
Демон: Фантастика! Как ты догадалась?!
Ангел: По твоей энергетике и эмоциям, которые ложатся под строчки твоих сообщений и писем, Демон. Я же говорила, что иногда, когда в хорошей форме, могу даже о незнакомом человеке сказать, что у него на душе. Но это в лучшие времена. Однако между нами уже появилась тонкая нить, и по ней я тебя чувствую.
А у тебя внутри такой разброд и шатание! Страшное дело. Это даже отдает подавленностью, словно ты сам себя насильно выгоняешь. Впрочем, так оно и есть. Внутри тебя сейчас звучит не "Отпуск! Ура!", а "Надо! Пошел быстро в лес!".

Демон: Мне действительно не хочется ехать. И это происходит уже не первый год. Что-то со мной не так, что-то рушится внутри личности, теряются ценности. А я не могу понять, что же должен изменить. В себе, вокруг себя...
Ангел: Да и помимо отпуска ты сумбурен в эмоциях и неуравновешен. Ты никак не можешь найти Цель и Точку сосредоточения и эмоций, и мыслей, и фантазий. А поскольку ее не видишь – мечешься и запутываешься еще больше. Очень хочу тебе как-то помочь. Очень! Но не знаю, как. Или боюсь. Последнее более вероятно.

Демон: Все так, Ангел. Все именно так. Меня куда-то "засасывает", и я боюсь, что не справлюсь с этим сам. Именно поэтому я рыскаю уже не один год по Инету. Мне нужно еще за кого-то зацепиться, кроме тех близких людей, что у меня есть. Я кому-то еще должен быть нужен. Но при этом я испытываю угрызения совести, ибо вижу, что, пытаясь цепляться за других, я приношу в их миры свои негативы и тем самым разрушаю в них что-то. Кто-то скажет, что все это "галиматья". Может быть. Я уже ничего не знаю. И ничего не хочу утверждать.

Ангел тяжело вздохнула и отвела глаза от экрана. У нее было, что ему предложить. Более того, где-то глубоко внутри давно жили холод и пустота. И она понимала: малейшее движение теплого ветерка – и ее унесет целиком, она взлетит, но... не факт, что сможет вернуться обратно, не разбившись.
И она боялась. Боялась, что сама не справится с собой; боялась, что ее неправильно поймут; боялась, что у него могут возникнуть проблемы с теми, кто к нему ближе. А ей совершенно не хотелось доставлять ему неудобства.

И совершенно не хотелось терять свою голову. Привыкла она как-то. Привыкла быть равнодушной и ни от кого внутренне не зависеть. Так спокойнее. Так увереннее шагать по жизни. Или брести – тут уж кому как.
Она перечитывала его последнее сообщение и молчала. Ей было страшно решиться. Страшно потерять себя, свой покой и стабильность во имя эфемерного и лишь возможного спасения другого.

Демон: Ау?! Ты куда пропала?
Ангел: Я здесь, здесь.
Демон: А чего молчишь?
Ангел: Задумалась.
Демон: Над моими жалобами? Не забивай себе голову! Ну, понудил немного – с кем не бывает? Все будет хорошо. Я тебе обещаю! Буду радоваться отпуску, природе, горам, небу и ветру. Как ты мне и велела.
Ангел: А хочешь, я поеду с тобой?
Демон: Это как? Ты же далеко. И еду я не один... А твои дела? Я не понял...
Ангел: А это все не важно. Я поеду с тобой не заметно для других.

Демон: Наверное, ночь играет со мной злую шутку, но я перестал понимать простые слова. Объясни, дураку.
Ангел: Я поеду с тобой в маленькой коробочке. Маленькая такая, миниатюрная коробочка.
Демон: Как лягушка, что ли? Ха-ха...
Ангел: Что-то вроде того... Только не в виде лягушки, а в виде "козябриков".
Демон: Нет, сегодня явно не день моего интеллектуального величия. Прости.
Ангел: Я буду жить в твоем телефоне, недогадливый! И ты всегда, когда тебе захочется мне что-то сказать, поделиться впечатлениями... всегда сможешь со мной поговорить. Вернее, написать. Но так как я буду жить в телефоне виде "козябриков", то получается, что поговорить.

Демон: Ах, вот ты о чем... Даже не знаю, что тебе и ответить...
Ангел: А я буду сидеть тихо! И разговаривать только тогда, когда ты сам ко мне обратишься. Чтобы окружающие задавали меньше вопросов.
Демон: Накладное это удовольствие, Ангел.
Ангел: Да, есть такое дело. Но за меня не беспокойся, главное, чтобы ты смог. И захотел.
Демон: Знаешь, ты меня удивила.
Ангел: Чем?
Демон: "Поеду с тобой. В коробочке". Ха!
Ангел: А что? Ты против?
Демон: Да нет. Но как-то странно. Никогда не смотрел на телефон под таким углом зрения. Что там кто-то живет.
Ангел: А разве это не так?
Демон: Так. И все же...
Ангел: Ну, так и? Вот мой телефон: +7...

Демон: Я тут подумал... Все же не стоит. Вдруг я буду писать в неподходящее для тебя время. А как-то не хочется, чтобы у тебя возникли проблемы. Из-за меня.
Ангел: Как хочешь. Я же только предложила.
Демон: Не обижайся, Ангел! Спасибо тебе большое за предложение!
Ангел: Нисколько. И не за что.
Демон: Пожалуй, пора ложиться спать.
Ангел: Да, тебе рано вставать.
Демон: Не грусти! Я скоро приеду! Всего-то две недели.
Ангел: Конечно.
Демон: До встречи!
Ангел: Пока.

Его аська моргнула и из радостно-зеленой стала удрученно-красной.
"Отключился", – подумала Ангел и улыбнулась, сглотнув комок в горле.

А чего она, собственно, от него ждала? Что он бросится во все тяжкие? Глупо. Но ведь она хотела его только ободрить, предложила какую-никакую поддержку и внимание. Хотела сделать ему приятное, чтобы в его душе поселилось тепло и радость. Хотела, чтобы он перестал угнетенно рыскать в поисках той самой Точки приложения эмоций и фантазий, о которой она ему говорила.
Ради этого она готова была пожертвовать своим спокойствием и душевным удобством. Но ему, как оказалось, такие жертвы не нужны. Впрочем, она почти была уверена, что он даже не догадался о попытке жертвоприношения. Просто, не она была его Точкой Фантазий, вот и все.

Мужчины. Вы мечетесь, стонете и жалуетесь, что Вас никто не ценит и не понимает, что вас никто не желает осчастливить и приголубить. Вы ищете, но когда находите, тут же прячетесь за своим устоявшимся мирком, пусть и не радостным, зато проверенным и удобным.
Ангел вздохнула и, печально улыбнувшись, отправилась спать...

***

Прошло три дня полной тишины и практически полного отсутствия общения. Ангел пыталась найти себе новое занятие, написать какую-нибудь очередную безделицу или, на худой конец, стихи. Но строки упорно не желали ложиться под ее пальцами. Они все время ускользали от нее, запутываясь в сумбурных и неясных мыслях и каких-то тоскливых зигзагах души.

"Дззиииинь", – пропел мобильный телефон.
Ангел вздрогнула от неожиданности. Кто это мог ее беспокоить в такое позднее время? Наверное, опять глупые массовые рассылки. Как же они надоели! Она решительно взяла телефон в руки. Там светился неизвестный номер, которого не было в ее телефонной книге.
– Наверное, ошиблись. Ну, и чего мы хотим?

"Привет! А можно я поселюсь в твоем телефоне?" – гласило неопознанное сообщение.
– Что за ерунда?!
"Зачем? А Вы, простите, кто?" – отправила она ответ и нахмурилась, потому что очень не любила подобные игры в темную.
"Я? Козябрик! И я очень хочу поселиться в твоем телефоне!" – пришло ответное сообщение.
"Зачем?!" – повторно послала она тот же вопрос, ощущая идиотизм разговора, но все еще не понимая, кто и зачем с ней играет в дурацкие игры.

Ответа долго не было, и она уже решила, что некто просто ошибся номером. Так бывает. Ведь, правда?
"Дззиииинь", – снова пропел мобильник.
– Ну, и что мы еще не сказали?! – она сердито взяла трубку, открыла новое сообщение и... тут же почувствовала, как комок предательски подкатывает к горлу.
"Чтобы быть С ТОБОЙ, Ангел! Чтобы быть всегда с тобой, где бы ты не находилась!" – гласили маленькие козябрики на голубом экране.

Ангел улыбнулась. Теперь она была не одна. Теперь в ее мобильнике жил ОН...

© Smoky. Aug 05 2008


Пиковый День Рождения.
Ко дню рождения Vetra

– Ооо... – протянул Тень, отрывая голову от пола и хватаясь за нее обеими руками, – моя голова-а-а... Эти дни... рож... ик!.. рож-дения... Ох... – он хотел, было, покрутить головой, но тут же понял, что этого не стоит делать.
Тень приоткрыл один глаз и попытался сфокусироваться на окружающем пространстве. Пространство повиляло предметами и стенами, как кокетливая девушка, несколько раз удалилось и приблизилось, после чего все-таки решило проявиться во всей своей красе. А если точнее, хаосе.
Как оказалось, Личный Помощник ТС очнулся в одном из главных коридоров Цитадели, где-то между Трапезным и Турнирным Залами. Прямо на полу, в тени какой-то загадочной статуи, которую он так и не опознал. Вокруг валялись обрывки воздушных шариков, невероятное количество блесток, фантики и осколки фирменных стаканов.

– Ой... – ужаснулся Тень, – ТС нас убьет... за бокалы... – он снова попытался пошевелиться, но жуткая ломота в теле тут же остудила всякие попытки. – Где же эти?.. к-как их?.. – Тень посмотрел по сторонам одними глазами, – а!.. Комочки!.. Почему они не подъедают... – он повел рукой, показывал фронт работ, – все это? Эй, вы!.. ик!.. маленькие и пушистые!.. завтрак подан! "А в ответ – тишина... И только мертвые с косами стоят...", – процитировал ЛП ТС неизвестно откуда всплывшую в гудящей голове фразу и покосился на нависающую над ним статую. Статуя промолчала, но рыцарь почувствовал в ней какое-то неодобрение.

– Подумаешь... какая цаца... – возразил он молчаливому камню, – ну, проснулся я в твоей тени. И что? Теперь меня надо казнить?! Я, между прочим, Тень всей Цитадели! – он развел руками и, запрокинув голову, снова посмотрел на изваяние, однако не удержал равновесие и больно стукнулся головой о каменный пол. – Ооо... моя голова... – протянул Тень снова и потер затылочную кость, – теперь еще и гудит... – он состроил мордочку и жалостливо посмотрел на одинокий Серый Пушистый Комочек, который нехотя подъедал мусор с пола.

– Что, обожрались? – криво усмехнулся рыцарь, – столько еды!.. А это лишь начало!.. – Он приподнял пальчик и потряс им в воздухе. – Я вычислил... что с 24 июля и... аж, по 4 сентября... ага, да... Орден празднует практически треть всех дней рождения! Да-с! Ик!.. – по лицу Тени пробежали все доступные ему сейчас эмоции, – Не говоря уже об их плотности на все дни недели!.. Это же УЖАСНО!!! И почему звенит голова?.. – нахмурился Тень, – и почему так равномерно?..

Действительно, звон или, точнее сказать, грохот, появившийся неизвестно откуда, методично раздавался в голове Тени. Более того, даже если не шевелиться, он не становился тише. Нет! Он только усиливался и с удручающей монотонностью звучал все громче и громче, словно кто-то отбивал четкий ритм.
– Что это? Почему? За что? Что я сделал? Ну, отмечал со всеми очередной ДР... кажется, Dalahan-а... Как все же! За что ж меня казнить и мучить?!

Но монотонный грохот только усиливался и теперь отбивался не только в черепной коробке рыцаря, но отлетал и от стен коридора. Отчаяние вовсю подкрадывалось к теневой душе. Рыцарь уже готов был добровольно раскаяться во всех своих теневых преступлениях, даже не совершенных, лишь бы как можно скорее забраться в звуконепроницаемые Казематы. Более того, был согласен побыть там парочку-другую очередных дней рождения.
И вдруг...

Какая-то фигура с неясными контурами появилась в самом конце коридора. Она с грохотом шагнула ближе, и как только поравнялась с арками Трапезного Зала, солнце тут же осветило ее своими яркими утренними лучами, вырисовывая миру Коня во всем его великолепии.
Он был до блеска вычищен, а его длинная, оказывается, грива ложилась шелком на горделивую шею. Спину украшала самая дорогая именная попона, шитая золотом и лучшее седло Его Величества Ветра I. Конь так же не забыл подковать себя новыми подковами, и, судя по грохоту, который производили его копыта, сделаны они были из тех самых тяжелых урановых ломиков Мага. На голове, между гордо торчащими ушами, располагался отстиранный и украшенный дополнительными колокольчиками колпак Шута Магистра, в должности которого ходил сам Конь.

Высоко поднимая копыта и чеканя каждый шаг, Конь двигался по коридору в сторону Тени.
– О, неееет... – тихо заныл рыцарь, – Только не это... Не может быть!.. Значит, ДР Dalahan-а был не вчера... а три дня назад?! А сегодня... сегодня 4 августа?!.. ДР Ветра и Коня?! Нет... только не это... Я не могу столько пить!.. Я же не Дракон!.. И не Конь!.. О, мадонна, приютите меня в своих объятьях!.. – взмолился Тень и слился с тенью так и не опознанной им статуи.

***

Горделиво прошагав по всем центральным коридорам Цитадели и к своему великому удивлению так никого и не встретив, Конь постучал в дверь личной Кельи Ветра. Громко, но настойчиво. Ему никто не ответил. Он постучал еще раз, но ответа все равно не последовало. Тогда Конь решительно пнул дверь копытом с тяжеленной подковой. Та распахнулась настежь, открывая свои объятья одному из новорожденных.
В келье царил кавардак, но это совершенно не смутило Коня.
– Вашество! – решительно позвал Шут и вошел внутрь. Но Вашество молчал, уткнувшись носом в подушку.

– Вставайте, Вашество, сегодня НАШ день! – Громко крикнул Конь, пнув копытом теперь уже большую кровать под балдахином. Ветер замычал и перевернулся на другой бок.
– Нет, ну, Вашество... Я так не играю! Я к Вам пришел за пода... точнее, поздравить Вас, нас, с Днем Рождения, а Вы спите!
– От... стань... – невнятно промычал Ветер и даже осилил взмах руки, который означал, видимо, направление движения тех, кто приходит в неподходящее время.
– То есть, как отстань!? – взвился Конь. – Я к Вам со всей душой, а Вы?!..
– Ну... чего ты пристал?.. – приподнялся на одном локте рыцарь, – видишь, я сплю!..
– Нельзя спать, Вашество! Сегодня наш День Рождения, – ласково пропел Конь и стащил с Ветра одеяло.

– Ну, что ты... творишь... я же не одет... – промямлил рыцарь, пытаясь достать из-под себя простыню и прикрыться.
– И что с того? Все равно надо скорее умываться и идти получать подарки! – цокнул копытом Шут.
– Какие подарки?.. Что ты мелешь?..
– Наши подарки, – расплылся в довольной улыбке Конь, – НА-ШИ!
– Почему? За что? – не понял рыцарь.
– За день рождения, конечно! – и Конь отбил чечетку. Краткую, но громкую.
– Чей? – Ветер с трудом сел на кровати, понимая, что ему уже не дадут заснуть, и туманным взглядом посмотрел на Коня.

– Да наш же, Вашество!
– А какое седня... число?..
– 4 августа!
– Уже?!
– АГА!
– Во, дела-а-а... – протянул рыцарь и почесал затылок. – А что... что мы тогда вчера отмечали?
– Ну, не вчера, а 3 дня назад... – пожал плечами Конь, – отмечали День Рождения Dalahan-а.
– А до этого?
– ДР Лотадана, – отчеканил Конь и преподнес Ветру халат.
– А еще раньше?
– Рождение несравненной госпожи Chunyi, – улыбнулся до ушей Конь.
– Ужас... – протянул рыцарь.
– Не-а, радость! Теперь наш черед! Одевайтесь, Вашество, пойдем поздравления получать! Я тут уже приготовился, – и он подмигнул хозяину.

– А вырядился-то... как на парад... – проворчал сонный Ветер.
– А, как же, Вашество! Я же готовился! Вот, видите, даже подковы себе новые прибил, – он подсунул копыто прямо под нос Ветру, – чистый уран! У Дракона брал, – доверительно добавил он.
– А попона тебе выходная зачем? Ты ж ее опять заляпаешь или как в прошлый раз потеряешь... – продолжал ворчать хозяин, пытаясь попасть в рукав халата рукой.
– У меня сегодня День Рождения! – Гордо заявил Конь. – Поэтому я должен быть в лучшем виде! – он на пару секунд задрал морду в горделивом жесте, но не удержался и пустился отбивать чечетку всеми четырьмя копытами.
– А еще только утро... – скептически заметил Ветер, глядя на Коня, и отправился в ванную комнату.

***

Мимо неизвестной статуи гордо и медленно прошествовал Конь, громко чеканя каждый шаг и неся на спине практически лежащего и, скорее всего, пытающегося досмотреть прерванный сон, Ветра. На наглой морде Коня застыло такое величие, что казалось, будто сегодня именно он является особой королевских кровей, а то, что возлежало на его спине – это так, бесплатное приложение к Его Персоне. Под седлом Коня висели две огромные бутыли с сиреневой светящейся жидкостью и при каждом шаге Коня плавно покачивались, словно зазывали желающих отметить очередной праздник.
"Новый эликсир", – понял Тень и, поежившись, еще глубже влился в тень статуи, провожая измученным взглядом великолепную процессию, которая, скорее всего, планировала курсировать по Цитадели весь день в поисках тех, кто еще не поздравил ее с Днем Рождения или не поздравил в очередной раз из всех очередных.

– Силы Великие и Силы Космические!.. – тихо взмолился Тень, когда процессия свернула за угол и ненадолго удалилась в другие коридоры, – Опять пить! А дальше ДР у ТС, потом – мой, за ним – у Kan-Sen-а, а чуть поодаль – у Edinet-а и 4 сентября – у самого Магистра!!! Я не вынесу!.. – он обнял пьедестал каменной фигуры и уткнулся в него носом, – О, мадонна, моя печень этого не перенесет и уйдет в полную тень от организма, голова распухнет и перестанет создавать мыслеобразы, я потеряю дар речи и способность самостоятельно двигаться! – Плакался он статуе. – А что я без дара речи и мыслеобразов?! Всего лишь безмолвная тень! Может, срочно покаяться в грехах и отправиться в Казематы? – На его лице появилась смутная надежда, которая тут же сменилась обреченностью, – А как же подарки?.. И День Рождения ТС?.. А Магистра?.. Эээххх...

Тень поднял голову и посмотрел на статую снизу вверх. Еще неясный рассудок вдруг сыграл с ним злую шутку, превратив неосвещенные черты камня в узнаваемые.
– Советник, – протянул Тень руки к статуе, – я обещаю, что на мой День Рождения будет только чай! Чай и тортики! И никаких эликсиров!!! – Он отчаянно закивал головой, всем своим телом подтверждая решение.

Слегка прояснившаяся от тряски голова тут же сменила очертания статуи, показав рыцарю, что он говорит с неким бородатым, вооруженным до зубов мужиком, запечатленным в камне, а вовсе не с Хозяйкой Цитадели. Тень помотал головой. Мужик никуда не делся, а вроде как-то даже осклабился.
– Нет, только чай и тортики, – пробубнил ЛП ТС и отполз к другой стене коридора, подальше от злорадно ухмыляющегося мужика. Там он мужественно поднялся на ноги и прислушался. Страшный грохот подкованных ураном копыт пока не приближался, значит, можно короткими перебежками, или точнее, перевалками добраться до кельи, где Тень ныне жил, и там затаиться. До вечера.

"А, может, стоит сходить к Дракону, пока туда не пожаловал Конь с хозяином, и позаимствовать у него нечто протрезвляющее? – Подумал Тень. – Или лучше сразу к ТС? А как же я, ее Личный Помощник, появлюсь перед Дамой в таком виде? – Он остановился и нахмурился. – И что лучше, когда Личные Помощники появляются в таком виде перед Дамой или не появляются уже ни в каком? Особенно на День Рождения Дамы? Дилемма..."

Тень вздохнул и побрел вдоль стен в направлении жилого корпуса Цитадели.
"А с другой стороны, – продолжала биться мутная мысль в черепной коробке, – если я еще мыслю, значит, я существую! И это не может не радовать!"
– Помнится, я вычислял, – заговорил он вслух незаметно для себя, – что День Рождения Коня с Ветром приходится ровно на середину этого жутко-нетрезвого Львиного периода Цитадели. Ровнехонько на середку, начиная с госпожи Chunyi и заканчивая Kan-Sen-ом. Прямо по центру. На пике! Забавно! – рыцарь хмыкнул.
– Точно, – раздалось у него над ухом, и что-то тяжелое и горячее легло ему на плечо.

Тень вздрогнул и остановился. Он скосил один глаз и увидел большие ноздри, испускающие горячий воздух. Сомнений не было – это Конь. И как он подкрался так тихо, да еще "обутый" в урановые подковы? Тень обернулся. Действительно, прямо по центру коридора стоял Конь с дремлющим хозяином на спине.
– А, Конь... – натянуто улыбнулся ЛП ТС, – привет, а что ты тут делаешь?
– Тебя ищу, – величественно поклонился Шут и отступил на шаг. На спине Коня что-то пошевелилось и молча помахало рыцарю рукой.
– Привет, Ветер, – невинно улыбнулся Тень, – Меня? Зачем? – слабо надеясь, что ему удастся улизнуть, спросил он.

– Праздновать, конечно! – Пророкотало над другим ухом рыцаря. – Пойдем, отметим тот самый Пиковый День Рождения, о котором ты тут разглагольствовал, – закончил фразу улыбающийся во всю пасть Дракон и взял Тень под руку.
– Может... подождем до вечера?.. – жалобно поинтересовался ЛП ТС.
– Никак нельзя, – вынырнул из-за спины Коня радостный Edinet и в предвкушении потер ладони, – тем более, вся компания в полном составе. А тут я вижу новое средство для прочищения мозгов, – кивнул Хранитель Времени на седло Коня.
– Пока ТС готовится к вечернему банкету... – заговорщически проговорил Дракон и подмигнул Тени, которого продолжал крепко держать под руку.
– А, может, не надо?.. – уже безо всякой надежды тихо проныл ЛП ТС.

– Ты меня уважаешь?! – Вступил Конь, гордо подняв наглую морду. Тень молча кивнул. – Вот и хорошо! – Обрадовался Шут и радостно отбил чечетку всеми четырьмя копытами прямо с хозяином на спине, который при этом чуть не свалился на пол и в испуге схватился за шелковую гриву. – Тогда вперед! – Взвился на дыбы Конь, звеня бубенцами на колпаке, и с невероятным грохотом аллюром поскакал по коридору Цитадели в некое тайное место, где, как считала эта компания, их никто не потревожит.
– Понимаешь, Тень, – вкрадчиво начал Дракон, продолжая крепко держать ЛП ТС под руку и следуя за Конем, под другую руку Тень вел Хранитель Времени, – День Рождения – это особый праздник. Он требует много сил и внимания, как со стороны именинников, так и со стороны поздравляющих. И тут уже не важно, хочешь ли ты, можешь ли ты... Ты просто должен!

Процессия, быстро ускоряясь, проследовала мимо той самой статуи, подле которой проснулся Тень сегодня утром.
"Жди меня, и я вернусь! – ЛП ТС бросил на изваяние печальный взгляд и вздохнул. – Я практически скоро. Лишь закончится этот Пиковый День Рождения, и я у твоих ног, – он еще раз вздохнул. – Надо будет в следующий раз, когда очнусь, выяснить, кому поставлен этот памятник. А то как-то неудобно получается: он меня уже хорошо знает, а я его – еще нет..." – И, гордо подняв голову, Тень пошел туда, где мелькал из стороны в сторону нарядный круп Коня, и откуда по всей Цитадели разносился невероятный грохот от подкованный ураном копыт...

© Smoky. Augr 04 2008


Темный угол.
Все произведение "Ониксовая мышка" смотри в Магии Пера

Все события выдуманы
(если не сказать, надуманы),
любые совпадения случайны
(если забыть, что герои живут
своей самостоятельной жизнью).

Солнце плавно выползало из-за уходящих грозовых туч, и, наконец, появившись во всем блеске, взорвало мир буйством красок. Воздух наполнил легкие сыростью и озоном, и от этого на душе стало легко и умиротворенно.

Я вертела маленькую мышку в руках, сидя в уютном кресле, подставляла ее под лучи солнца, смотрела на игривые полоски, которые плавно перебегали по округлой спинке.
"Забавная вещица, – думала я, – простая, но удивительным образом притягивает внимание..."
– Интересно, а зачем он делал вид, что ищет тебя? Никак у вас с ним заговор? – мысли вдруг переключились, и я обратилась к мышке вслух.
Но мышка не ответила. Она молча сидела на ладони, обернувшись хвостиком, и грелась в лучах солнца, заряжаясь от него теплом, светом и... чем-то еще. Но чем, она явно не желала сообщать своей хозяйке. И даже сделать намек.

– Хм-м... – я поднесла руку поближе к лицу и прищурилась, – Складывается такое впечатление... – начала я вкрадчиво, – что он приходит к тебе, а не ко мне! Может, тебя ему просто подарить? И все. Он будет доволен, ты будешь довольна. И чертик перестанет появляться столь неожиданно, – я подозрительно сверлила мышку взглядом, но та продолжала молчать, словно и не с ней разговаривали.

– Бред какой-то, – я резко поставила поделку на стол, – докатилась – разговариваю с каменной мышкой! Ерунда полная. Называется – шизофрения, – и, поднявшись, я вышла на кухню.
Но смутные Подозрения пошли вместе со мной. Вместе со мной они сели на кухне, окружив плотным кольцом; вместе со мной покурили-подумали; вместе доели остатки куска через чур сладкого торта; опять покурили, поглазели в окно и вместе поплелись в комнату.

Мышка продолжала стоять на столе – туда же падало солнце, потому ей было хорошо и комфортно. Но хозяйка, почему-то нахмурившись, перенесла ее на полку, которую лучи уже не достигали.
– Вот тут и сиди! – сказала я и отбросила в дальний темный угол Подозрения, которые желали все делать вместе со мной. Но я не желала. К чему задаваться вопросом, кто ему больше нужен – ты или маленькая поделка, если...

Если так же было много и о них совершенно не хотелось думать. Поэтому и они отправились стоять в тот же темный угол. Открыв пошире форточку, я взяла распечатку новой книги и удобно устроилась на диване.
А маленькая мышка с высоты своей полки видела все: и свою хозяйку, увлеченную чтением; и часть залитой солнцем улицы; и бурную жизнь в темном углу, где сошлись Подозрения и Если, выясняя, кто весомее и чья возьмет на этот раз.

© Smoky. Apr 23 2008


Чертик.
Все произведение "Ониксовая мышка" смотри в Магии Пера

Все события и персонажи снова выдуманы,
любые совпадения так же случайны.

– Ну, и куда она делась? – вздохнула я, поставив руки в боки. – Вчера она точно стояла на полке!
Я еще раз окинула комнату взглядом – нет. Под диваном смотрела, хотя, что ей там делать; на столах – нет; на полках – отсутствует; на кухне – не встречалась.
– Я не тормоз... а медленный газ, – пробубнила я себе под нос, ощущая легкие приступы сумасшествия, провоцирующие раздражение. – Чертик-чертик, поиграй, а потом опять отдай! – проговорила я верное заклинание, которое всегда срабатывало, и вещь, обычно, тут же появлялась перед носом, делая вид, что всегда там лежала.
Но на этот раз чертик оказался не приклонен. Мышка не появилась.

Но кому, спрашивается, она могла понадобиться? То есть кому, понятно – чертику, а вот зачем? Мышка, конечно, была симпатичная. Маленькая, округлая, с чудными торчащими ушками, забавной мордочкой и большими глазками – точь в точь, как в мультфильме про маленького мышонка, которого дети пригрели зимой, кормили его, играли ему на дудочке, а потом, по весне, выпустили в поле.
Тот, кто изготовил мою мышку, был большим мастером, и если ее пошевелить, то полоски внутри камня начинали двигаться под лучами света, словно она действительно живая. А еще моя мышка сидела, обернувшись хвостиком. Вот только где она сейчас сидела?

В дверь позвонили. Ворча себе под нос тихие возмущения, типа, "кому неймется?", "что еще надо?" и "кого там принесло?", я пошла в коридор и, не глядя в глазок, решительно открыла дверь. А чего бояться? Если кто с плохими намерениями увидит сейчас мое лицо – позабудет, зачем пришел, а с хорошими... ну, значит, не повезло!
Он стоял на пороге, как ни в чем не бывало, с тортом в руках.
– Привет! – он улыбнулся и придвинулся к порогу так, что мне пришлось отступить назад. – Вот, проезжал мимо, решил заглянуть. На чай.
– А позвонить?
Но моя реприза осталась без ответа.

Он вручил мне торт, продолжая улыбаться, скинул куртку; забрал торт у меня из рук и, все так же невинно улыбаясь, прямиком направился в кухню. "Нахал!" – я сверлила взглядом удаляющуюся спину.
– А позвонить никак? – решила я добиться ответа.
– Зачем? Разве ты мне не рада? – ответил он, гремя чашками, как у себя дома.
"Ничего себе, заявления! – я даже опешила. – Хозяйничает тут... Хам!!! – я сердито опустилась на угловой диванчик и тут же поймала себя на мысли, что хитро улыбаюсь. Улыбку пришлось спрятать. – Хам и есть."

– Тебе с бантиком или с розочкой? – он повернулся, указывая на куски очень аппетитного торта.
– У меня мышка пропала, – ни с того, ни с сего пожаловалась я.
– Какая мышка? – не понял он.
– Ониксовая.
– Ах, эта... – больше меня не спрашивая, он уложил самый симпатичный кусок торта на тарелку и понес к столу.
– Да, не могу найти... – я поковыряла ложкой кремовое творение розового цвета.
– Найдется, – он поставил две чашки с чаем на стол и сел рядом.

Пока мы пили чай, я узнала много нового и чрезвычайно полезного о погоде на улице, о дорогах с пробками, о вчерашнем сейшине на работе и об обещанной на сегодня ранней грозе. Съев половину куска, я поняла, что в меня больше не влезет ни ложки, и отодвинула тарелку.
– Тебе не нравится? – спросил он, аккуратно отламывая свой кусочек.
– Нравится, но я больше не могу. Очень сладко.
– Так и должно быть. Это же торт! – он усмехнулся.
"Какая неожиданность! – я мысленно состроила мордочку, – А то я не знаю!"

– А куда пропала твоя мышка? – вдруг сменил он тему.
– Если бы знала – не искала, – я пожала плечами.
– А у чертика спрашивала? – он положил кусочек торта в рот и усмехнулся, зная мою привычку заговаривать пропажи.
"Сам ты... чертик! – подумала я, едва сдерживаясь, чтобы не стукнуть его по очень умному лбу ложкой, пусть и чайной, – Чертик из табакерки!"
– Спрашивала, – ответила я вслух, с вызовом глядя на него.
– И не отдал?
– Не отдал!

Мы помолчали, отхлебывая вкусный чай. Когда его тарелка была опустошена, он удовлетворенно отодвинулся от стола.
– Что ж, пошли искать твою мышку.
Я молча подняла брови и посмотрела ему в глаза.
– Кто найдет – тому приз! – улыбнулся он и направился в комнату.
"Ну, чертовски красивые глаза... – я покачала головой, – И что мы еще придумали? Мерзавец. Да! Злодей. Да! Хам! И еще нахал. Да!" – и очень довольная собой, я поднялась из-за стола и направилась в комнату следом.

– Где она стояла? – начался процесс по делу.
– Как обычно – на полке, – я ткнула рукой в нужном направлении.
– Тааак... поищем...
"Ищи!" – я пожала плечами и опустилась в удобное мягкое кресло.
Полчаса он бродил по комнате, делая вид, что ищет – заглядывал, просматривал, прощупывал, поднимал покрывало, изучал ящики, двигал меня с креслом... Мышка не нашлась.
– Ну, не знаю, куда ты ее задевала, – он, наконец, сдался и присел на диван.
– Еще вчера она была на месте, – честно призналась я.
– А сегодня пришел чертик и спрятал ее? – он опять ехидно усмехнулся.
Я потянулась к тапку, чтобы кинуть им в сторону сидящего на диване. Но тот быстро ретировался в прихожую, бормоча что-то про "уже пора".

– А что за приз? – решила уточнить я на прощание.
– Какой приз? – он поднял брови.
– Обещанный! За найденную мышку, – я хитро прищурилась и встала между ним и дверью.
Оценив мой маневр, он невинно улыбнулся:
– Но ее же никто не нашел!
– А если бы?..
– Это уже из области вероятности, – он взял меня за плечи и мягко, но решительно отодвинул в сторону, – А мы мыслим конкретными фактами, – его улыбка стала ехидной.
Я опять потянулась к тапку, но тяжелая дверь быстро захлопнулась у меня перед носом.
– Кушай торт! – донесся из-за нее удаляющийся голос, – Он вкусный!
"Иди, иди... чертик из табакерки!.. Рррррр" – я защелкнула замок одной рукой, а другой вернула тапок на ногу.

Закрыв торт, который все это время стоял на кухне и мечтал отправиться в холодильник, я вернулась в комнату. Но не успела сесть в кресло, как за окном сверкнуло и практически тут же раздались приглушенные раскаты грома.
"Вот и обещанная гроза..." – я улыбнулась, подошла к окну и отодвинула занавеску.

Маленькая ониксовая мышка сидела на подоконнике, как ни в чем не бывало, и тоже смотрела на приближающуюся грозу. За окном сильно потемнело от свинцовых туч, которые быстро накрывали город. Яркие молнии рисовали причудливые узоры на небе, а гром оглушал своей мощью.
Но маленькая ониксовая мышка сидела на подоконнике и ничего не боялась. Ни молний, что рассыпались искрами по ее поверхности; ни грома, который сотрясал подоконник и вибрировал в ее каменном тельце; ни стены ливня, бегущего по стеклам и затекающего в приоткрытую форточку.
Мышка тихо сидела на подоконнике и смотрела со мной на грозу.

© Smoky. Apr 14 2008


Великим Начинаниям – Удача и Великие Свершения!
Долгим Походам и Странствиям – Счастливый Исход!
Уставшим Путникам – Яркий Свет и Добрый Огонь!

Библиотека   Хранилище Преданий   Smoky, Тайный Советник, Хозяйка Цитадели
 

© Орден рыцарей ВнеЗемелья. 2000-2019. Все права защищены. Любое коммерческое использование информации, представленной на этом сайте, без согласия правообладателей запрещено и преследуется в соответствии с законами об авторских правах и международными соглашениями.

Мир ВнеЗемелья, Проект Магистра Ордена ISNik-а, 2006-2017 ВнеЗемелье это – вне Земли...
  Original Idea © 2000-2019. ISNik
  Design & Support © 2000-2019. Smoky


MWB - Баннерная сеть по непознанному
 
Баннерная сеть сайтов по непознанному

Анализ сайта Яндекс цитирования