1 декабря 2017 года нашей эры, III тысячелетие: Пополнения в Триумфальном Зале : Указы. Поздравляем госпожу Тису Поднебесную и госпожу Пожирательницу печенек с присвоением звания Воин Ордена!      Обратите внимание! β-Цитадель вместе с Каминным Залом перехала на ordenknights.ru. Просьба ко всем рыцарям и гостям Ордена: смените Короткие Переходы на Цитадель в своих Замках!
 
Главная Башня   
Триумфальный Зал   
Геральдический Зал   
Тронный Зал   
Библиотека   
Хранилище Преданий   •   
Созвездие Баллад   •   
Хранилище Манускриптов   •   
Хранилище Свитков   •   
Книга Заговоров   •   
Игры творцов   •   
Легенда   •   
Магия Пера   •   
 
Турнирный Зал   
Гобелены   
Трапезный Зал   
Артефактная   
Зал Мелодий   
Мастерские   
Кельи   
Кулуары   
Каминный Зал   
Гостевой Зал   
Альфа-Цитадель   
Личный Замок Магистра ISNik-а
Личный Замок Тайного Советника, Хозяйки Цитадели, Smoky - Прибрежные Валуны
Волшебная Частица Цитадели Ордена рыцарей ВнеЗемелья. Хранится в Тронном Зале. Дается в руки всем желающим. Обращаться бережно!
 
Гид Цитадели


 
Дипломатия Ордена

Лунная Радуга
Интернет-магазин ВнеЗемелья "Оберон"
Музей раритетных сайтов

 
Партнеры ВнеЗемелья

Купить отечественную и зарубежную фантастику: книги и аудиокниги, DVD и видео, игры и софт, музыку... Приобретая товары на Ozon.ru, Вы тем самым оказываете содействие проекту "ВнеЗемелье" как Участнику Партнерской программы этого интернет-магазина.
 
Библиотека   Хранилище Преданий   Smoky, Тайный Советник, Хозяйка Цитадели

Пропасть жизни.
I место в Ристалище N 8

– Что, скотинка, страшно? – спросил хозяин.
Конь, заплетаясь копытами и испуганно озираясь по сторонам, придвинулся поближе к человеку. Собственно, озираться не имело большого смысла – все равно за радиусом освящения факела, то есть в пяти шагах во все стороны, ничего не было видно.
– Не боись, скоро уже дойдем! – бодро добавил Его Величество.
– Куда? – дрожащим шепотом поинтересовался Конь, продолжая нервно косить глазом в непроглядную темень.
– Как куда?! Куда шли, – улыбаясь, очень точно пояснил Ветер.
– А куда мы шли? – еще тише поинтересовался Конь.
– За Эликсиром жизни! Ий-ииии... – замогильным голосом добавил Его Величество. Гробовое эхо ударилось о стены и своды каменного прохода, срывая с насиженных мест летучих мышей, которые с тонким писком обрушились градом метущихся теней на путников.

Конь от ужаса упал на землю и постарался слиться с ней воедино, прикрывая передними копытами сразу все самое ценное: и глаза, и уши, и мозг, который он ценил больше всего. Задними для верности он прикрыл круп. Величество стоял рядом, размахивая факелом, и уворачивался от мышей.
– Понавысиживали тут... выводок... – ворчал Ветер, – вот я вам...
Когда все постепенно стихло, Величество дернул за поводья.
– Вставай, время не ждет! Оно – деньги! А жажда – все!
– А моя шкура дороже!.. – проныл Конь, не открывая глаз.
– Вставай! Ты – конь Его Величества, то есть Моего Величества, и мы, Ветер I, тебе повелеваем!
Конь даже не пошевелился, продолжая дрожать мелкой дробью.
– Вставай, скотина, а то лишу ужина! – четко обрисовал перспективу Ветер.
Конь, заплетаясь в копытах, тут же поднялся и преданно посмотрел на хозяина:
– А я что? Я ничего! Я проверял маскировку! – забормотал он, косясь по сторонам.
И они двинулись дальше.

Ветер решительно шел вперед, гордо подняв голову, рядом брел Конь, вздрагивая от каждого цоканья собственных копыт.
– Надо было меня не подковывать, – робко прокомментировал он акустический эффект тоннеля, – Все тише было бы...
Ветер продолжал молча идти вперед.
– А еще надо было колпак в Цитадели оставить, – не унимался Конь, – а то звенит прямо в ухе, – он потряс головой, проверяя, в каком ухе у него раздается мелодичный перезвон. Закончив исследования, уточнил, – В обоих.
Его Величество только взмахнул факелом.
– Не глумись, скотинка, над титулом, даденым тебе с выше! – пафосно ответил Ветер на стенания Коня, – С самой высокой башни Цитадели, воспетой пиитами ВнеЗемелья и расписанной сказочниками и летописцами!

Конь икнул и шепотом обратился к хозяину:
– Мне кажется... за нами кто-то идет...
– Это твоя тень, – не оборачиваясь, пояснил Величество.
– Моя тень всегда со мной! – задрав морду, гордо уточнил Конь.
– Значит, не твоя! – ответствовал Ветер. Конь снова икнул от страха. Выдержав нужную паузу, Величество уточнил, – А моя! – и засмеялся.
На этот раз эхо пробежало по каменным сводам, не тревожа мышей, которые спрятались в других пещерах от греха подальше, несколько раз стукнуло Коня по макушке, отчего тот каждый раз приседал все ниже и ниже, пока совсем не припал к земле. Процессия встала. Ветер повернулся к Коню.
– Если ты каждый раз будешь укладываться отдохнуть, то твой ужин наступит на пару суток позже, – ласково пояснил Величество и дал Коню в зубы. Не сильно и не со зла, а для точного разъяснения ситуации. Конь мигом поднялся и быстрой рысцой двинул вперед.

Они пошли, точнее, побежали дальше. Впереди Конь, чуть сзади – Ветер, держась за поводья и проскальзывая ногами. Когда они миновали третий поворот, Конь встал, как вкопанный, и повернулся к запыхавшемуся хозяину:
– Мы там никого не видели?
– Мы – никого! – переводя дух, ответил Ветер.
– А... – начал Конь, но его осадили.
– А тебе померещилось.
– Я там видел большую тень... похожую на дракона, – сделало новую попытку животное.
– Откуда здесь драконам взяться? Это всего лишь игра твоего пропитого воображения! Тени от факела на скалах... и литры пойла.
– С глазами?! – не унимался Конь.
– Дааа, пора тебе... пора завязывать, – погрозило Величество кулаком и сунул его прямо под ноздри Коню, – сколько раз тебе говорил, скотина – пропьешь весь мозг! Тот, что еще остался.
Конь посмотрел во тьму, которую они недавно миновали, но, не различив там ни одной искры, вздохнул, и, повесив голову, поплелся дальше.

Долго ли, коротко ли... Долго.
Когда Конь потерял всякую надежду куда-либо выйти, они вошли в небольшую пещеру.
– Ну, вот, – пристроив факел меж камней, сказал Величество и потер ладони. – Привал. Сколько там на твоих золотых?
Конь поднял правую ногу и посмотрел на большой будильник из самоварного золота, закрепленный многими витками скотча – чтобы не потерялся.
– Пять пятого или... пять после пятого... – неуверенно промямлил он. Тогда Ветер посмотрел на будильник сам.
– Пять после пятого, скотина! – уточнил Величество. – Учи тебя часам, не учи, все равно только бутылки отсчитывать умеешь, – посетовал он и почесал затылок, – Странно, мы что шли всего двадцать минут?.. Не может быть! Ты часы заводил?
– А как же! – обиделся Конь.
– Значит, кто-то... или что-то тут со временем не так... – подозрительно оглянулся Величество, но, не найдя виноватых, обратился к Коню, – Ладно, распаковывай вещи!

Конь внимательно обшарил взглядом пещеру и нашел в ней только два темных пятна – вход и выход. Он облегченно вздохнул и скинул поклажу со спины. Наскорую развернув копытом узел с едой, Конь потянулся к бутыли, за что тут же схлопотал по морде.
– За что?!
– За несоблюдение этикета, – спокойно объяснил Величество и отхлебнул из горла. Конь, жадно глядя одним глазом на исчезающую в бездонных глубинах Ветра живительную влагу, другой скосил на закуску и, осторожно высунув язык, слизнул кусок жирной буженины. За что снова получил по морде.
– Ай! Ну, за что же, Вашество!?
– Не переводи закуску, – пояснил Величество.
– У нас привал или очередной мордобой? – опустив голову и быстро-быстро прожевывая добытый кусок, сквозь зубы поинтересовался Конь.
– У Нас – привал, а твое место в хвосте! – загоготал Ветер, пугая своды пещеры. Конь, припав хвостом к земле, чуть не подавился бужениной, при этом не спуская одного глаза с бутыли.

Когда Ветер насытился, он, соблюдая все каноны приличия, показал это характерным звуком. Услышав знакомый сигнал, Конь тут же оживился и припал к остаткам влаги в бутыли, подгребая копытами поближе еду и засовывая ее в пасть в промежутках между глотками.
Минуты через две, когда на земле осталось только покрывало без единой крошки, Конь радостно выдохнул, едва не сдув Величество с ног. "Хорошо, что он не огнедышащий, а то бы только пепел от меня и оставил", – подумал Ветер, а вслух сказал:
– Сытый бежит быстрее! Собирайся, нас ждут великие дела!
– Куда ждут? – уточнил Конь, выбирая для себя точку соединения двух изображений хозяина.
– Опять набрался, – посетовал Ветер и пнул Коня, – Вставай, тебе говорят! А то можем не успеть.

Конь поднялся, заплетаясь всего в четырех в копытах, и практически ускорился в проход пещеры.
– Куда!? – потянул за поводья Его Величество, – Мы оттуда пришли!
– Неужели?! – искренне удивился Конь и, повернувшись на девяносто градусов, двинулся вперед. Долго ему идти не пришлось, поскольку на его пути неожиданно появилась стена. – Ой... а куда ж тут идти?
– Туда, – указал направление Ветер.
– Да? А я согласен! – кивнул скакун и, шатаясь, погарцевал к выходу.
– Уууу, скотина, – погрозил вдогонку Величество и двинулся следом.

Конь шел бодрым аллюром пьяницы от стены к стене и во всю глотку горланил задушевную песню про мороз и, самое важное, "обниму коня". Нежные на душу и нюх летучие мыши разлетались и прятались по щелям задолго до появления процессии. Величество шел сзади и время от времени кидал в Коня небольшие камни, которые весело отлетали от крупа, даже не нанося животному никакого вреда, прежде всего, морального. От разыгравшихся чувств, скакун несколько раз пытался кинуться хозяину на шею, причем целиком, со всеми копытами, но тот, почему-то, сопротивлялся.
Проходя мимо очередной темной пещеры и продолжая горланить, Конь посмотрел во мрак и увидел там два светящихся огромных желто-зеленых глаза. Конь моргнул. Глаза тоже. Приветственно заржав и отдав копытом честь, скакун пошел дальше.

Сомнения догнали его минуты через две. В момент протрезвев, Конь резко развернулся, едва не сбив Величество с ног, и затрясся, указывая копытом в темный проем пещеры, которую они миновали.
– Там... там...
– Что там, пьяная скотина? – спросил Ветер, глядя в темноту.
– Там... глаза!.. Огромные!.. – дрожащим голосом выдавил Конь.
– Пить надо меньше! Это уже Белочка!
– А что, они бывают таких размеров?! – в ужасе шепотом поинтересовался Конь, показывая копытом рост потенциального грызуна.
– Все зависит от количества, – философски пояснил Ветер.
– От количества еды?
– От количества выпитого! Шагай, давай! – потянул за поводья Величество, – А то мы до завтра не придем, а завтра может быть уже поздно.
– Не знал, что вода так влияет на рост... – задумчиво прошлепал губами Конь себе под ноздри, косясь на проем пещеры и нехотя сдвигаясь с места.
– Не вода, дурья твоя морда, а алкоголь! – уточнил Величество.
– Значит, они тоже пьют. Все пьют, – сделал для себя открытие Конь и, удовлетворенно вздыхая, пошел за Ветром.

Еще долго и не коротко... Но они дошли.
Неожиданно для Коня темные каменные стены прохода раздвинулись, представляя перед путниками огромный пещерный зал, своды которого находились слишком высоко, чтобы их видеть, а эхо шагов возвращалось нескоро. Поперек всей пещеры пролегал небольшой разлом, шириной чуть меньше длины Коня, из которого выходило зеленоватое свечение. Оставив факел в тоннеле, путники подошли ближе. Конь, вытянув шею как смог, одним глазом заглянул в ущелье. Дна он так и не увидел. Зато где-то на глубине пятидесяти его длин от ноздрей до кончика хвоста на противоположной стороне разлома был закреплен сосуд, наполненный зеленой сияющей жидкостью.
– Вот, где она его прячет, – блаженно произнес Величество.
– Кого? – настороженно поинтересовался Конь.
– Эликсир жизни, – пояснил Ветер и сглотнул слюну.
– А кто прячет? – не унималось любопытное животное.
– Ясно кто – Хозяйка Цитадели.
– Ааа... – протянул Конь и снова посмотрел вниз.

– Ну, давай! – оживился Ветер, пытаясь снять моток веревки с конской шеи.
– Что давай?! – испугался Конь и попятился.
– Становись поперек, – пояснил Ветер, – сейчас обмотаем тебя веревкой, и я спущусь за сосудом.
– Куда становись?! – упираться всеми копытами, Конь продолжал пятиться от ущелья.
– Ну, что не понятно? Сейчас встанешь поперек...
– Это как?..
– Тупая скотина! Одними копытами – здесь, а другими – на другой стороне!
– Я не тупой, – гордо задрав морду, пояснил Конь, – но я боюсь! А вдруг свалюсь? Дна-то нет!
– Тогда полезай сам за сосудом! – предложил Ветер и отпустил моток веревки, который все еще висел на шее Коня, отчего скакун потерял равновесие и уселся на хвост.

– Как полезай?! – Конь сглотнул комок в горле.
– У тебя четыре копыта, вот во все стороны и упрешься, – объяснил Ветер.
– Не согласный я! – замотал головой скакун.
– Тогда делай, что говорю.
Конь, понурив голову, подошел к ущелью и еще раз обреченно посмотрел вниз, пока Ветер привязывал под седлом веревку.
– Ну, давай, – шлепнул Величество по крупу, и скакун, пролетев по инерции, опустился передними копытами на противоположную сторону разлома.
– Вот так и стой! – приготовился Ветер к спуску.
– Стою, Вашество, – тихо ответил Конь.

Но не успел он зажмуриться, как стены ущелья стали расползаться на глазах. Конь заржал и от испуга взвился на дыбы, сбив при этом Величество с ног. Разлом с легким содроганием продолжало расширяться, пока не превратился в широкую пропасть. Ветер и Конь с удивлением смотрели на происходящее. Наконец, земля успокоилась.
– А если бы... – забормотал Конь, – если бы... я бы упал!..
– Да не нуди ты! – недовольно сказал Ветер и поднялся на ноги. Вдруг на противоположной стороне пропасти из воздуха посыпались золотые искры.
– Что это? – удивился Конь.
– Даже не хочется предполагать... – досадно ответил Ветер. Искры поиграли пылинками, покрутились и рассыпались в стороны, материализовав перед неудавшимися искателями "кладов" Тайного Советника Smoky.

Хозяйка Цитадели вскинула брови, лукаво прищурилась и сложила руки на груди.
– Ну, конечно, – хитро улыбаясь, заговорила она, – вся честная компания в сборе.
– Нас только двое, – заискивающе пояснил Конь.
– Да, ну?! – ТС недоверчиво покачала головой.
Конь нервно оглянулся. Из мрака на него смотрели те самые большие желто-зеленые глаза, что он видел раньше.
– Белка, – шепотом произнес Конь и толкнул копытом Ветра в бок, – та самая.
Глаза невинно моргнули, и из темноты появился Дракон Рассвета. По его блестящей и без того зеленой чешуе тут же забегал зеленоватый отблеск из пропасти.
– Дракон! – завопил Конь и бросился к Магу обниматься, – как я рад! А ты там белку не встречал?! Такая большая...
Дракон молча покачал головой, одним глазом виновато поглядывая на Smoky.
– Она воды много пьет, – пояснил Конь, – или не воды?.. – и животное впало в задумчивость.

– Следующий, – постукивая ножкой по камню, приказала Хозяйка Цитадели.
Конь вышел из ступора и стал озадаченно озираться по сторонам.
– Больше никого, – подвел он итог осмотра местности.
– Неужели? – Советник вскинула брови.
Недалеко от Ветра воздух стал плавиться, открывая пространственный проем. Когда проем достаточно расширился, все увидели в нем огромных травоядных ящеров и каких-то волосатых существ с палками на перевес. Конь сглотнул комок и стал пятиться, остановившись только тогда, когда его круп во что-то уперся. Он замер и с ужасом на морде скосил один глаз назад.
Сзади стоял Тень и невинно улыбался, глядя то на Коня, то на Дракона, то на Ветра, то на Тайного Советника. Конь облегченно выдохнул и повернулся к проему, из которого как раз выходил Хранитель Времени.
– О, Edinet, дружище, и ты здесь! И Тень! – Конь заметался на месте, не зная, куда раньше бежать обниматься.
– Здесь, здесь, – кивнула головой Smoky.
– Но как Вы меня заметили, Хозяйка? – решил уточнить Хранитель Времени.
– Пытаясь наблюдать из прошлого за настоящим, Вы оставили след, – улыбнулась ТС.
– Я всегда говорил, – нравоучительно заметил Конь, подняв одно копыто, – что следы надо тщательно заметать!

– Ну, что ж, теперь все в сборе, – спокойно подвела итог Smoky. Она посмотрела сначала в пропасть, а потом, как бы невзначай, на свой чудо-сундучок, что висел у нее на поясе.
– Кажется, мы попали... – тихо сквозь зубы проговорил Ветер.
– А что такое? – тут же подскочил к нему Конь.
– Да, Советник на сундучок свой посматривает...
– А что это? – шепотом уточнил Edinet.
– Там все, что угодно помещается, – пояснил Ветер.
– И бослокан поместится?! – не поверил Конь.
– Туда не то, что стадо бослоканов влезет, а вся Цитадель с нами вместе, с садом и конюшней.
– С конюшней?! – опешил Конь.
– Да, и будешь ты подкованной блохой чечетку выписывать на дне сундучка, – обрисовал перспективу Ветер. Челюсть Коня затряслась и отвисла до пола.

По огромной пещере разлился мелодичный смех Тайного Советника. Ударившись о стены, он рассыпался по ним сильной дрожью, а пропасть еще увеличилась в размере. От вибрации крепление, удерживающее Эликсир жизни, разорвалось, и сосуд полетел вниз, утаскивая за собой зеленоватое свечение. На пещеру спустилась темнота, а когда стихло эхо, еще и гробовая тишина, которая тут же зазвенела в ушах.
Через несколько минут из глубин донесся тонкий звон стекла, и зеленоватый свет рванул наружу, заливая собой все: и пропасть, и пещеру, и вытянутые лица рыцарей.
– Ну, все... – констатировал Ветер, глядя вниз.
Рыцари тяжело вздохнули.
– Кажется, нам пора, – не то спрашивая, не то утверждая, сказал Конь и попятился, заискивающе глядя на ТС. Ему очень не хотелось на дно сундучка.
– Конечно, – кивнула та.
Рыцари развернулись и, повесив головы, двинулись к выходу.
– Не заходите еще! – напутствовала их Хозяйка Цитадели, – Будем очень рады вашему отсутствию.

– Вот так и бывает, – вздохнул Дракон Рассвета, – Был Эликсир жизни, а стала Пропасть жизни.
– А я вам говорил, что рано идти! – погрозил пальцем кому-то Edinet, – Надо было дождаться, когда ТС не будет в Цитадели.
– Да все равно это, – пожал плечами Дракон.
– А чего вы тогда за нами шли? – уточнил Ветер.
– Ну, все же возможно, – вступил в переговоры Тень, – вдруг бы у вас получилось.
– Вот сами бы тогда и лезли в пропасть! – взвился Конь, – А то все ездите на мне, но чуть что – в зубы получаю я! – и он обиженно повел мордой.

Тайный Советник, еле сдерживая очередной приступ смеха, смотрела на удаляющиеся понурые спины рыцарей и слушала их пререкания, постепенно стихающие вдалеке.
– Ну, как дети малые, – покачала она головой, – Завтра опять что-нибудь удумают. Ни минуты нельзя отвлечься, чтобы заняться чем-нибудь полезным, – Советник тяжело вздохнула и, открыв Короткий Переход, покинула пещеру.

© Smoky. Apr 16-17 2008


Рецензии к "Пропасти жизни"

Дракон Рассвета : Прекрасно! Хихикая, читал, изредка отрываясь для того, чтобы вытереть слезы. Было бы 10 баллов, однако, есть замечания:
1. С Edinet-ом можно было что-то покруче придумать, чем "пытаясь наблюдать из прошлого за настоящим, Вы оставили след".
2. Рассказ актуален здесь и сейчас. Выложи его на Прозе, скажем, и постороннему читателю, бОльшая часть останется непонятной. Через пару лет даже нам, участникам действа, будет не все ясно, и потребуется напрячь извилину, чтобы вспомнить.
Strannik : Хотя вашего покорного слуги и не упомянуто, но он сам виноват – перманентное отсутствие в Цитадели сказывается не только на цвете лица.
IvanDark : Весело. Даже нет – здорово! По идее и стилю – наверное, лучшее. Написано отлично! Но согласен с Лотаданом – это не для ристалища.
Smoky : Я плакала. Все, что последнее время обсуждается, муссируется и множится анекдотами, сплетнями и приколами – тут. Согласна с Драконом, что вещь близка и понятна только нам, причем тем, кто в курсе ситуации, а даже тем рыцарям, кто редок – уже сложно понять суть.
С другой стороны, никто, кроме нас, здесь присутствующих, ее и не судит. Она написана только для нас и... все еще отсутствующего Коня, который никак пошел в очередной поход!
Я тут подумала еще... Собственно, вещь не несет в себе ничего ценного, кроме юмора и подтрунивания над.... А юмор, в свою очередь, не являлся условием Ристалища. Но глубокой мысли не наблюдается, хотя никто и не говорил, что "пропасть" должна быть заумно-печальной. Однако и нового ничего нет – все уже прохихикано.
Эх... Опять походила-подумала. У нас уже был подобный Выпад в Ристалище N2 – "Кости" назывался Kil-а Каморака, про рыцарей, в основном Высший состав, которые любили играть в "кости", и к чему это привело. Выпад оценивали на равных, не взирая на то, что понятен он только "местным". Ну, нравится мне эта работа, хожу и перечитываю (видимо, старость приближается, на маразм потянуло).
Лотадан : Весело, смешно, интересно. Но это не для ристалища, потому больше не дам.
Тень : Мнение судьи : Разочарован голосованием, так же как и в "Крае мира", но с обратным знаком. Вещь развлекательная, юморная, полностью "капустническая". Теме удовлетворяет, но я практически жалею, что не вынес ее вне конкурса – не имел формальных оснований. Получилось произведение до конца понятное ограниченному кругу лиц. Но, именно эти лица и голосовали, что и придало Выпаду излишний вес. Посмеялись.
Вердикт: Достойно значительно меньшего.

Критик Ордена, Dalahan Dalyet : Рыцари (мужчины) отправились на поиски "эликсира жизни". Благородно, почтенно. Готовы ради него подвергаться лишениям и опасностям. Лезть в какую угодно пропасть. Но все ломает женская психология: "Не дам!", "Будя с Вас!", "Обойдетесь!".
Ох, уж эти женщины!!! Не хорошо! Не хорошо!


Пат.

Корабль неуклонно двигался к месту назначения. Вся команда была немного на взводе – устали ждать, им хотелось скорее приступить к делу. На третий день, после того, как все вышли из глубокого сна, наконец-то, раздался сигнал:
– Внимание! Корабль приближается к планете Терна, дежурной команде занять свои места!
– Неужели?! – Джон оторвался от партии в шахматы, – Согласимся на ничью?
– Хм... я должна подумать, – ответила Дина.
– А что ту думать? Смотри, я хожу вот так. У тебя остается только три фигуры, и твой верный ход – вот сюда, так?
– Допустим...
– Дальше я хожу сюда и... Далее – я победил! – Джон расплылся в довольной улыбке.
– Тогда зачем ты предлагаешь ничью?
– Потому что хочу пойти на мостик.
– Ладно, – Дина смахнула фигуры с шахматной доски и засмеялась, – Ничья, так ничья!

Вид с мостика открывался потрясающий. Великолепная зеленая планета росла на глазах вместе со своими тремя спутниками – Мило, Сад и Франц. Корабль приближался к ним довольно быстро и должен был погасить свою скорость перед выходом на орбиту Терны.
– Ну, что там у нас? – спросил Джон у своего помощника, войдя в рубку.
– Пока все в норме, капитан. Скоро мы выйдем на орбиту и займемся полным сканированием.
– Хорошо. Вита, время торможения?
– 10 секунд, – ответил бортовой компьютер приятным женским голосом.
– Прекрасно, – Джон занял свое место. – Через сколько мы будем на орбите?
– Через час, капитан.
– Тогда выведи еще раз по кораблю информацию о Терне для команды. Им предстоит много работы после того, как я побываю там с биологом.

Во всех общих отсеках и кают-компании засветились голографические изображения планеты, к которой приближался корабль. Данные об атмосфере, температуре на поверхности, времени обращения вокруг светила и своей оси, прогнозы по заселению живыми существами, растительностью и т.д. Появлялись и пропадали графики, таблицы по планетам такого класса и данные с зонда-разведчика, побывавшего здесь несколько месяцев назад. Все это команда видела много раз еще на базе. Теперь им предстояло выяснить, как же обстоят дела на самом деле.

Выйдя на стандартную орбиту, корабль сделал несколько витков и собрал полную информацию. Планета была сплошным материком, который прорезало множество рек, озер, ручейков, впадающих друг в друга, а затем в несколько десятков морей. Океаны на Терне отсутствовали. Вся поверхность была покрыта густым лесом, и никаких признаков высокоорганизованной цивилизации не наблюдалось – один девственно чистый лес. Атмосфера приближалась к земной с разницей по кислороду, а азот и углекислый газ были в норме.
– Спускаем зонды, – приказал Джон, мысленно потирая руки.
– Есть, капитан, – отозвался бортовой компьютер.

Планета с подобными характеристиками не самая большая редкость в галактике, но все такого класса уже заселены земными или чужими колониями. Еще одна не помешает для растущей цивилизации людей. Через час зонд подтвердил данные, которые были получены с орбиты. Вода, воздух, зеленый лес, мелкая живность и полное отсутствие мыслящих существ и каких-либо останков цивилизаций.
– В таком случае, пора спуститься и установить наши флаги! – Джон поднялся с кресла, – Михаил, оставляю корабль на тебя, – обратился он к помощнику.
– Есть, капитан! – нарочито по-солдатски козырнул тот. Джон только посмеялся – ведь это удача для всей команды. Из десяти планет, данные по которым были получены на базе, пригодной оказалась только Терна, что по статистике – хороший результат, но не достаточный для команды этого корабля и их капитана, Джона Смайла.

Капитан спустился к шлюзу. Вместе с ним должна была лететь биолог Дина Ромашкова, но дама почему-то задерживалась. Через пару минут она появилась в полном скафандре и быстро запрыгнула в небольшой катер.
– Опаздываете, боец! – отчитал ее Джон.
– Простите, капитан, припудривала носик. Как-никак первый выход в свет на этой планете.
– Ох, договоритесь когда-нибудь, девушка, отправлю Вас камбуз мыть.
– Вы уже грозились, – Дина засмеялась, – Но, как выясняется, без меня, как биолога, Вы никуда! Кто же будет новые виды изучать?
– А я после этого рейда, на полученную премию заведу себе автоматическую самопередвигающуюся станцию! – парировал капитан.
– Ничего не получится, я лучше всяких роботов!
Возразить было нечем. Капитан, смеясь, покачал головой и открыл шлюз.

Посадка вышла мягкой, юркий маленький катер легко нашел себе место на поляне возле реки. Проверив несколько раз показания датчиков за бортом, Джон и Дина вышли на поверхность.
Под ногами стелился ковер растительности, напоминавшей земной мох – такой же мягкий, зеленый и низкорослый. Поляну окружали высокие деревья с очень длинными острыми зелеными отростками – нечто среднее между хвоей и листвой. Меж ветвей виднелись круглые ярко-синие шары – возможно, это и были плоды. Кустарник, как таковой отсутствовал, во всяком случае, на этой поляне. Узкая река стремительно неслась к ближайшему озеру, растительности на ней не наблюдалось, а сквозь прозрачную воду можно было заметить шустрые тени, которые сновали в разные стороны, не взирая на течение.

"Опять вы!" – раздалось в голове Джона. От неожиданности он повернулся, но за спиной никого не было.
– Дина, это ты сказала? – обратился капитан к биологу и по ее лицу понял, что она это тоже слышала. Они еще раз осмотрелись – никого.
"Ну, чего вы завертелись? С вами говорят! – Опять зазвучало в голове, – Шлем-то снимите, сами знаете, что безопасно".
Джон сделал над собой усилие, пытаясь смахнуть наваждение. Сознание казалось ясным и четко воспринимающим действительность. Если бы не этот голос...
"А действительно, все проверено много раз, параметры соответствуют, токсинов нет. Что мы мучаемся?" – подвел он мысленный итог и отстегнул шлем.

Сочный влажный воздух наполнил легкие своим блаженством и чистотой. Никакая стерильная атмосфера корабля или космической станции не сравнится с такими ароматами! В душе сразу защемило, и естество стало выбираться из рамок душной необходимости бытия, словно они вернулись в земное детство. Захотелось упасть на землю и смеяться от счастья. Эмоции переполняли душу, мешая сознанию трезво мыслить. Дина, глядя на капитана, последовала его примеру. Вдохнув свежеприготовленный воздух планеты, она рассмеялась и закружилась по поляне.
"Эй, только не надышите тут! Без резких эмоций!" – опять раздался голос в их сознании. Дина остановилась и посмотрела на Джона, который только развел руками, мол, я ни при чем.

Такая подходящая планета для новой колонии. Но наличие на ней высокоорганизованного разума совершенно не вписывалось в планы ни Джона, ни его командования. Поскольку по межгалактическим договорам, если планета занята – никто не может на нее претендовать. Возможно совместное существование, но при наличии целого пакета документов об обоюдном согласии, в котором прописывается каждый пункт прав, возможностей и, самое главное, ответственности за ущерб, причиненный другим совладельцами планеты. Такие договора, обычно, заключаются по незаселенным планетам и крупным астероидам, которые были обнаружены разными цивилизациями практически одновременно. Тогда стороны сами стремятся к быстрой и полюбовной договоренности, и "бумажная" волокита занимает мало времени.

– А с кем мы говорим? – капитан решил вступить в переговоры.
"Начинается... Сколько тебя помню – ты не меняешься!" – долетела до сознания людей чужая мысль.
– Неужели?.. – удивился Джон. – Не припоминаю наши встречи, может быть, напомните?
"Напомнить? Можно и напомнить – человечество почему-то всегда страдает короткой памятью, на мой взгляд. Вот ты, босоногий, крутишься возле одной моей части, пытаешься проткнуть ее сухим отростком дерева, а когда я реагирую на твои фокусы – плачешь и бежишь к прародителям. Больше ты ничем не пытался меня протыкать".
Джон посмотрел на Дину, надеясь, что она, как биолог и специалист по внеземным цивилизациям, найдет объяснение происходящему. Но девушка молчала, наблюдая за ситуацией и даже не пытаясь в нее встревать, полагая, что данных для выводов мало.

– Интересно. Значит, мы встречались, когда я был еще ребенком? – Джон опустился на землю.
"Не только. Да я видел, как ты достиг определенного размера, но мы встречались и позже. Однажды ты с такими же беспечными особями пришел в лес развлечься, как это делают люди. Должен сказать, что та встреча была для меня еще менее приятной".
– Что же мы натворили?
"Мне даже не хочется об этом вспоминать. Люди иногда вытворяют совершенно непостижимые для моего разума вещи. А последствия весьма печальны – одна моя часть была полностью уничтожена, а другая – сильно повреждена. Я так и понял причин, по которым вы совершили на меня нападение", – прозвучал ответ.
Джон напрягся, возможность заселения этой планеты людьми быстро испарялась. Встречи с неизвестным происходил на Земле, причем давно, а память у этого существа оказалась на редкость хорошей. Капитан только надеялся, что не злой.

– Да, юность людей всегда сопровождается курьезами, – Джон сделал попытку найти пути примирения, – разве это не соответствует Вашему образу развития, когда молодая особь еще плохо ориентируется в принципах сосуществования с другими цивилизациями?
"Не знаю, что такое юность, поскольку был всегда. И как я не догадался сразу? Человечество постоянно ищет себе оправдание. Уничтоженные леса, развороченная поверхность, нарушенные балансы, которые однозначно приводят к гибели всей планеты!"
– Но ни одна планета, на которой есть наши поселения, еще не погибла! – возразил Джон.
"Что не видит коротко мыслящий, то увидит долгоживущий!" – теперь капитан и биолог ощутили насмешку. Они переглянулись. У них не было возможности даже обменяться мнениями, поскольку их могли услышать, а записки увидеть и, возможно, расшифровать. Оставалось полагаться только на интуицию.

– Простите, а Вы знакомы только с ним, или меня тоже знаете? – подала голос девушка.
"Конечно, знаю! Маленькое округлое существо в какой-то светлой оболочке, часто приходившее к одной моей части и внимательно наблюдавшее за ее жизнью. Потом существо подросло и громко кричало на несдержанных особей, которые пытались мне навредить. Иногда этому существу приходилось применять тактику укусов и ударов. Позже мы встречались неоднократно. И на других планетах тоже. Ты брала мои элементы в прозрачные сосуды и помещала в замкнутые пространства для изучения. Я не очень этому радовался, но серьезного вреда ты никогда не причиняла, что для поведения человеческой особи не характерно", – немного тепла заползло в сознание Дины.

– Простите мне мою прямолинейность, – вкрадчиво начал Джон, поглядывая на Дину и пытаясь держать свои эмоции под контролем, – но мы можем перейти к визуальному контакту? Наша беседа станет более конструктивной, когда мы будем видеть друг друга.
"Странно, люди не дальнозорки при совершении своих действий, но с близкими объектами их зрение всегда справлялось. Разве вы меня не видите?!"
Дина и Джон снова переглянулись и отрицательно покачали головами.
– Нет, простите.
"А если подойти к деревьям?"
Люди так и сделали. Осторожно поравнявшись со стволами, они внимательно огляделись по сторонам. Никого не было, только большие кучи хвойных листьев прикрывали корни, выступавшие из почвы. Здесь, по большому счету, спрятаться было негде – кустарника нет, деревья тонкие и поэтому лес хорошо просматривается. Правда, с невидимыми формами жизни им еще не приходилось сталкиваться, хотя ученые уверяли, что такое возможно при определенном преломлении света в атмосфере.

"Ну, что?"
– Нет, простите, – развела руками Дина.
"Люди. Что с вас взять. Вы замечаете только то, что считаете достойным внимания. А так?"
Под ногами зашевелилось и на поверхность из-под листьев и корней выползло огромное количество маленьких существ, сильно напоминавших обычных земных муравьев. Они построились шеренгами, встали на задние лапки и, как один, замерли. Капитан и биолог онемели от удивления и молча разглядывали насекомых.
"Ну, надо же, заметили! Так, наверное, вам будет еще понятнее".
Условно муравьи забегали и стали компоноваться группами. Через минуту на людей смотрело лицо, выложенное живыми насекомыми. Лицо зашевелило губами и широко улыбнулось. Дина почувствовала, что еще немного, и она упадет в обморок, но, сделав над собой усилие, потянулась к небольшому контейнеру на поясе.

"Вот только не надо опять сажать мои элементы в ваши стеклянные сосуды! – беззвучно говорило лицо, передавая слова мысленно. – Подтверждаю, что эти точно такие же, как и на вашей родной планете, Земле, кажется".
Дина опустила руки.
"Вот так-то лучше, – муравьиное лицо улыбнулось. – Вы присаживайтесь, поговорим".
Люди машинально опустились на мох.
– Но как?! – недоумению Джона не было предела.
"А вы считаете, что только одна ваша цивилизация способна развиваться и перемещаться среди звезд? Человеческой самовлюбленности нет предела!" – усмехнулось муравьиное лицо.

– И все же? Безвоздушное пространство, огромные расстояния – все это требует определенных затрат, разработок, кораблей, навыков, наконец!
"Никто и не спорит. Но, как я уже говорил, вы видите только то, что считаете достойным внимания. А мои элементы настолько малы, что вам нет до них никакого дела. Что позволяет мне пользоваться вашими достижениями, разработками и навыками. Мне нет необходимости самому что-то строить, когда это есть у вас".
– Вы хотите сказать, что пользуетесь нашими кораблями, как возможностью достичь другой планеты? – уточнила Дина.
"Разумеется. А почему бы и нет? Вы не мучаетесь сомнениями, когда разрушаете мои части, если этого требуют ваши цели. Так почему я должен сомневаться, преследуя свои – воспользоваться вашей техникой или нет?"

– Хорошо, – снова заговорила Джон, – а как Вы оказались на этой планете раньше нас?
"Вы же посылаете корабли-разведчики? И я посылаю. Здесь моим разведчикам повезло – по природным условиям мир оказался самым, что ни на есть, пригодным для развития моих частей, а врагов здесь не было. До сегодняшнего дня".
"М-да... – неосмотрительно подумал капитан, – если в Межгалактическом Совете по правам цивилизаций узнают об этом разговоре, то Земному сообществу вкатят такие штрафные санкции, что мало не покажется, а я буду всю оставшуюся жизнь играть в шахматы где-нибудь на захолустном астероиде. И как же теперь быть? Оформлять договор совладения? На все планеты?! Включая ЗЕМЛЮ?!"

"А что за договор?" – поинтересовалось муравьиное лицо.
– Какой договор? – встрепенулся капитан, – Я ничего не говорил.
"Но подумал!" – лицо приветливо улыбнулось.
Дина кинула на Джона красноречивый взгляд и покрутила пальцем у виска.
"Идиот? – уточнило лицо, – Это кто?"
– Познакомьтесь – это Джон Смайл, капитан корабля "Вита", – сквозь зубы проговорила Дина.
"Имя? Да, вы же пользуетесь именами. Мне оно не нужно, меня некому звать. Я всегда был и всегда буду один единственный. Так Джон Смайл или Идиот?" – уточнило лицо.
– И то и другое... – мрачно ответила биолог.

"Хорошо, вернемся к некому договору. Чем занимается Межгалактический Совет по правам цивилизаций? Что такое штрафные санкции? И по каким планетам, включая Землю, я должен подписать договор? – муравьиное лицо постаралось передать самые приветливые эмоции, которое только у него получались. – Ведь я тоже – цивилизация и есть везде, где есть люди!"

Плечи Джона поникли, а в голове почему-то возникли слова гимна космонавтов Земли:
"Мы режем черное пространство
И время кораблем-стрелой.
Чужда оседлость, постоянство,
Когда до звезд подать рукой.

Мы пропасть меж двумя мирами
Преодолеем и вперед!
Пусть слава гонится за нами,
Ее никто из нас не ждет..."

© Smoky. Apr 09-10 2008


Рецензии к "Пату"

Дракон Рассвета : "Тогда выведи еще раз по кораблю информацию о Терне для команды. Им предстоит много работы после того, как я побываю там с биологом" – замечание для школяров, но никак не для классных спецов, которыми должны быть члены команды. Тем более, что "все это команда видела много раз еще на базе". Они совсем глупые и ничего не помнят?
"Через час зонд подтвердил полное отсутствие мыслящих существ". Было бы чрезвычайно интересно познакомиться с признаками, определяющими "мыслящее существо". Они, наверняка, очень простые, если даже зонд-автомат с ними управляется.
Несколько по-детски описаны герои, их переживания и мысли. Мне кажется, не так должны вести себя "космические волки". Например, "Здесь, по большому счету, спрятаться было негде – кустарника нет, деревья тонкие и поэтому лес хорошо просматривается". У меня первая возникшая мысль – что говорит кто-то из растений. А герои даже такого элементарного предположения не сделали...
Сама идея очень неплоха, я бы даже сказал – весьма актуальна, хотя и эксплуатировалась уже многократно.
Strannik : Хотел больше. но герои просто не прописаны. Хотя сама идея неплоха.
IvanDark : Не... я так не играю. Хочу проехать по стилистике. Как только дело приняло приземленный оборот – стало все хорошо. Почти. Хотя несколько диалогов – скажем прямо, смутили.
Выход на орбиту, простите, надо тренироваться. Минус однозначно, много есть приемов написания. От научно-фантастических до простых – быстро-описательных.
Хммм... идея... ну, да – было, впрочем автор мог и не знать. Впрочем... мы тоже многого не знаем. Посему отринем. Идею не трогал. Стилистика очень "накомканная" в начале.
Chunya : Да-а-а, возможно, есть люди, способные увидеть то, что не совсем видно большинству окружающих. Но, как мне кажется, слегка не по теме.
Smoky : Возможно, Дракон и прав по поводу "тупости" команды, что ей надо все повторять. Но мне не показалось это удивительным – такое распространено и у нас на бренной, так сказать: спецназу (и прочим службам) все разжевывают по сотне раз, чтобы до автоматизма.
Простота образов – да, герои, вообще, по сути не прописаны. А надо ли? У меня сложилось такое впечатление, что автору было все равно, кто встретится с... ммм... коллективным разумом тех, кого мы, на самом деле не замечаем. Ведь именно наш дорогой Маг всегда борется за равенство существ (рас – простите, Дракон, я сама запуталась, как там правильно). Так что же Вам не понравилось? Как раз вещица-то для Вас – это вечное, необоснованное человеческое превосходство привело к таким глобальным последствиям. Полный идиотизм ситуации для человека-себя-любимого.
Мне понравилась идея. Написано лаконично и забавно. Тема прописана и не прямолинейна. Возможно, немного простовато.
Лотадан : Вот странно, я так мало читаю фантастики, а все равно очень часто возникает чувство, что это уже где-то было. Рассказик написан не плохо. В некоторых местах даже красиво, но вот на счет этого разума не совсем понятно. В начале я предполагал, что речь идет о лесе, но потом появились муравьи. И получается, что речь уже идет о самой жизни, некой живой субстанции, в которую человек почему-то не входит. Странно это все.
Тень : Мнение судьи : Читая выпад, так и не смог отделаться от впечатления, что читаю фантастику 80-х. Не лучшие ее образцы. Но и не худшие. Серединка на половинку. Весь антураж соблюден. Вернулся в подростковый возраст... Согласен с мнениями, высказанными в зале для голосования, о схематичности Выпада.
Мнение судьи – при данной стилистике было необходимо что-то более "ударное". Трудно сказать, что. Следов внутри Выпад практически не оставляет.
Вердикт: Стандартно. Справедливо.

Критик Ордена, Dalahan Dalyet : Нет, ну чисто женская философия! Сначала, паразитом странствуя по Космосу, облюбовать себе прелестную планетку. Затем втихаря обосноваться. Подчинить все и вся на ней (даже муравьев) своей воли. А потом еще и обругать непрошеных гостей (на горбу которых, к слову сказать, ОНО на эту планетку, собственно, и попало), что мол: "Грязь заносите! Топчите! Перегаром дышите!".
Фантастика!!!


Мышка.
Все произведение "Ониксовая мышка" смотри в Магии Пера

Все события и персонажи выдуманы,
любые совпадения случайны.

– Почему ты никого не любишь? – однажды спросил он.
– А зачем? – удивилась я, внутренне подмечая нелепость его вопроса и такую же нелепость своего ответа.
– Как зачем?! – он даже всплеснул руками, – Это же так здорово – любить и быть любимой! Это важно в жизни! Все в этом мире построено на ней. Поэтому нельзя жить без любви. Ведь ты добровольно загоняешь себя в темницу.
– В какую темницу? – не поняла я.
– В темницу одиночества и отчужденности.
– Не вижу никакой темницы вокруг, – я попыталась отшутиться, – вон, даже солнце светит в окно.
– Не ерничай!
– Да что ты заладил – темница, темница! – я почувствовала, как легкое недоумение от внезапно возникшей беседы, в котором я пребывала, плавно перетекало в раздражение.

И, правда. Чего он пристал с глупостями? Стою, никого не трогаю, делаю вид, что занята. Неужели больше поговорить не о чем? Темы закончились? Или фантазия иссякла?
Я поймала себя на мысли, что внимательно разглядываю сама себя со стороны. А со стороны я выглядела довольно забавно: лоб нахмурился, брови чуть сдвинулись и еле заметно шевелились, отчего взгляд становился сердитым. Я мысленно хихикнула и стерла суровость с лица. Вот еще – давать повод думать, что он задел меня за еще местами живое.

– Ну, так что там с темницей? – поинтересовалась я веселым тоном.
– Ты в ней сидишь, – невозмутимо ответил мой собеседник.
– Угу... И давно? – я хитро прищурилась и повернулась к нему, оставив в покое мелкие вещицы, которые до этого перебирала, пытаясь найти им новые выгодные ракурсы на полке.
– Тебе виднее.
Его невозмутимость действительно начинала меня раздражать. Я сделала быстрый выдох и собрала разрозненные остатки мыслей. Ну, право слово, так было хорошо: солнце светило, под его лучами искрился снег, мороз не сильный – просто картина маслом и на душе легко и спокойно. Было... И тут здравствуйте – кого-то пробило на мудрость и на "давай я научу тебя жить"!

– Неужели у тебя в памяти не осталось ничего хорошего? – снова заговорил он.
– У меня в памяти ничего нет, – я пожала плечами и присела в кресло напротив собеседника, – вернее, в памяти есть – я на нее пока не жалуюсь, но ощущений никаких – тишь и гладь. И мне в этом покое тепло и сухо.
Мы помолчали.
– И причем тут темница? – снова заговорила я, разглядывая мышку из оникса, что случайно прихватила с полки, – Темница – это когда плохо, когда внутри все клокочет и хочется вырваться. А мне и так хорошо, – я опять равнодушно пожала плечами, – Меня ничто и никто не беспокоит. Я могу спокойно спать, когда над головой ничего не ремонтируют, думать самостоятельно, чувствовать свои эмоции, а не чужие, и никто не висит на душой, не давая сосредоточиться ни на чем другом. С меня хватит таких "удовольствий", – я положила мышку на ладонь и вытянула руку, разглядывая, как лучи солнца играют на блестящей поверхности и путаются в прожилках камня.

Мой собеседник молчал. Он явно ждал продолжения. А ждать продолжения мог только тот, кто тебя очень хорошо знает. Но с другой стороны, разве человек, который вроде бы видит тебя насквозь, стал бы задавать такие нелепые вопросы?!
Я посмотрела ему в глаза. М-да... ждет. Вот сидит на моем диване и, невинно хлопая глазками, продолжает ждать.
– Меня вполне устраивает, что я внутренне ни от кого не завишу, – заговорила я, отвечая на терпеливое ожидание, – Меня вполне устраивает, что меня не терзают сомнения и вопросы о моей необходимости и важности для кого-то, что я не дрожу от одной только мысли потерять. Теперь... мне это все недоступно. И... туда этому всему и дорога.
– Это не ты говоришь, – спокойствие сфинкса сквозило не только в его голосе, но и во всем виде.
– Мило, – я усмехнулась, – а что здесь есть еще кто-то?

– Любовь – это важная составляющая жизни, – он встал и подошел к окну, – Любой жизни, какой бы долгой и трудной она не была. Это искра всего живого.
– Да? – пальцы непроизвольно застучали по подлокотнику, и мне пришлось сделать над собой усилие, чтобы их остановить, – Срок жизни твоей искры равен максимум нескольким фазам Луны. А дальше она тускнеет, – я развела руками, – потому что на ней начинает оседать космическая пыль. А уж чего там только не приносит! Из космоса. Метелочка и совок для удаления мусора с ценности быстро ломаются – приходится стирать и сушить. Потом снова стирать, и снова сушить. И так до тех пор, пока некогда яркий блеск окончательно не исчезнет. Ну, у кого-то терпение оказывается безграничным... – я хитро прищурилась, – местами. А кому-то новое и яркое дороже застиранно-родного.
– Бывает и так... – он даже не повернулся.
– И если это продолжается много раз, рано или поздно наступает момент, когда человеку больше ничего не надо. Ему надоедает искать уникальное творение, Искру, как ты называешь, которая не боится стирки.
– Но Любовь надо не только зажечь, но растить и беречь.

Я смотрела на спину собеседника и ощущала медленно всплывающее на поверхность желание стукнуть ее. Причем больно. Вместо того, чтобы разводить тут философию, мог бы сам зажечь Искру. Свою. Ну, хоть для кого-нибудь! А этот сыч вот уже который год ходит по миру один, видимо, в поисках счастья. Ни для кого не светит! И даже не отсвечивает.
Сколько же в нем неизрасходованной энергии – пахать, да и не только! С его умом, заботливостью и талантами он может осчастливить если не каждую вторую, то уж каждую третью точно. А на данный момент, который, прямо скажем, затянулся, что-то я не улавливаю запаха "салатиков".

Исчезает на неопределенное время, появляется, как чертик из шкатулки – столь же неожиданно. Ни "извини, что долго не был", ни "я скучал". Приходит и сидит довольный, радуясь, видимо, за меня: он пришел – бубен, танцы-пляски и праздничный колокольный перезвон!
Мой собеседник повернулся. Он спокойно и, мне даже показалось, почти равнодушно приблизился к креслу, где я сидела. Несколько секунд он смотрел на маленькую мышку у меня в руках, затем галантный поклон, светский поцелуй руки и...

– Ну, я, пожалуй, поеду, а то пробки на дорогах, – пробубнила удаляющаяся спина, – а мне еще... – а вот что "еще" потонуло в квартирных поворотах и шуршании куртки.
Я автоматически встала и пошла в коридор. Пара стандартных фраз на прощание: "звони", "непременно", "заезжай еще", "конечно" и аккуратный щелчок закрывающейся тяжелой двери.
Я вернулась в комнату. Что это было? А может быть, мне померещилось, и никакого разговора не было? Этой нелепой попытки узнать, что я думаю и чувствую... А, главное, зачем?!

Маленькая мышка из теплого желто-песочного оникса красовалась на журнальном столике рядом с креслом. На ее тщательно отполированной поверхности играли последние лучи заходящего зимнего солнца, забираясь в прожилки едва прозрачного камня, отчего казалось, что мышка живая, и малейшее движение может ее спугнуть.
Я замерла и, затаив дыхание, наблюдала за игрой света, ожидая, чем все закончится.

Ведь я не хотела, чтобы мышка убежала.

© Smoky. Dec 19 2007


Великим Начинаниям – Удача и Великие Свершения!
Долгим Походам и Странствиям – Счастливый Исход!
Уставшим Путникам – Яркий Свет и Добрый Огонь!

Библиотека   Хранилище Преданий   Smoky, Тайный Советник, Хозяйка Цитадели
 

© Орден рыцарей ВнеЗемелья. 2000-2015. Все права защищены. Любое коммерческое использование информации, представленной на этом сайте, без согласия правообладателей запрещено и преследуется в соответствии с законами об авторских правах и международными соглашениями.

Мир ВнеЗемелья ВнеЗемелье это – вне Земли...
  Original Idea © 2000-2019. ISNik
  Design & Support © 2000-2019. Smoky


MWB - Баннерная сеть по непознанному

Баннерная сеть сайтов по непознанному

Kаталог сайтов Arahus.com Анализ сайта Яндекс цитирования